1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Российский эксперт: "Сегодня на рынке газа господствует покупатель"

В интервью Deutsche Welle российский эксперт - специалист по международным газовым рынкам Владимир Ревенков заявил, что ситуация с газовыми рынками складывается не в пользу России.

Руки, протягивающие пачки долларов и рублей

Wladimir Rewenkow

Владимир Ревенков

По мнению ведущего специалиста московского Института энергетики и финансов Владимира Ревенкова, Россия заинтересована в долгосрочных газовых контрактах с привязкой к цене на нефть, а также разделе газовых рынков между основными экспортерами газа.

Deutsche Welle: Владимир Иванович, в конце 2009 года Леонид Бохановский возглавил Форум стран-экспортеров газа. Практически впервые за все постсоветское время Россия встала во главе организации, которая имеет такой значительный потенциал. Насколько это назначение можно считать знакомым событием для России?

- Владимир Ревенков: Конечно, это признание России как крупного экспортера газа на мировой арене. Но начинать всегда тяжело. Предстоит очень большой этап работы. Ведь Форум стран-экспортеров газа (ФСЭГ) - это пока аморфная организация. Она не выкристаллизовывалась в строгую межнациональную структуру. У нее есть устав, руководящие ораны, но нет еще опыта работы, нет политического опыта взаимодействия со странами с противоречивыми интересами и с разным уровнем участия в газовом бизнесе, как внутри этих стран, так и на мировой арене.

- А какие сейчас есть противоречия между основными производителями газа, входящих во ФСЭГ?

- У них сегодня очень разные интересы. Например, у Катара в краткосрочной перспективе появятся очень большие объемы сжиженного природного газа - СПГ. Новые проекты Катар начал еще до кризиса, поэтому эти объемы газа неизбежно придут на рынок. Катару придется наращивать экспорт газа, даже жертвуя ценой. У Ирана интересы другие, потому что он потребляет газа больше, чем производит, и иногда даже вынужден импортировать газ. России в условиях падающего спроса необходимо несколько ограничить объем предложений.

И вообще газовая отрасль сегодня испытывает не лучшие времена. Мировой кризис сказался на этой отрасли даже сильнее, чем на нефтяной. Упал спрос на газ, повысилось предложение и конкуренция. Кроме того, произошло еще одно важное событие - североамериканский газовый рынок стал самодостаточным и сегодня практически больше не нуждается в импорте газа.

- За счет чего это произошло?

- В США в последние годы были активно включены ресурсы так называемого "нетрадиционного" газа. Это газ, который лежал в трещиноватых породах, на высоких глубинах, и который раньше было неэффективно извлекать. Но после периода высоких цен такой продукт в массовом порядке вышел на американский рынок. В результате начиная с середины прошлого года цены на газ там обвалились почти в 5 раз. И сегодня в США всего около 3-4 процентов газа поступает извне.

Как следствие, изменились и перспективы поставок сжиженного природного газа в США из того же Катара. Да и мы теперь не знаем, куда девать газ из Штокманского месторождения, часть которого планировалось поставлять на американский рынок. Так что сейчас в мире, да и в Европе, сложился рынок покупателя. Сегодня господствует покупатель.

- Если есть избыток предложения газа, а между экспортерами голубого топлива повышается конкуренция, то, может, стоит более серьезно рассматривать идею создания биржи газа? Тем более что с увеличением объемов производства СПГ газ все больше становится биржевым товаром…

- Как раз биржевая газовая торговля газом сейчас не выгодна производителям. Потому что цены на биржах резко падают из-за переизбытка газа, который образовался буквально на всех направлениях, кроме азиатско-тихоокеанского. Там цены всегда держались выше среднемировых.

Газовые биржи в принципе выгодны потребителю, при условии, что газ по долгосрочному контракту идет в базовом режиме, занимая основную нишу на рынке. Сейчас на всех биржах Европы цены ниже, чем цены на газ в долгосрочных контрактах. Поэтому когда речь идет о том, чтобы выбирать долгосрочный контракт, некоторые идут на уловки: выбирают не весь объем по контракту, а минимальный допустимый объем, в пределах, скажем, 80 процентов от контрактной среднегодовой цены. А остальное пытаются купить на бирже.

- В чем тогда заинтересована Россия?

- Нам выгодно поддерживать отношения долгосрочных контрактов с формулами, привязанными к цене на нефть. А в рамках ФСЭГ мы заинтересованы наладить взаимодействие по разработке проектов массовых поставок СПГ на мировые рынки. Мы еще только туда заходим, и здесь мы можем как-то договариваться о разделе рынков с тем же Катаром.

- В США, да и в Европе, крайне негативно относятся к деятельности ФСЭГ. Насколько члены этой организации будут принимать во внимание озабоченности американцев и европейцев?

- Да, действительно, американцы против. Но они не могут указывать, какую политику проводить этой организации. Соединенные Штаты являются потребителями, а страны-экспортеры - производителями. Так что у них, конечно, взаимопротиворечащие интересы. Но страны-экспортеры могут объединяться в любые политико-экономические структуры с целью защиты своих национальных интересов. Потому что торговля таким стратегическим товаром, как нефть и природный газ связана с распределением и перераспределением природной и монопольной ренты, которая должна распределяться в большей степени в пользу экспортеров, а не в пользу импортеров. Так как ресурсы-то чужие, и они имеют конечные пределы.

Беседовал Владимир Сергеев
Редактор: Андрей Кобяков

Архив

Контекст

Новости

Контекст