1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Россия и Турция: курс на сближение?

После продолжительного конфликта отношения Москвы и Анкары, похоже, стали налаживаться. DW поговорила с экспертами о перспективах сотрудничества России и Турции.

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган

В среду, 27 июля, министр сельского хозяйства Турции встретился со своим российским коллегой в Москве. Министры договорились о тесном взаимодействии по аграрным вопросам. С этой целью первые делегации обеих сторон совершат взаимные визиты уже на следующей неделе. А вскоре после этого, 9 августа, Россию посетит президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Означает ли все это, что конфликт исчерпан и дипломатические отношения между странами вернутся в прежнее русло?

До и после путча

Да, отношения безусловно улучшились, констатирует руководитель Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ Анна Глазова. Это началось еще до того, как в Турции произошла попытка военного переворота, которая в корне изменила политический климат в стране. "После того, как 28 июня Россия приняла извинения Эрдогана за сбитый самолет, начались шаги к сближению", - говорит эксперт. А после путча было частично выполнено другое жесткое требование России - чтобы пилоты, сбившие российский самолет, были наказаны, напоминает директор Международной кризисной группы Екатерина Сокирянская. "Правда, пока они арестованы по другому поводу, - говорит эксперт. - Пилоты турецкого истребителя арестованы за связь с путчистами. Один объявлен участником попытки переворота. Тем не менее еще одно требование России выполнено, а мэр Анкары заявил, что это "параллельное государство разрушило наши отношения с Россией".

Сбитый турецкими ВВС российский СУ-24

Сбитый турецкими ВВС российский СУ-24

Репрессии, последовавшие после попытки госпереворота, стали еще одним катализатором сближения, предполагает старший научный сотрудник Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона Виктор Надеин-Раевский. "Страны Запада крайне отрицательно отнеслись к отмене моратория на смертную казнь и к масштабным репрессиям, в результате которых большая часть интеллектуальной верхушки страны оказалась выбита из общественной жизни", - говорит эксперт. В результате, Турция оказалась в изоляции, что вынудило ее искать другие опоры, считает он.

По словам Анны Глазовой, на фоне ухудшения отношений с ЕС и США Турция ведет перезагрузку внешней политики - как в отношениях с Россией, так и на Ближнем Востоке. "Нормализованы отношения с Израилем, видимо, скоро наладятся связи с Египтом. Устанавливается тесный контакт с иранским руководством", - поясняет эксперт.

Что сближает Россию и Турцию

Россия также может стать новой точкой опоры во внешней политике Турции, считает Надеин-Раевский: "В последнее время даже шла речь о вступлении Турции в ШОС и ЕврАзЭс". Кроме того, по мнению эксперта, обе страны объединяет антиамериканизм. "Высокопоставленные турецкие чиновники напрямую обвинили США в том, что путч был инспирирован оттуда. И это тоже сближает позиции России и Турции", - говорит Екатерина Сокирянская. "Эрдоган обижен на США и Евросоюз и, возможно, будет использовать шаги навстречу России как инструмент торга с Западом", - считает эксперт.

Одна из целей российских туристов в Турции

Одна из целей российских туристов в Турции

В то же время у Турции есть реальная заинтересованность в возобновлении отношений с Россией, напоминает Виктор Надеин-Раевский: "Прежде всего, экономическая. Это и российские туристы, которых страна в этом сезоне практически полностью потеряла, и сфера энергетики - проект "Турецкий поток", а также совместное строительство АЭС "Аккую", и торговые отношения с турецкими поставщиками".

По словам эксперта, полностью восстановить прежнее экономическое взаимодействие удастся не так скоро: "Российские туристы в этом году уже не вернутся в прежнем объеме. Во-первых, из-за проблем с безопасностью, во-вторых, многие запланировали отпуск зимой и весной, а его, как известно, два раза не дают". По его словам, строительные проекты, скорее всего, удастся возобновить довольно быстро, а что касается "Турецкого потока", то окончательное решение может быть принято как раз на встрече Путина с Эрдоганом 9 августа.

Что мешает сближению

Если в экономической сфере отношения между Россией и Турцией возродить можно, хоть и не сразу, но достаточно быстро, то политические "камни преткновения" ликвидировать гораздо сложнее, считает Надеин-Раевский: "Я даже не говорю про разногласия, связанные с Украиной, крымскими татарами и так далее. Главная проблема - это Сирия".

До недавнего времени Турция была транзитной территорией, через которую ИГ опосредованно получало поддержку, напоминает эксперт. "Через турецко-сирийскую границу проходило все - от боевиков до боеприпасов. А обратно шли колонны с нефтью - этот канал был позже пресечен авиаударами России, и теперь нефть поступает в Ирак - и оттуда уже в Турцию", - отмечает он.

Реджеп Тайип Эрдоган

Реджеп Тайип Эрдоган

Но после того, как Турция сама начала страдать от терроризма радикальных исламистов, ситуация несколько изменилась, говорит Сокирянская: "Сейчас границу серьезно укрепили, пересечь ее уже не так просто. По некоторой информации, есть люди, которые хотели бы примкнуть к отрядам боевиков ИГ, но не могут". В последнее время, по словам Анны Глазовой, турецкое руководство даже продемонстрировало готовность изменить позицию по отношению к поддерживаемому Россией режиму Асада. "В сирийском вопросе турки попали в тупик - и чем-то пожертвовать логично", - полагает Надеин-Раевский.

Русскоязычные мусульмане

Еще один интересный аспект взаимоотношений двух стран - это общины проживающих в Турции русскоязычных мусульман, рассказывает Екатерина Сокирянская. "Так называемые "мухаджиры" переселялись в Турцию с Северного Кавказа еще в XIX веке, - напоминает эксперт. - А недавно, после Олимпиады в Сочи, которая сопровождалась массовыми зачистками салафитского поля, началась новая волна - российские мусульмане, принявшие эту версию ислама, стали снова массово переезжать в Турцию, в основном в Стамбул".

С ростом популярности ИГ многие из них стали легкой добычей для вербовки, говорит директор Международной кризисной группы: "В основном это очень консервативные, но мирные люди. Но среди них довольно активно работало ИГ - и его агентам удалось завербовать нескольких "звездных" имамов". Турция закрывала на это глаза до тех пор, пока в январе 2015 года женщина из Дагестана не взорвала себя на полицейском участке в Стамбуле. "Тогда турецкие спецслужбы стали пристальнее следить за русскоязычными общинами", - говорит эксперт.

Теракт в аэропорту Стамбула усилил эту тенденцию, говорит эксперт: "Среди смертников было два гражданина России. И сейчас, если отношения двух стран полностью восстановятся, велика вероятность, что турецкие власти будут арестовывать тех, на кого укажет Россия".

И это могут быть вовсе не террористы, считает Сокирянская: "Россия давно хочет получить многих из этих мусульман обратно. Некоторые из них объявлены в розыск как воевавшие в Сирии. А они с момента отъезда с Кавказа живут вместе с семьями в Турции. Но турецкие спецслужбы, похоже, недостаточно информированы и не всегда в состоянии отличить одних от других".

Эксперт не исключает, что в рамках борьбы с ИГ начнутся депортации из Турции. "Это может загнать русскоязычных мусульман в угол, и я могу себе представить, что многие в такой ситуации предпочтут уйти воевать в Сирию", - говорит Екатерина Сокирянская.

Смотрите также:

Контекст