1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Россия: последние месяцы свободной Сети

Законы о блогерах, о запрете мата, о пропаганде экстремизма - почти каждую неделю Госдума РФ придумывает что-нибудь новое. Участники конференции Global Media Forum в Бонне рассказали DW, можно ли с этим бороться.

В России 42 процента граждан получают информацию о происходящем в мире через интернет, предпочитая онлайн-источники традиционным СМИ, сообщил на международной конференции Global Media Forum в Бонне представитель Совета по международным исследованиям и обменам (Irex) Майкл Мирски. Сейчас российское государство задумалось о методах контроля за интернетом. Но к этому моменту он развился до такой степени, что контролировать его уже сложно, считает Мирски.

Блоговолны

С 2008 года в Рунете можно было наблюдать явление, которое главный редактор интернет-портала Besttoday.ru Марина Литвинович называет "блоговолнами". Это означает, что в какой-то момент много пользователей социальных сетей начанают писать на одну и ту же тему, она переходит в СМИ, оттуда - обратно в блоги, а в результате накапливается критическая масса высказываний, которые позволяют что-либо изменить в поведении государственных органов или даже в законодательстве.

Марина Литвинович

Марина Литвинович

Первая блоговолна была вызвана арестом юриста нефтяного концерна ЮКОС Светланы Бахминой, напомнила Литвинович. Все началось с сообщения, которое написала одноклассница Бахминой, Ольга Калашникова. Она отправила президенту России личное письмо с просьбой помиловать бывшего юриста ЮКОСа. Тему подхватили другие пользователи, затем она перешла в СМИ и приобрела политический смысл.

В итоге Бахмину освободили - и люди почувствовали свою силу, поняли, что могут что-то менять, рассказывает Марина Литвинович. Примерно по той же схеме развивались и другие блоговолны - акция в поддержку телеканала 2х2, требование реформы полиции, протест против мигалок на дорогах ("Синие ведерки"), самоорганизация граждан для помощи пострадавшим от пожаров и так далее.

Чтобы событие вызвало "волну", было важно, чтобы информация исходила от частного, не публичного лица и содержало эмоциональную персональную историю. В то же время очень важна была поддержка СМИ и топ-блогеров с многотысячной аудиторией.

Законы меняют с удивительной скоростью

В 2011 году во время выборов в Госдуму ситуация изменилась - блоговолны впервые приобрели отчетливо политический характер. Движение "За честные выборы", в поддержку которого на улицы выходили сотни тысяч человек, во многом зародилось в Сети, напоминает Литвинович: "Власть поняла, что уличное противостояние было подготовлено интернетом. Они увидели, что в онлайн-сообществах нет организаторов, которых можно посадить, и поэтому увидели опасность в интернете как таковом".

За три года, прошедшие с того момента, изменилось более 60 процентов законодательных норм, регулирующих новые медиа, заявил управляющий партнер московской "Коллегии медиа юристов" Федор Кравченко. "Разработка законопроектов, регулирующих интернет, ведется в строжайшей тайне и ни с кем не обсуждается", - подчеркнул Кравченко. По его словам, многие законы принимают с огромной скоростью: между внесением законопроекта в Госдуму и его принятием может пройти всего одна неделя.

Инвесторы в ужасе

Сейчас свободный интернет доживает свои последние месяцы, считает Федор Кравченко. "В данный момент у власти есть 5-6-7 способов в любой момент выключить что угодно: можно посадить главного редактора, можно аннулировать лицензию, можно конфисковать весь тираж любого издания", - перечисляет юрист.

Федор Кравченко

Федор Кравченко

Принимать столь строгие меры даже не обязательно - достаточно, например, подать на онлайн-ресурс в суд за клевету. "Штраф за клевету у нас в 125 раз выше, чем за торговлю наркотиками - 5 миллионов рублей, - пояснил юрист. - Для большинства региональных онлайн-СМИ это неподъемная сумма". В частности, Кравченко вспомнил случаи, когда "клеветой" на сайте оказывались обычные отзывы пользователей, критиковавших деятельность какого-либо коммерческого предприятия.

Средства давления на интернет в России избыточны, считает Федор Кравченко. Большинство из них даже не применяют - любого достаточно, чтобы уничтожить любой ресурс. "При этом многие законодательные нормы то вводят, то отменяют, как, например, тот же закон о клевете. Разумеется, от такого юридического климата инвесторы просто в ужасе, что также негативно отражается на интернет-бизнесе", - подчеркивает Кравченко.

Суд на стороне интернета

Однако со всеми этими ограничениями пока еще можно бороться, считает Федор Кравченко: "У нас есть то преимущество, что власть сейчас играет по правилам - не устраивает "маски-шоу", не подбрасывает наркотики". Когда речь идет о явно неполитическом деле, судьи в регионах нередко занимают беспристрастную позицию, рассказал юрист: "У нас, например, были случаи, когда судья принимал решение наперекор воле губернатора. При наличии хорошего юриста СМИ и социальные сети могут играть против государства".

Поэтому требуется "наплодить как можно больше медиаюристов", считает Кравченко. Сейчас в большинстве регионов РФ все юристы работают в крупных медиакомпаниях, а небольшие издания позволить себе эту услугу не могут. Необходимо, чтобы адвокатов, специализирующихся на СМИ и новых медиа, стало так много, чтобы даже небольшая газета, тиражом до 5000 эксемпляров, могла нанять адвоката на постоянное место работы, говорит управляющий партнер "Коллегии медиа юристов".

Марина Литвинович по-прежнему считает интернет и социальные сети эффективным средством воздействия на политическую и общественную жизнь. "Правда, некоторые мои друзья сейчас сидят в тюрьме, но это издержки", - заявила популярный блогер и главный редактор портала Besttoday.ru.

Смотреть видео 10:40

Марина Литвинович: "Во время войны нет спроса на правду"

Аудио- и видеофайлы по теме