1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Российский политолог: у белорусской оппозиции не было шансов

Российский политолог Федор Лукьянов в интервью Deutsche Welle сказал, что не верит в потенциал белорусской оппозиции.

default

По мнению российского политолога Федора Лукьянова, у белорусской оппозиции нет потенциала, а изменения, которые возможны в Беларуси могут исходить скорее от группы молодых технократов в окружении Лукашенко, если такая появится.

Deutsche Welle: Оппозиции в парламенте нет, оценки наблюдателей даны, остается ли у Беларуси шанс на сближение с Европой?

Федор Лукьянов: Несомненно, минимальные шансы сохраняются. Выборы не могли показать полную демократизацию общества в Беларуси, но дали возможность Западу говорить о некотором улучшении ситуации. Я думаю, что Запад в сложившейся ситуации все-таки постарается использовать эту возможность, а у Беларуси тем самым появляются некоторые шансы на улучшение позиций в торговле с Россией. Будь то цены на газ, будь то цены за размещение российских военных объектов на территории Беларуси, ну, и так далее... Так что прямого воздействия на отношения Москвы и Минска выборы не окажут, но повлияв на отношения к Беларуси со стороны Запада, могут опосредованно сказаться и на российско-белорусских отношениях.

- Внутриполитический момент: сможет ли оппозиция воспользоваться тем, что ее не пустили в парламент, представив это как акт ущемления демократии?

- Я не хочу обижать белорусских оппозиционеров, жизнь которых в условиях режима Лукашенко является, мягко говоря, очень непростой, но я в потенциал белорусской оппозиции не верю. Ни на выборах, ни вне выборов. Изменения которые наверняка будут происходит в Беларуси, связаны, на мой взгляд, не с оппозицией, а с появлением некой группы молодых технократов в окружении Лукашенко. Там тоже происходит смена поколений. А для вновь приходящих молодых людей независимость и суверенитет Беларуси – это само собой разумеющаяся вещь. И вот это новое для Лукашенко, но естественное для нового поколенья мировосприятие будет постепенно менять ситуацию. А оппозиция, которая была и которая останется оппозицией, я думаю, не имеет никакой перспективы.

- Выборы в парламент Беларуси накануне их проведения многие называли чуть ли судьбоносными в плане определения направления дальнейшего движения к России или к Европе. По Вашему мнению, действительно ли это так?

- Вряд ли. Даже больше скажу, что на отношения России и Беларуси эти выборы никак не повлияют. России безразличен состав парламента в Беларуси. Партнером для Москвы был, есть и останется один человек – Александр Лукашенко.

- А само желание Александра Лукашенко больше дружить с Западом, не доказывает ли стремление прийти к окончательному разрыву в отношениях с Россией?

- Отвернуть Беларусь от России совсем, такого не может быть, конечно. Но то, что шаги, которые делает господин Лукашенко, добавят каких-то новых нюансов в отношения с Москвой – несомненно. Дело в том, что Александр Лукашенко оказался зажат между необходимостью сохранять довольно жесткую политику внутри страны и желанием диверсифицировать внешнюю политику. Поскольку для Запада существует реальная связь между одним и другим, то возможности Александра Лукашенко еще сокращаются. Но многое, несомненно, будет зависеть от того, как поведет себя Россия. Нужно посмотреть, чего Москва будет добиваться от Минска, какими средствами будет воздействовать на Минск. Будет ли Москва достаточно гибкой или выберет тактику жесткого давления посредством экономики, что возможно, учитывая довольно высокую степень зависимости Беларуси от России.

- Как может повлиять на развитие отношений Беларуси с Россией и Западом признание или непризнание независимости Южной Осетии и Абхазии? Это один из первых и главных вопросов, ответственность за решение которых переложена на новый парламент.

- Да, Лукашенко не будут признавать независимость непризнанных республик. И Лукашенко не хочет этого делать сам. Он будет обещать, но ссылаясь на всякие препятствия, и поэтому вот он уже отложил принятие решения, говоря о том, что парламент рассмотрит... Понятно, что в такого типа режимах, как в Беларуси, ссылка на парламент означает не что иное, как нежелание принимать решение. Вообще, мне кажется, в бывших союзных государствах нет желания в легитимации разрушения территориальной целостности ни одного из партнеров. Даже несмотря на то, что у Беларуси никаких проблем с территорией и с сепаратизмом нету, сам прецедент такого рода Лукашенко не нужен. Тут не играет роль даже личное отношение белорусского лидера к Михаилу Саакашвили и грузинской демократии. Тем более что для Запада это будет ярким сигналом, что Александр Лукашенко сделал выбор в пользу России, а он, я думаю, такого сигнала посылать не хочет.