1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Российский политолог: Власть использовала все механизмы давления

Эксперт ассоциации "Голос" Александр Кынев в интервью Deutsche Welle приводит многочисленные факты нарушения избирательного законодательства.

default

Эксперт российской общественной организации "Голос", политолог Александр Кынев в интервью Deutsche Welle приводит многочисленные факты нарушений в ходе проведения президентских выборов.

"Хочу обратить внимание, что сами технологии давления на этих выборах, к принуждению к участию в них были связаны с контролем за организацией явки, - отметил Кынев. - Было понятно, что никакой реальной конкуренции нет. Поэтому дополнительно агитировать за конкретного кандидата смысла не было. Так что агитировали не за конкретного кандидата, а за сам факт участия в выборах".

Что касается механизмов контроля, то здесь, по мнению эксперта, шло перекрестное использование разных элементов - в частности, во многих регионах использовались лотереи, и они очень часто предполагали наличие квитанции или купона. И по этим купонам от граждан требовали отчитаться в участии в голосовании.

Технологии добровольного принуждения

"Кроме того, в ряде случаев - это касается общежитий, или голосования по открепительным удостоверениям, или голосования в вузах - просто говорили, что списки будут проверяться, - рассказывает Кынев. - И там в составе избирательных комиссий очень часто работали, соответственно, представители профкомов, деканатов и так далее. Они просто фиксировали пофамильно, кто не явился, и обещали проблемы с отчетностью, с местом в общежитии, со стипендией или чем-то еще".

На многих предприятиях, говорит Кынев, назначались кураторы, ответственные по определенным отделам и направлениям. Соответственно, сотрудники, проголосовав до определенного времени, должны были отчитаться перед своим руководителем или куратором, тот - перед своим куратором. И так по цепочке вверх. "Та же система в ряде регионов была связана с правоохранительными органами, где они тоже контролировали, выдавали отчетность: мол, такое-то подразделение или работники такого-то отдела полностью проголосовали, - поясняет эксперт. - То есть, использовались все механизмы, какие существуют".

Административная корректировка

По ряду регионов, например, Свердловской области и ряду регионов Сибири всплеск явки был "очень резким", утверждает политолог. "Ситуация понятна, - поясняет Кынев. - Губернаторы тех регионов, которые показали низкий результат в декабре, пытались лезть из кожи вон, чтобы показать, что они хорошо работают". Именно по той же причине была чуть ниже явка на Северном Кавказе, указывает политолог. "Осенью они показали явку на уровне, близком к абсолютному, - говорит Кынев. - Было понятно: это выглядит слишком нереально…"

По мнению политолога, итоговая явка будет колебаться в районе от 60 до 70 процентов. При этом он напоминает, что есть такой резерв повышения явки, как заграничные участки. "Дело в том, что по многим зарубежным регионам нет фактических списков избирателей, и любой человек, который приходит, по сути дела, вносится в дополнительный список, - поясняет эксперт. - Получается: кто пришел, тот и включен. Соответственно, это ведет к очень сильному повышению явки".

"У нас осенью была по регионам такая корреляция: процент явки почти везде совпадал с процентом, который в данном регионе получала "Единая Россия", - говорит Александр Кынев. - Скажем, если явка была 99 процентов, то 99 процентов получала в данном регионе "Единая Россия". Если была явка 54 процента, то "Единая Россия" получала где-то 54-55. Некоторые аналитики считают, что это признак фальсификации".

По мнению эксперта, нечто похожее может случиться и сейчас. То есть, если явка будет, например 65 процентов, полагает эксперт, то у Медведева в итоге будет результат около 65 процентов голосов. "Я думаю, что пока прогнозировать очень сложно - поскольку процесс был настолько зарегламентирован, фактически никакой нормальной социологии не было, - считает Александр Кынев. - В условиях, когда идет массовое давление, люди, даже когда их спрашивают во время опросов, говорят не то, что они думают, а то, что от них хотят услышать".

Егор Виноградов

Контекст