1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

"Россия бросила нас на произвол судьбы..."

Представитель международной правозащитной организации Human Rights Watch в Узбекистане Матильда Богнер отмечает в этой республике рост числа митингов.

default

Все больше россиян покидают республики Центральной Азии.

По ее мнению, публичное выражение своего мнения перестало здесь быть чем-то из ряда вон выходящим, а это очень хороший признак.

Митинг протеста в Ташкенте

На днях в Ташкенте прошел митинг протеста. Приурочен он был к визиту российского президента Владимира Путина в Узбекистан. Демонстранты требовали освобождения из-под стражи активиста узбекистанского оппозиционного движения Бахрома Хамроева, задержанного в Москве по обвинению в наркоторговле. Митинг проходил возле здания российского посольства в Ташкенте, и к протестующим присоединились стоявшие в очереди в консульский отдел русские, проживающие в республике и возмущенные порядками, царящими в российских дипломатических учреждениях. Вот что они рассказали нашему корреспонденту:

- Мы хотим привлечь внимание российского президента Путина к проблемам русских в Узбекистане. Русских, которые не могут выехать. Мы жалуемся на беспредел, творящийся в российском посольстве.

- Путин как-то заявил: "Мы никого не оставим в беде. Мы всех русских заберем". Ну и где это? Я этого не вижу. Работники российского посольства делают все, чтобы мы здесь толпились, кричали, нервничали. Отвечают грубо. Нас гонят, как собак.

- Я Коноплев Юрий Константинович. Вот в чем моя проблема:

"Что права ты здесь качаешь?", - мне твердят, - "вам тут не жить!", "Ты ведь русских представляешь? Голова от вас болит!".

Весь оброс, обрюзг, оборван. Ни кола и не двора. Президент России, Путин, забери скорей меня!

- Мы заложники, брошенные здесь на произвол судьбы. А все слова о том, что мы, мол, защитим русскую диаспору, это демагогия!

- Я бастую, потому что мне не дают гражданства. Когда я подавала ходатайство на получение гражданства, мне сказали прийти через девять месяцев и все получите. Когда я пришла в назначенный срок, мне сказали прийти через полтора года... Сотни людей получают отказы. На основание чего? Тут люди с сердечными приступами отсюда уходят, из посольства.

- Мы присоединились к пикету, потому что мы русские. Нашим детям здесь дорога закрыта. Нету учебы, нету работы.

- Первый раз вижу такой митинг в Ташкенте!

- Тут, пока дождешься документов, месяцев десять надо ходить. Квартиру за бесценок продали: трехкомнатную за 5 тыс. долларов.

- Вот уже два года как сдали документы на гражданство. Ответа до сих пор нет. И как отсюда выбраться? Ума не приложу! Мы не нужны ни России, ни Узбекистану... Кто же о нас позаботится? Мы не хотим отрываться от своих корней!

Перед миграционными потоками Россия пытается поставить заслон

Проблема въезда в Россию трудовых мигрантов, переселенцев, этнических русских, желающих жить на исторической родине, в последнее время особенно бурно обсуждается. Мы связались с нашим корреспондентом в Москве Анатолием Даценко и попросили его узнать точку зрения на этот счет как представителей властей, так и независимых организаций, специализирующихся на проблемах мигрантов. Вот что ему удалось выяснить:

"По оценкам ряда российских экспертов, для преодоления опасных последствий неблагополучной демографической ситуации Россия нуждается в ежегодном притоке до одного миллиона мигрантов из сопредельных стран. Об этом, в частности, напоминает лидер Форума переселенческих организаций России Лидия Графова. Ее коллеги добавляют, что, разумеется, для российской государственности и экономики предпочтительнее легальные переселенцы из Украины и Белоруссии, как правило, хорошо образованные и обладающие необходимыми профессиональными навыками.

