1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Российский эксперт: Минобороны признало, что полностью контрактной армии не будет

В России отказываются от идеи полностью контрактной армии. Об этом в интервью Deutsche Welle заявил эксперт Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко.

Константин Макиенко

Константин Макиенко

В интервью Deutsche Welle эксперт Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко заявил, что в России отказываются от идеи полностью контрактной армии. По мнению военного эксперта, в силу демографических проблем повышается ценность жизни человека в российской армии.

Deutsche Welle : Вопросы военной реформы опять в центре внимания. Военные отказываются от унизительно низких зарплат и пенсий, власти хотят увеличить призывной возраст, есть много других проблем. Как вы сейчас оцениваете ход военных реформ?

Константин Макиенко: Отношение к военной реформе чрезвычайно противоречивое и, я бы сказал, что в основном, скорее, негативное. Но это вполне естественно, потому что впервые за постсоветское время началась некая работа. И как всякая реформа, к тому же - радикальная, она порождает много недовольных и серьезную оппозицию, в том числе и в общественном мнении. На самом деле реформа была абсолютно неизбежна и необходима, и суть реформы заключается даже не в искоренении коррупции, хотя это важная часть реформы. Главная суть реформы заключается в том, что необходимо создать боеспособную, способную выполнять задачи армию. Вот та российская армия, которая была в 2007-2008 году, это была армия, где из чуть более миллиона человек реальную задачу могли выполнять 100-150 тысяч человек. Все остальное - это был балласт, неспособный выполнять никакие задачи.

- А на сегодняшний день насколько армия боеспособна?

- Поскольку сейчас идет процесс создания армии нового облика, то сейчас о полной боеготовности говорить нельзя. Суть реформы заключается в том, что вся армия должна быть в состоянии одночасовой готовности, то есть через час после получения приказа все 100 процентов частей должны быть готовы к выступлению и выполнению своих задач, в то время как в армии старого облика даже те части, которые были признаны частями полной боевой готовности, в реальности были частями 3-7-суточной готовности, то есть они не могли немедленно выполнять задачи. Сейчас армия уже перешла на бригадную организацию вместо дивизионной. Бригады - более гибкая и более адекватная реальным задачам структура. И я думаю, что полной боевой готовности эти бригады достигнут в районе 2011-2012 года.

- Будет ли российская армия к этому времени способна вести войну современного типа с использованием нового вооружения?

- Я думаю, к 2011 году еще не будет способна, потому что процесс обучения занимает гораздо больше времени, чем 2 года, но самое главное - она технически еще не будет оснащена к 2011 году, это еще более инерционный процесс. Современным вооружением и военной техникой армия будет оснащена к 2016-2017 году, может быть даже в 2020 году. Соответствующие задачи закладываются в госпрограмму вооружения, которая должна быть принята в этом году и будет действовать в 2011-2020 годах. В соответствии с этой госпрограммой вооружения 20111-2020 годов, впервые в постсоветское время начнется достаточно массовое оснащение армии современными системами вооружений.

- О каких именно системах идет речь? Какое вооружение поступит в армию?

- Наиболее знаковая и известная система, которая должна начать поступать в войска где-то с 2016 года - это истребитель пятого поколения Т-50, который буквально недавно демонстрировался Путину. Это совершенно новый планер. Но пока самолет еще не является боевой системой: просто самолет, который уже научился летать, и самолет, который умеет воевать - это две большие разницы. Для того чтобы создать боевую систему, нужно будет еще 5-6 лет. И как раз с 2016 года начнутся его закупки. Во всем мире будет, видимо, только три государства, которые перейдут к пятому поколению в истребительной авиации. Это США, где уже налажено серийное производство, это Россия, и скорее всего, это будет Китай.

- Где, с вашей точки зрения, сейчас еще буксует реформа?

- Остается нерешенным вопрос подготовки мобилизационного резерва. Переходя на армию постоянной готовности, пока что ни министерство обороны, ни генеральный штаб не дают удовлетворительного ответа на то, как будет готовиться резерв. Это в значительной степени связано с тем, что срок службы призывников сокращен до одного года. Почему это важно? Мы привыкли к тому, что сегодня войны не слишком длительные, особенно грузинская война была показательной. Но даже если, не дай бог, будет конфликт порядка трех недель, нескольких месяцев, в этом случае уже возникнет вопрос о том, как обеспечивать резервами бригады постоянной готовности.

- Сейчас обсуждается продление призывного возраста до 30 лет и не понятно, перейдет ли Россия на полностью контрактную армию…

- Нет, мы уже не переходим на полностью контрактную армию. Министерство обороны уже признало, что армия будет смешанная. Невозможно перейти на полностью контрактную армию, потому что это дорого и просто невозможно набрать миллион контрактников. Министерство обороны зафиксировало позицию, что у нас будет порядка 150 тысяч офицеров-профессионалов и порядка 200-250 тысяч контрактников - тоже профессионалов, но не из офицерского состава. Полностью контрактными будут военно-воздушные силы и военно-морской флот. По части сухопутных войск министерство обороны вынуждено признать, что будет значительный контингент призывников.

С чем связано увеличение возраста призыва, то это главным образом следствие демографических проблем. Мы влезаем в новую демографическую яму, и проблема комплектования армии, причем комплектования не просто доходягами, а здоровыми и достаточно образованными людьми - это проблема будет только нарастать.

- Меняется ли у российского генералитета отношение к российскому солдату как к " пушечному мясу "?

- Да, и в связи с этим генеральный штаб и министерство обороны начали ставить вопрос о необходимости увеличения защищенности бойцов, что в принципе не в российской традиции - беречь бойца. И сейчас, может быть, впервые за всю 500-летнюю историю, если брать историю от Ивана III, мы оказались в ситуации, когда не можем обладать таким ресурсом, который вроде бы всегда был. Сейчас министерство обороны говорит, что танк Т-90 их не удовлетворяет - при поражении этого танка происходит детонация боекомплекта и экипаж погибает, в то время как при поражении западных танков экипаж может получить ранения, контузии, но в принципе остается жив. Поэтому министерство обороны ставит вопрос о необходимости изменить экипировку бойца, то есть военные, может быть, впервые в российской истории начинают понимать, что вообще-то главный ресурс - это человек.

- Насколько велик потенциал сотрудничества России и Германии в военной сфере? Например, Германия производит ту же самую броню для танков…

- Германия обладает целым рядом очень нужных нам технологий - это и автоматические танковые трансмиссии, системы защиты, это воздухонезависимые энергетические установки, в области гидроакустики у них есть очень интересные вещи, броня для легких танков. То, что сейчас Германия представила во Франции на выставке "Евросатори" - Leopard 2 А7+ - это, конечно, совершеннейший шедевр брони. Поэтому Германия, видимо, наряду с Францией и Израилем, будет крупнейшим нашим партнером, а, может быть, после Франции и вторым в этой области.

Беседовал Сергей Морозов, Москва
Редактор: Геннадий Темненков

Аналитика

Контекст