1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Россия, Китай и «щипковая политика» Туркменбаши

Цель поездки Игоря Иванова в Азию – восстановить влияние России там, где всё сильнее становятся позиции США.

default

Цзян Цзэминь и Игорь Иванов

Министр иностранных дел России Игорь Иванов, побывав сперва в Китае, на встрече глав внешнеполитических ведомств стран ШОС, отправился в Туркменистан, а затем в Узбекистан. Несмотря на то, что в повестке дипломатического дня в Пекине и в Ташкенте были проблемы безопасности и борьба с терроризмом, в Ашхабаде – статус Каспия и подготовка визита в Москву Сапармурата Ниязова, аналитики полагают, что основная цель вояжа Иванова – это попытка восстановить влияние России в регионе, где всё больше усиливают свои позиции США и их прямые союзники по НАТО. Злые журналистские языки говорят о том, что, пока Иванов заверяет Центральную Азию в вечной дружбе и напоминает об общности истории и интересов, США отсылают в бывшие советские республики солдат, военную технику, ограничивая тем самым местных исламских экстремистов. За это новые государства получают инвестиции и кредиты. При таком положении дел, считают комментаторы, России вряд ли стоит рассчитывать на лидерство в центрально-азиатском регионе. Тем не менее, нельзя забывать, что Россия остается одним из важнейших членов «Шанхайской группы», что ШОС только что продемонстрировала завидное единство взглядов, и что, по словам узбекского журналиста Улугбека Эргашева,

- По сути эта организация не что иное, как удачно найденная форма контроля над Центральной Азией со стороны двух гигантов - России и Китая, которых объединило в том числе и нежелание пускать в регион третьего игрока – США.

Москва, сотрудничая с Пекином в этой организации, рассчитывает выдавить из региона Запад и исламских фундаменталистов. Китай не намерен ограничиваться этим и собирается вытеснить оттуда и Россию. Но без участия России Китаю было бы сложно объединить центральноазиатские страны. Однако Пекин умело разыграл российскую карту, потакая геополитической заинтересованности Москвы в российско-китайском сближении в пику американскому гегемонизму, мечтам держать США в страхе перед российско-китайским сближением, якобы создающим в регионе некий центр силы, противостоящий диктату Вашингтона. В результате удалось зажать азиатскую часть СНГ в клещи между Москвой и Пекином. "Шанхайская пятерка", гордо напоминают китайцы, объединяет 25% жителей Земли или три пятых населения Евразии. И она способна сыграть важную роль в создании многополярного мира, в котором не должно быть места гегемонии единственной оставшейся после холодной войны сверхдержавы - США.

По мнению Улугбека Эргашева, Шанхайские договоренности могут стать сильным козырем и в переговорах Москвы с Вашингтоном.

Несколько иной взгляд представляет в интервью программе «Фокус» лидер туркменской демократической оппозиции Борис Шихмурадов, бывший вице-премьер республики и её бывший посол в Китае.

- Я не сомневаюсь, что ШОС будет действующим механизмом. Главная повестка дня этой организации сформирована на основе полного согласия. Может быть, кто-то видит возможность для развития нежелательных тенденций в отношениях между Россией и Китаем, но я думаю, что это не совсем корректный вывод. Китайцы – сдержанный народ. Они, прежде чем к чему-то приступать, многократно это дело анализируют, испытывают, может быть поэтому некоторым кажется, что Китай отстранен от того, что происходит в Афганистане. Но это не так. Я имел множество бесед на самом высоком уровне в Китае и могу Вас заверить, что во всем, что связано с борьбой с международным терроризмом, с обеспечением безопасности и налаживанием многопрофильного взаимовыгодного партнерства в регионе, Китай – за. Особняком тут стоит вопрос о двусторонних отношениях с Россией. И я думаю, что 21 век будет веком нормального развития отношений между этими странами и что рецидивов, эксцессов 20 века российско-китайские отношения не будут переживать.

Ölarbeiter drosselt die Ölförderung

"Есть труба - есть отношения, нет трубы - нет отношений!"

Но вернемся к поездке Игоря Иванова по Азии, и, в частности, к его встрече с Туркменбаши. На пресс-конференции после этой встречи российский министр, как говорят очевидцы, был немногословен, поскольку Президент Туркменистана пожелал сам ответить на вопросы и в основном рассказывал о проблемах дележа Каспия. Что же касается нейтралитета республики, выразившегося в отказе помогать антитеррористической коалиции, то этот вопрос остался неосвещенным, хотя, похоже, главу российского МИДа такая позиция Ашхабада вполне устраивает. Остается вопрос о том, в какой степени Россия может достигать своих целей в региональной политике, используя режим Туркменбаши, и насколько Центральная Азия, и в том числе, Туркменистан, может рассчитывать на Россию в своей политике? И в своей экономике? Как говорит Борис Шихмурадов:

- Россия? Всё зависит, извините за выражение, от трубы – есть труба, есть отношения, нет трубы – нет отношений. А со всеми остальными странами Туркменбаши занимается, я бы сказал, «щипковой политикой». Где-то какого-нибудь бизнесмена привлечет, где-то что-то построит, кто-то что-то предложит – и все это за счет туркменского национального богатства. Сегодня Ниязов утверждает, что в Туркменистане уже доход на душу населения превышает 5 тысяч долларов. Но это даже не лукавство, это вранье. Потому что не надо быть суперэкономистом, чтобы сделать самый примитивный рассчет: 5 миллионов населения у нас, умножим и получим валовой внутренний продукт 25 миллиардов долларов. Да даже ниязовская лживая статистика говорит, что ВВП не превышает 7 миллиардов!

Контекст