Российский министр по вопросам национальной политики Владимир Зорин поясняет, что без существенного притока мигрантов правительству страны будет сложно реализовать планы Кремля удвоить к 2010 году ВВП России, что предполагает создание огромного числа новых рабочих мест, которые надо кем-то заполнять. Зорин, ссылаясь на результаты прошлогодней переписи населения, сообщает о 6-ти миллионах мигрантов, прибывших в Россию за последние чуть более 10-ти лет. Лидия Графова полагает, что реально эта цифра может быть намного выше, поскольку, во-первых, замечает она, только из одного Казахстана в Россию переселились уже порядка 2-х миллионов человек, а во-вторых, существует огромный пласт никем не учтенной нелегальной миграции.

Впрочем, добавляют представители переселенческих организаций, с недавним принятием в России нового миграционного законодательства и законодательства о гражданстве участь большинства мигрантов из прежде просто незавидной ныне превратилась в плачевную. Они же обращают внимание на явное несоответствие российской миграционной политики тем демографическим тенденциям, о которых в последнее время российские ученые чуть ли не криком кричат. Дело в том, что по прогнозам специалистов, если нынешние российские карты рождаемости смертности просто стабилизируются, не улучшаясь и не ухудшаясь, то даже в этом случае через несколько десятилетий Россия превратится в страну пенсионеров, в которой на одного человека трудоспособного возраста будет приходиться несколько стариков. Именно поэтому, напоминают российские демографы, России как воздух нужны мигранты. Прежде всего те, кто захочет остаться в стране навсегда, а не заработав энную сумму денег, вернуться на родину.

Между тем, власти России зачастую делают жесткие заявления в адрес мигрантов. Не так давно Владимир Путин выразил озабоченность по поводу того, что в ряде приграничных с Китаем районов России китайские переселенцы сравнялись по численности с россиянами. А губернатор московской области Борис Громов распорядился провести несколько операций по выдворению с подведомственной ему территории нелегальных мигрантов из центрально-азиатских государств, среди которых больше всего оказалось таджиков. Еще более жесткую позицию заняли власти Краснодарского края России. Оттуда потоком идут сообщения о настоящей охоте, развернутой местными правоохранительными органами против беженцев, переселенцев, и даже против местных жителей, обладающих неславянской наружностью.

Один из московских милицейских начальников, который не пожелал афишировать свое имя, в беседе с корреспондентом "Немецкой волны" заявил, что мигранты создают массу проблем и для его ведомства, и для москвичей в целом. Собеседник говорит, что большинство мигрантов предпочитают жить и работать нелегально, постоянно нарушают паспортный и санитарный режимы, зачастую являются разносчиками опасных болезней или втягиваются в преступную деятельность. В частности, по его словам, приезжих из стран Центральной Азии время от времени уличают в причастности к доставке и распространению наркотиков. Собеседник напоминает, что выходцев из Средней Азии в Москве и области используют на самых тяжелых физических работах, не требующих никакой квалификации, а платят им настолько мало, что этого едва хватает на скудную еду и на одну комнатенку в полуразрушенном загородном общежитии на десятерых.

Руководитель Центрально-азиатской программы российского "Мемориала" Николай Митрохин уверен, что легализация вообще лишает всяческого смысла пребывание в России многих мигрантов. По его словам, это не выгодно работодателям, расходы которых вырастут, а значит, они будут вновь и вновь пытаться найти еще более дешевую рабочую силу. Не выгодно это и самим мигрантам, поскольку придется платить российские налоги с и без того мизерных сумм заработка. Наконец, не выгодно это и коррумпированным сотрудникам милиции, поскольку доходы с легальных мигрантов пойдут государству в обход их карманов, - считает Митрохин.

В результате выходит, что государство пытается поставить заслон перед миграционными потоками, в том числе искусственно усложняя жизнь мигрантам в России, и делает это вопреки предупреждениям ученых о приближающейся демографической катастрофе. Во всяком случае, именно так сформулировали проблему в беседе с корреспондентом "Немецкой волны" представители российского Форума переселенческих организаций".

Анатолий Даценко, Наталья Бушуева, Дарья Брянцева, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст