1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Россия: КГБ возвращается к власти?

Что общего между делом Закаева и делом ЮКОСа? Австрийская газета "Штандард" пишет сегодня о замене политической дискуссии старыми кагебешными методами.

В разбираемом лондонским судом деле Ахмеда Закаева, представителя чеченского президента Аслана Масхадова, на минувшей неделе произошел сенсационный поворот. Один из основных свидетелей обвинения, заявил, что давал показания под давлением российских спецслужб. Почти в то же время стало известно, что под психическим и физическим давлением значительно ухудшилось здоровье топ-менеджера крупнейшей нефтяной компании ЮКОС, который уже в течение двух недель находится в московской тюрьме ФСБ. Говорят, что в результате добавок в кофе и инъекций у него появились признаки паралича.

Фракция в Кремле

По общему мнению, за волной арестов среди бизнес-элиты, начавшейся в июле, стоит кремлевская фракция спецслужбистов, которые дают сигнал конкурентам – так называемым олигархам, - либо о том, что те должны держаться подальше от политики, либо даже о своем стремлении к переделу приватизированной в 90-е годы государственной собственности.

Кроме правозащитной стороны дела, надо сказать о политико-экономическом ущербе. За три недели концерн ЮКОС потерял 7 млрд долларов, быстро ухудшился инвестиционный климат.

Спецслужбы в России – наследники пагубной советской традиции. В отличие от других стран над ними нет действенного контроля со стороны парламента или какого-то другого органа. И если Борис Ельцин, раздробив КГБ на конкурирующие учреждения, хотел сломить власть этой организации, то президент Путин, сам бывший шпион, пытается повернуть машину вспять. Всего несколько месяцев тому назад он вернул ФСБ почти всю полноту власти легендарного КГБ.

Главное, однако, в том ,что на многие посты в Кремле, в правительстве и федеральной администрации он поставил своих бывших коллег, главным образом – из Петербурга. Как показало исследование, проведенное социологом Ольгой Крыштановской, люди с военным, а в особенности разведывательным прошлым взяли верх в правящей верхушке. Состав политической элиты "принципиально изменился", в ней господствуют антидемократические настроения и она ставит в повестку дня антиреформаторские вопросы.

Слуга двух господ

Примечательно, что эти люди остаются подотчетными не только своему новому руководству, но и своим прежним месту работы, но и по прежнему - перед ФСБ. Если недавно служба в КГБ являлась скорее пятном в биографии, то теперь стала козырем. Сам Путин говорил о том, что он пришел в президенты из ФСБ. Агентурное мышление всплыло и тогда, когда, Путин, улыбаясь, сказал Тони Блэру, что Россия давным-давно нашла бы оружие массового уничтожения в Ираке, если бы это было необходимо.

Замешаны ли спецслужбы в терактах 1999 года, после которых карьера Путина, объявившего о новой чеченской кампании, пошла вверх? Этот вопрос остаётся предметом спекуляций, как и прошлогодний захват заложников во время представления "Норд-Оста". Однако в любом случае открытой информации об этом в России не будет. Неприкосновенность спецслужб остаётся в силе. Ни один провал в связи с предотвращением и расследованием терактов до сих пор не привел ни к одной отставке.

Все чаще поднимается вопрос, не стал ли Путин заложником собственной кадровой политики. Может быть, он не получает полной информации обо всех акциях ФСБ? Если это не так, тогда почему он одобряет действия, мешающие декларируемому сближению с Западом, а теперь к тому же мешают экономическому подъему? Путин так и не перестал быть тайным агентом.

Контекст