1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Российско-американские противоречия раскололи Евросоюз

Немецкая печать комментирует эскалацию конфликта вокруг планов США разместить в Польше и Чехии баллистические ракеты и систему слежения в связи с угрозой, исходящей от Ирана.

default

Газета Financial Times Deutschland в статье "Россия угрожает ракетным ударом" пишет:

Россия давно бряцает оружием в ответ на перспективу развертывания американской системы ПРО на территории Польши и Чехии. Заявление генерала Соловцова выводит эскалацию на новый уровень. Командующий российскими Ракетными войсками стратегического назначения Николай Соловцов пригрозил Польше и Чехии нацелить российские ракеты на Прагу и Варшаву, после того как главы правительств обеих стран одобрили размещение американской системы ПРО на своей территории.

США называют эту систему средством защиты от возможной агрессии со стороны таких неблагонадежных государств как Иран или Северная Корея. Россия расценивает многомиллиардный проект Пентагона как провокацию, так как Иран в настоящее время не располагает ракетами, способными поражать цели в США. И внутри Евросоюза эта тема вызывает споры, подобные тем, что были спровоцированы войной в Ираке. Польша и Чехия надеются на привилегированное партнерство с США и потому одобряют размещение системы ПРО. Государства Восточной Европы считают партнерство с США наиболее оптимальной страховкой на случай возможной российской агрессии. В то время как Германия и другие западноевропейские партнеры по НАТО опасаются, что наличие в Европе американских систем ПРО будет провоцировать Россию. В последние дни российские официальные лица неоднократно выражали угрозы в адрес НАТО,

Десять дней назад Владимир Путин своей недвусмысленной критикой в адрес США вызвал замешательство участников Международной конференции по безопасности в Мюнхене. На прошлой неделе начальник российского генштаба Юрий Балуевский заявил, что Россия может в одностороннем порядке выйти из подписанного в 1987 году Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Начальник ракетных войск Соловцов добавил к этому, что Россия в течение пяти-шести лет снова может наладить производство ракет средней дальности, так как обладает необходимой технологией и документацией.

Президент Федеральной академии политики безопасности Рудольф Адам подчеркивает, что у России нет причин для беспокойства, поскольку траектория российских ракет, нацеленных на США, пролегает над Северным полюсом, а не над территорией Европы. Многие политики предпочли бы совместный проект по ПРО с участием НАТО и России. Между тем даже в рядах НАТО не удается достичь единства относительно единого противоракетного щита. Официально этот вопрос даже не обсуждается. И дело тут не только в обеспокоенности российской стороны. Европейские страны, располагающие относительно небольшим военным бюджетом, и Германия в их числе, опасаются, что не смогут принять участие в проекте совместной системы, по причине его крайней дороговизны. Эффективность "противоракетного щита" также вызывает сомнения. По мнению экспертов, понадобится еще около десяти лет, чтобы эта система функционировала должным образом.

Газета Handelsblatt высказывает следующее мнение по этой проблеме:

Российские жесты угрозы, и политика США, не только усугубляют разногласия в рядах атлантического альянса, но и ведут к обострению конфликтов между отдельными государствами ЕС. В ходе иракской войны американская администрация ловко стравила друг с другом так называемых "новых" и "старых" европейцев.

Теперь между старыми и новыми членами Евросоюза разгорелся принципиальный спор относительно того, как следует строить отношения с пробудившимся от спячки гигантским восточным соседом. Чем сильнее страх перед российской угрозой, тем более привлекательным видится странам Балтии и Восточной Европы военное партнерство с США. В то время как "старые" европейцы заняты сведением счетов с теми политиками, которые направляли европейских солдат в Ирак или принуждали их к сотрудничеству с США в их антитеррористических операциях, несмотря на серьезные нарушения в области прав человека.

Контекст