1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Российский эксперт: Надо вернуть стороны карабахского конфликта за стол переговоров

За последний месяц Владимир Путин не раз затрагивал тему Нагорного Карабаха. Российский эксперт объяснил в интервью DW, почему Кремль активно посредничает в урегулировании конфликта.

В последние недели президент России Владимир Путин активно участвует в обсуждении урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе. В частности, в конце июня при его посредничестве в Санкт-Петербурге состоялась встреча глав Азербайджана и Армении, 8 августа он посетил Баку и еще раз побеседовал с Ильхамом Алиевым, а уже 10 августа в Москву с визитом к российскому президенту прибыл его армянский коллега Серж Саргсян.

О причинах активизации посредничества Кремля в карабахском конфликте DW побеседовала с экспертом Российского совета по международным делам Сергеем Маркедоновым.

DW: Как вам кажется, почему Кремль заметно активизировался в вопросе урегулирования карабахского конфликта именно сейчас? Россия пытается играть особую роль в этом регионе?

Сергей Маркедонов

Сергей Маркедонов

Сергей Маркедонов: Я не стал бы говорить, что Кремль только сейчас активизировался по Нагорному Карабаху. Напомню, в свое время именно Москва сыграла решающую роль во вступлении в силу бессрочного соглашения о прекращении огня с 12 мая 1994 года, а также при подготовке документа 1995 года о мерах по укреплению того соглашения. Можно вспомнить ситуацию 2008-2012 годов, когда при решающей роли Москвы появилась так называемая Майендорфская декларация и последующий четырехлетний трехсторонний формат, который дополнял формат Минской группы ОБСЕ (группа из 11 стран, созданная в 1992 году для поиска путей урегулировании Карабахского конфликта. - Ред.).

Почему было предпринято много шагов именно в последние месяцы? Причиной тому апрельская эскалация (возобновление активных боевых действий с обеих сторон в начале апреля 2016 года. - Ред.). Безусловно, Москва не заинтересована в сценарии, при котором на ее непосредственной границе обостряется конфликт. Отсюда и соответствующие действия. При этом, в отличие от того же конфликта в Донбассе, Москва не противопоставляет себя Минской группе ОБСЕ, где она сопредседательствует вместе с США и Францией. Еще очень важный тезис, озвученный Путиным, заключается в том, что предполагается такое решение конфликта, при котором и Армения, и Азербайджан были бы благодарны России; при котором не было бы разгрома одной стороной другой, а был бы компромиссный вариант.

- Насколько результативны усилия России и других посредников по урегулированию конфликта?

- Критики российского участия говорят, что Россия неэффективна. Но кто эффективен? На ниве посредничества пытались играть и Иран, и Казахстан, и Запад (прежде всего, США). Кто показал большие результаты? Если говорить об апрельской эскалации, то именно в Москве начальники Генштабов Армении и Азербайджана достигли соглашения о прекращении огня. Поэтому вопрос в конце концов не только к Вашингтону или Москве, а к самим сторонам конфликта - готовы ли они к компромиссному решению, готовы ли их общества идти на уступки? Совершенно не уверен в этом. Общества этих стран настроены на победу. Россия, США или Франция могут играть сдерживающую роль, давать импульс переговорному процессу, но они не могут за армян и азербайджанцев решить сложный конфликт.

- Что Россия может предложить сторонам конфликта?

Контекст

- Ничего радикального ни Россия, ни кто либо другой предложить не могут. За 22 года переговорного процесса все, что можно, уже предложено. Фактически обсуждается два пакета вопросов: первый - деоккупация семи районов, не входивших в состав бывшей Нагорно-Карабахской области и не претендовавших на другой статус вне Азербайджана. Второй - статус бывшей Нагорно-Карабахской области, ныне существующей как непризнанная Нагорно-Карабахская республика. Последнее, собственно, и стало причиной конфликта. Сложность в том, кто будет первым идти на уступки и какой из этих "сетов" будет решаться сначала.

Россия не может предложить ничего революционного, но может по крайней мере ввести урегулирование конфликта в более дипломатическое, спокойное русло, минимизировать возможные инциденты, попробовать удержать стороны от более активной разморозки конфликта. Может быть, этого кому-то кажется мало, но в последнее время, как мне кажется, мы слишком увлеклись теорией быстрых решений - "а давайте выполним минские соглашения, выполним мадридские соглашения, быстренько победим ИГИЛ", но такие вопросы быстро не решаются. Такой подход напоминает советскую тактику "города к первому маю брать".

Мне кажется, что на сегодняшний день самая актуальная задача в урегулировании конфликта - это не допустить повторения апрельских событий и полноценно вернуть стороны за стол переговоров.

Смотрите также:

Смотреть видео 08:24

Президент Армении о конфликте в Нагорном Карабахе (08.04.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме