1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Россия и международный терроризм

14 февраля Верховный суд России должен рассмотреть вопрос о признании террористическими и ликвидации 15 организаций. В их числе и "Аль-Каида" Усамы бен Ладена.

Обнародованный в среду некоторыми российскими СМИ официальный список действующих в стране экстремистских исламских организаций весьма неоднозначно был воспринят российскими правозащитниками. В "Мемориале", к примеру, считают, что по меньшей мере одна из более чем 15 представленных в списке организаций, а именно "Хизб-ут-Тахрир", ни имеет ничего общего с экстремизмом. А некоторых, замечают правозащитники, давно уже нет. Говорит глава российского правозащитного фонда "Гласность" Сергей Григорянц:

- Это - демонстрация, когда речь идет об организациях, которых на самом деле в России попросту нет. Российское государство активно включается во всемирную борьбу с терроризмом. На самом деле речь идет о другом. Речь идет о том, чтобы показать, что международные террористические организации активно действуют и в России. И для этого к ним прибавляют организации. Этот басаевский "Конгресс" давно уже не существует. Он и существовал-то в значительной степени как структура, (как я очень боюсь, но, тем не менее, выскажу Вам свое опасение, и нам об этом говорили из разных источников), созданная спецслужбами для того, чтобы заманить Басаева в Дагестан. Басаева убеждали в том, что его в Дагестане ждет там не сопротивление, а наоборот, всеобщий восторженный прием.

Собеседник также сомневается, что деятельность исламских радикалов по вербовке сообщников, как следует из официального сообщения, охватила уже сорок регионов России.

- Ну , какие сорок российских регионов! Если бы действительно вербовка шла по всей стране пятнадцатью организациями в 40 регионах, то, вероятно, там бы давно была бы уже армия. А на самом деле более менее понятно, что это в значительной степени фантазии. Больше того, скажем, из Дагестана все время идут сведения о том, что борьбу с терроризмом местные администрации используют для сведения собственных клановых счетов.

Анатолий Даценко, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст