Российский ″племянник Паганини″ очаровывает Германию | Немецкая музыка: от классики до современных стилей | DW | 05.02.2014
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Российский "племянник Паганини" очаровывает Германию

Пожалуй, ни один молодой российский музыкант не производил в Германии такого фурора, как Даниил Трифонов. Обозреватель DW знакомит вас с пианистом и с тем, что думают о нем немцы.

"Изогнувшись, как кошка, стройный юноша склоняется над клавишами рояля и как будто безучастно наблюдает, как его паукообразные длинные пальцы, совершая минимум движений, достигают максимального результата", - так пишет о концерте Даниила Трифонова маститый критик Süddeutsche Zeitung Ян Брахман (Jan Brachmann). Он назвал свою статью о 23-летнем победителе конкурса имени Чайковского "Племянник Паганини".

Пропев гимн действительно фантастической технике Трифонова в таком же орнаментальном стиле, восхитившись легкостью, "рядом с которой поступь эльфов может показаться топотом слонов", Брахман поставил своего нового любимца выше целого ряда его знаменитых коллег (таких как Борис Березовский или Марк-Андрэ Амлен) и уж тем более выше таких персонажей шоу-бизнеса, как Лан Лан. Для Брахмана Трифонов – "не от сего фортепианного мира".

В ожидании мессии

Похоже, что на фигуру Даниила Трифонова спроецировались мессианские ожидания как критиков, так и публики. Его бескомпромиссная преданность романтизму, драматизм и субъективность стиля (то есть - никакого "преданного служения партитуре", Трифонов по сути заново сочиняет музыку, которую играет), тень мистики и готовность быть на сцене не только сияющим виртуозом, но порою и "странным кобольдом" (еще одна формулировка Яна Брахмана) убеждают в том, что на наших глазах рождается фортепианное чудо, по масштабу, да и по типу дарования сравнимое, пожалуй, из ныне здравствующих пианистов только разве что с Григорием Соколовым.

В течение последнего года Даниил дал несколько концертов в Мюнхене, Кельне, Берлине. Образовавшаяся в результате активная община его немецких поклонников обменивается в соцсетях сведениями о предстоящих концертах и другой информацией. Все уже знают, что Даниилу 5 марта исполнится 23 года, что он и сам пишет музыку (как тут не вспомнить молодого Ференца Листа!) и переживают, что музыканту после трех концертов в Германии сразу пришлось отправляться в турне по США.

Интересно, что к Даниилу Трифонову проявляют повышенный интерес пианисты старшего поколения, что бывает не так часто. В частности, частым гостем его концертов является Альфред Брендель (Alfred Brendel). Марта Аргерих (Martha Argerich), входившая в жюри конкурса Чайковского, подлила масла в огонь страстных поклонников Трифонова, сказав, что, по ее мнению, в нем "обитает демон". И даже старейший концертирующий пианист мира, 90-летний Менахем Пресслер (Menahem Pressler) довольно резко оборвал журналиста, рассуждавшего в беседе с ним о "русской фортепианной школе", словами: "Трифонов – это не школа! Трифонов - это уникальное дарование. Это нечто особенное. Бог дал ему руки, но чувства – они идут из глубины его души!".

Разговор со звездой

Мы встретились с Даниилом Трифоновым после его выступления в Кельнской филармонии. Даниил играл Второй фортепианный концерт Шопена. Его сопровождал Камерный филармонический оркестр Бремена под управлением Михаила Плетнева.

DW: Даниил, мы последний раз беседовали с вами пять лет назад, до начала вашей большой карьеры. Вы тогда говорили о любви к романтической музыке и о том, что, выступая на публике, вы преодолеваете себя. Насколько жизнь, которую вы ведете сейчас, отвечает тем вашим ожиданиям и чаяниям?


Даниил Трифонов: Жизнь кардинально изменилась. Я уже не помню, чтобы я когда-то слишком сильно волновался или чувствовал себя некомфортно перед публикой. Наоборот: мне доставляет огромную радость исполнение моей любимой музыки перед публикой.

- Ведь ваш репертуар развивается стремительно. Изменились ли ваши музыкальные вкусы?

- Вскоре после нашего прошлого разговора прошел конкурс Шопена, к которому я готовился около года и выучил огромное количество шопеновской музыки.

Шопен для меня – один из самых дорогих композиторов. Но в этом сезоне я играю, например, и Стравинского, и Шенберга, и симфонические этюды Шумана, и "Отражения" Равеля. Стараюсь развиваться в разных направлениях.

- Вы подписали эксклюзивный договор с фирмой Deutsche Grammophon, которая уже выпустила один ваш диск. Влияют ли эти обязательства на ваши программы?

- Пока вышел только первый диск - запись моего концерта в Карнеги-холле. У нас в планах различные проекты, но я их пока не могу разглашать.

- Вы играете по всему миру, ощущаете ли вы разницу залов, темперамента публики?

- В каждой стране и даже в каждом городе публика своя. Акустика зала, рояль, сама атмосфера – все это меняется от концерта к концерту. Что меня особенно радует в Германии – это замечательные залы и рояли, находящиеся в таком идеальном состоянии, что исполнитель действительно может показать максимум того, на что он способен.

- Вам приходится очень много ездить. Например, сегодня вы играете в Кельне, а завтра у вас сольный вечер в Берлинской филармонии. Насколько это утомляет?

- Если удается сохранять баланс и находить достаточно времени и для занятий, и для отдыха, спорта, то все в порядке.

-Спорта?

- Да. Плаванье, бег, иногда занимаюсь йогой.