1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Россия как страна "Боевого самбо"

Фундаменталистская нетерпимость и границы свободы творчества - главные темы фильма "Московские процессы", показанного в рамках кельнского литературного фестиваля Lit.Cologne.

Состоявшаяся в рамках кельнского литературного фестиваля Lit.Cologne демонстрация документального фильма "Московские процессы" вызвала среди местной публики очень большой резонанс. После просмотра была организована встреча с режиссером фильма Мило Рау (Milo Rau) и российским философом Михаилом Рыклиным. Рыклин был одним из экспертов в "постановочном" суде, который Рау организовал в марте 2013 года в Сахаровском центре в Москве.

Постановочный процесс - не первый подобный проект молодого швейцарского режиссера. В данном случае он как бы повторил суд над участниками и организаторами выставок "Осторожно, религия!" и "Запретное искусство", а также над группой Pussy Riot, пригласив как обвинителей и свидетелей, осуждавших эти выставки, так и художников, искусствоведов и адвокатов, защищавших право на творческую свободу. Были на "театральном процессе" и настоящий судья, и присяжные, представлявшие весь срез российского общества. Ход процесса (точнее - процессов) Рау снимал на камеру, а потом смонтировал фильм на основе отснятого материала. Его и показали в Кельне.

Вмешательство властей и самоцензура

Большое оживление в начале дискуссии, состоявшейся после просмотра фильма, вызвало обсуждение эпизода картины, в котором в Сахаровский центр, в самый разгар слушаний, ворвались сотрудники Федеральной миграционной службы. Они вдруг решили проверить документы швейцарского режиссера, а заодно и всей съемочной группы. А потом столь же неожиданно появился пикет "самодеятельных казаков". Явная цель и первых, и вторых - помешать театрализованному действу.

Идет проверка документов...

Идет проверка документов...

Пикантность ситуации состояла в том, что представителей, скажем так, державной точки зрения среди участников слушаний было очень много. Однако вторжение ФМС с казаками и в их рядах восторга не вызвало. Вмешательство властей повергло в раж Максима Шевченко, главного обвинителя на этих процессах, телеведущего с репутацией фундаменталиста, для которого определение "либерал", судя по его выступлениям, является чуть ли не самым страшным ругательством. Он поносил сотрудников ФМС, говоря, что они делают только хуже, что теперь об этом скандале сообщат все СМИ (и, кстати, оказался прав).

В российской власти - явная неразбериха, отметил Мило Рау, выступая перед кельнской публикой. По словам режиссера, хаос заходит так далеко, что (в зависимости от самых разных причин) автор той или иной художественной акции может получить за нее как премию, так и тюремный срок.

Михаил Рыклин с этим мнением не согласился. За последний год, считает российский философ, ситуация резко изменилась. Запугивание сделало свое дело: самоцензуры в России стало намного больше. Уже в фильме "Московские процессы" заметен пессимизм тех, кто отстаивал свободу творчества. А сейчас из-за Украины и Крыма атмосфера накалилась еще больше. "Общество расколото", - подчеркнул Михаил Рыклин. Он считает проект "Московские процессы" особенно удавшимся именно потому, что режиссер сумел собрать в одном зале людей, которые друг друга ненавидят. И они вынуждены были начать друг с другом разговаривать.

Контекст

Разговаривать - да, нодиалогом это все же трудно назвать. Судья, похоже, несколько иронично относилась к своей роли в судебно-театральном процессе. Но несколько раз ее голос становился жестким: когда она одергивала свидетелей обвинения, оскорблявших адвокатов. Нужно сказать, что и вопросы адвокатов порой звучали не как вопросы, а как обвинительные филиппики в адрес свидетелей. С угрозами, конечно, сравнивать нельзя, но все же не совсем корректно.

Возмущен ли народ?

Немецкий ведущий кельнского вечера наивно пытался провести хоть какие-то параллели между происходящим в России и западными представлениями о свободе искусства, а также найти логическое объяснение столь ярой ненависти "радикальных защитников православия", плохо сочетающейся с христианской терпимостью. "Это - псевдохристиане, - отвечал ему Мило Рау. - Иначе как могли бы вера и защита церкви сочетаться у них, скажем, с любовью к Сталину, который жестоко преследовал церковь? Их "праведный гнев" фальсифицирован".

Выставку "Осторожно, религия!", напомнил Рыклин, посмотрело всего-навсего 20 человек. Она шла три дня, не больше. А шуму подняли! "Если бы не сигнал сверху, если бы не это нагнетание ненависти, если бы не преследования, не судебный процесс, то выставка вообще бы прошла незамеченной, с точки зрения искусства она ничего особенного не представляла", - считает Рыклин. И "панк-молитву" Pussy Riot давно забыли бы, если бы девочкам дали по 15 суток, а не годы тюрьмы. "Проступок и наказание за него тут совершенно неадекватны: наказание было слишком жестоким", - подчеркнул Рыклин.

Мило Рау

Мило Рау

Что касается так называемых "православных активистов", громивших выставки в Сахаровском центре, то у некоторых из них, напомнил Мило Рау, декларированное православие абсурдным образом сочетается с фашистским и антисемитским мировоззрением. "Какой-то паноптикум! - сказал на вечере Lit.Cologne швейцарский режиссер. - Эти фашисты и антисемиты обвиняют художников и организаторов выставок в нарушении той самой статьи, за которую следовало бы судить их самих. И некоторых по ней действительно судили!"

Горькая ирония Глеба Якунина

Главная проблема в том, согласились участники дискуссии, что подобные "активисты" с их нетерпимостью и антидемократическим мышлением слишком влиятельны. Скажем, Максим Шевченко - не просто телеведущий, а политический деятель, человек, к которому прислушиваются.

Глеб Якунин

Глеб Якунин

Мило Рау процитировал Глеба Якунина, священнослужителя, бывшего диссидента советских времен. Якунин, говоря в фильме о главном погромщике выставок Владимире Сергееве, президенте "федерации православных граждан "Боевое самбо", с горькой иронией заметил: "Они всю Россию превращают в организацию "Боевое самбо".