1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Российский политолог: В ШОС пока слабо политическое и экономическое взаимодействие

22 мая в Ташкенте проходит заседание Совета министров иностранных дел стран ШОС. Эта встреча - своеобразная репетиция перед саммитом лидеров стран шанхайской структуры, который запланирован на 10-11 июня.

Александр Никитин

Александр Никитин

На встрече в Ташкенте главы внешнеполитических ведомств стран ШОС должны обсудить и одобрить проекты документов, которые будут вынесены на саммит. В частности проект итоговой Декларации саммита, где будут отражены подходы ШОС к международной ситуации, к обстановке в Центральной Азии и к вопросу нераспространения ядерных технологий. Планируется и рассмотрение Положения о порядке приема новых членов и Правил процедуры ШОС. Оценку нынешним процессам внутри ШОС в интервью Deutsche Welle дал директор Центра евроатлантической безопасности Института международных исследований МГИМО МИД России, доктор политических наук Александр Никитин.

Deutsche Welle: Александр Иванович, какие процессы сегодня происходят внутри ШОС - как объединения?

Александр Никитин: В Шанхайской организации сотрудничества в последние годы происходит серьезная трансформация. Объединение все больше сдвигается от решения проблем безопасности, вопросов урегулирования границ, с которых начиналась деятельность ШОС, в направление развития экономических, социальных и культурных связей. Ставится даже задача, чтобы ШОС была не только организацией связей между министерствами и ведомствами стран-участниц, но и организацией, обеспечивающей связь самих обществ этих стран, больших масс населения. В этой связи можно выделить проекты в области средств массовой информации, программы в области развития совместного университета ШОС.

- Если судить по вашим словам, экономическая составляющая ШОС остается несколько в стороне, если, конечно, не учитывать двусторонние экономические проекты государств-членов.

- Да, сотрудничество не очень активно продвигается по двум основным линиям взаимодействия - политической и экономической. Среди документов ШОС почти половина посвящена внутренним проблемам ШОС. Здесь организация занимается урегулированием вопросов собственной жизни. Из оставшейся половины лишь четверть документов касается налаживания экономического сотрудничества. И, конечно, есть та проблема, что в корзинку ШОС страны складывают и двусторонние проекты, которые были бы осуществлены и в том случае, если бы ШОС вообще не существовало.

- Вот уже полгода на пространстве ШОС регулярно возникают экономические конфликты между Узбекистаном и Таджикистаном. Перекрываются железнодорожные пути, возникают препятствия на пути торговли Таджикистана с другими государствами Шанхайской структуры, к примеру, с той же Россией или Казахстаном. Есть ли у организации реальные механизмы предотвращения подобного рода экономических войн?

- ШОС должен быть посредником между собственными государствами-членами. Вместе с тем, знаком опыт других региональных организаций. Например, в НАТО соседствуют Греция и Турция, у которых серьезные проблемы вокруг Кипра. Мы видим, что структура НАТО не задействуется как посредник в разрешении проблем Южного и Северного Кипра. Здесь должна быть определенная специализация. Но, как раз в отношениях новых независимых государств Центральной Азии такие структуры, как ШОС просто обязаны в случае осложнения ситуации, закрытия границ и других кризисов, решать эти вопросы хотя бы путем оказания первой скорой помощи. Нужно только определить, как это делать - на двусторонней, трехсторонней основе, или же для этого должны использоваться форумы и структуры ШОС.

- На предстоящем саммите ШОС в Ташкенте в июне 2010 года наверняка вновь возникнет вопрос расширения ШОС за счет новых членов . В частности лидеры планируют утвердить Положение о порядке приема новых членов. Готов ли ШОС сегодня расширяться?

- Для ШОС довольно остро стоит вопрос о повестке дня. Перегружать же ее чужими проблемами в шанхайской структуре едва ли захотят. Новые члены, которые сегодня позиционируются как партнеры, естественно могут принести новые проблемы. Скажем, Индия и Пакистан планируют участвовать в заседаниях Совета секретарей советов безопасности ШОС. Для Индии и Пакистана основными и болезненными являются проблемы Кашмира. Не думаю, что остальные страны ШОС сейчас готовы принять такой мощный довесок в свою повестку дня в сфере безопасности и взяться за разрешение проблем Дели и Карачи.

- А какую позицию сейчас занимают члены ШОС по отношению Ирана ? Тегеран ведь тоже желает войти в ШОС.

- Иран - это сложный партнер. Иран также приходит с множеством проблем, которые у него имеются с международными организациями. Тегеран уже находится под действием ряда санкций со стороны ООН. Ведутся активные дебаты, чтобы предъявить ему новый список санкций. Россия в последнее время выступала резко против введения нового комплекса санкций по Ирану. Но последние заявления официальных руководителей России свидетельствуют, что терпение начинает терять даже Москва. В такой сложной ситуации совершенно очевидно, что для Ирана было бы политически полезно вступить сейчас в любые политические объединения, будь то ШОС или ОДКБ. Сейчас Иран больше заинтересован в ШОС, чем ШОС в Иране.

- Но ведь отказать Ирану в сотрудничестве тоже нельзя?

- Отталкивать Иран было бы политически неправильно. Иран - мощное региональное государство. Без участия Тегерана не решить проблемы Афганистана, не решить вопросы перекрытия наркотиков на южном направлении и не урегулировать многие другие кризисные явления. В этой связи членство Ирана в статусе партнера или наблюдателя вполне реально. К тому же в отношении стран-наблюдателей в ШОС принимается простая формула - с ними выбирается два-три конкретных направления сотрудничества и по ним предлагается участвовать в заседаниях каких-либо органов ШОС. Но при этом они не участвуют заседаниях по всему спектру повестки дня ШОС. Наверное, такая формула могла бы быть применена и по отношению к Ирану. Всегда найдется два-три вектора взаимодействия, в том числе и экономические проекты, в которых Иран мог бы участвовать, как добрый и нормальный партнер.

Беседовал Галим Фасхутдинов
Редактор: Вадим Шаталин

Контекст