1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Россия: воевать проще, чем договариваться

Внутри страны - "воевать с бандитами". В политике внешней - опираясь на Вашингтон, все строже разговаривать с Европой. Диалоги с правозащитниками, в особенности западными - сворачивать.

default

Путины и Буши.

Хамское, беззаконное выдворение из России журналиста Гюнтера Вальрафа, вызвавшее такой всплеск эмоций на Западе, по сути удивляет мало. Скорее, достоин удивления тот шок, который испытали немецкие СМИ и немецкое общество в целом. Как после теракта на Дубровке, когда заголовки в здешней прессе повествовали о «забытой войне в Чечне». Столь же малоудачными представляются и версии, связанные с инцидентом на шереметьевской границе: мол, Вальраф и его коллеги стали жертвой провокации ФСБ. Ибо подобные решения принимаются вовсе не на Лубянке, а совсем в других местах - на Смоленской площади и в Кремле.

Это было просчитанное внешнеполитическое хамство. Пазл складывается из нескольких картинок. Выдворение из Чечни миссии ОБСЕ. Признание невменяемым насильника и убийцы Юрия Буданова. Охота на Ахмеда Закаева, с которым российские переговорщики готовы толковать о мире только в Лефортовской тюрьме. Теперь вот инцидент в Шереметьево. Всё свидетельствует о том, что решение по Чечне принято окончательное (насколько можно говорить о долгосрочных сценариях в России) и сразу по нескольким направлениям. Внутри страны - "воевать с бандитами". В политике внешней - опираясь на Вашингтон, все строже разговаривать с Европой. Диалоги с правозащитниками, в особенности западными - сворачивать. А журналистам рассказывать всю правду о таинствах обрезания, как недавно в Брюсселе... Короче говоря, из всех возможных решений принято самое жесткое, самое конфликтное и самое скандальное. Самое неприемлемое для Европы.

Причем внешне оно даже выглядит разумным. В самом деле, контртеррористические противоречия между Америкой и Старым Светом довольно серьезны, так что у Москвы есть шанс "вклиниться" в эти разборки и заручиться поддержкой «друга Джорджа». Правозащитная идеология после 11 сентября находится в кризисе. Наконец, скорого выхода из чеченского тупика нет даже в том случае, если бы Путин уже завтра пожелал вести прямые переговоры с Масхадовым. Воевать проще, чем договариваться. Это вполне вписывается в прагматичный стиль нынешнего президента России. Вот он и воюет - с чеченским народом и с немецкими правозащитниками...

Однако помимо сиюминутных выгод существуют и другие, о чем в Кремле, похоже, крепко забыли. Например, репутация страны, которой все эти скандалы и выдворения наносят очень серьезный ущерб. Кроме того, при всех размолвках Америка и Европа были и остаются вечными союзниками, и любые попытки "сыграть на раскол" обречены на провал. Наконец, ставка на войну оправдана в политике лишь в том случае, если ты рассчитываешь эту войну выиграть. История двух чеченских войн весьма убедительно доказывает, что победить Россия не может. Обрекая на страдания и свой народ, и чеченский, кидая в топку этой бойни экономику и шальные нефтедоллары, кремлевские деятели в историческом плане ведут себя очень неразумно. Оттого и скандал в Шереметьево, и все прошлые и будущие скандалы вредят прежде всего России, ее государственным интересам, и прогнозы на сей счет представляются весьма печальными.

Контекст