1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Российский владелец верфей в Германии: Геополитика не сказалась на бизнесе

Инвестор Виталий Юсуфов пять лет назад купил обанкротившиеся верфи на севере Германии. О том, чего ему удалось добиться за это время, предприниматель рассказал в интервью DW.

Виталий Юсуфов – один из тех предпринимателей, которых сразу вспоминают, если речь заходит о российских инвестициях в Германии. В 2009 году о Юсуфове много писали в России, но прежде всего в Германии, когда он выкупил у другого российского бизнесмена, Андрея Бурлакова (убитого позднее в Москве при покушении), группу верфей в земле Мекленбург-Передняя Померания. Компания, тогда называвшаяся Wadan Yards, обанкротилась.

Учитывая негативный опыт с первым российским владельцем, немецкие власти беспокоились о том, сможет ли новый инвестор сохранить рабочие места. В прессе тогда назывались цифры от 1200 до 1600 сотрудников, потерявших работу. Чего удалось за прошедшие пять лет добиться Юсуфову? На международной экономической конференции в Берлине бизнесмен дал интервью DW.

DW: В 2009 году восточногерманские верфи были на грани банкротства. Как сегодня обстоят дела?

Виталий Юсуфов: Компания динамично развивается, мы празднуем пятилетие в августе. Компания сильно изменилась за это время. В 2009 году мы начинали фактически с нуля. У нас была возможность достаточно быстро набрать крупную и очень компетентную команду из специалистов, которые ранее работали на верфях. Но весь бизнес нам пришлось практически строить заново. Это потребовало изменения многих бизнес-процессов в компании, начиная от сбытовой политики и заканчивая схемами финансирования. По этому пути мы достаточно уверенно шли в течение пяти лет и, считаю, добились многих успехов, которыми мы обоснованно гордимся. Мы освоили новые рынки, завоевали новых клиентов.

- Какой оборот сейчас у Nordic Yards? Можете раскрыть какие-то показатели работы компании?

Виталий Юсуфов

Виталий Юсуфов

- Мы не публикуем наши финансовые показатели, но в настоящее время для планомерного, устойчивого развития мы стремимся за несколько лет достичь в среднем ежегодного оборота на уровне в 300 миллионов евро. Это тот уровень, который позволяет нам считать бизнес-модель устойчивой и находить достаточное количество ресурсов, финансовых прежде всего, чтобы реинвестировать их в укрепление компетенции, в исследования и в развитие. Мы идем к этому уровню, наша модель уже устойчива, потому что мы занимаемся более сложными, но и более высокомаржинальными типами продукции – ледоколами, платформами для ветровой офшорной энергетики.

- Может быть, все-таки раскроете, когда планируете выйти на рентабельность?

- Я думаю, что для нас далеко не самым ключевым показателем является именно рентабельность. Для нас как предприятия, которое, прошу отметить, только пять лет существует, гораздо важнее обеспечить работоспособность нашей бизнес-модели. Плюс, мы расширяемся. Для работы в области офшорной ветровой энергетики нам требуются дополнительные производственные мощности, поэтому мы недавно купили еще одну производственную площадку (в июне 2014 года – Ред.), которая находится недалеко от нас на территории Мекленбурга-Передней Померании, в городе Штральзунде. Тем самым мы расширили свою компетенцию еще и в области офшорных нефтегазовых проектов. У купленной нами верфи богатый опыт строительства судов и плавсредств именно в этой области. В целом в мире спрос на такую продукцию большой, и он постоянно растет.

На вопросы плановой или целевой рентабельности мы будем обращать внимание на следующей фазе нашего развития, когда отладим полностью работоспособную бизнес-модель по всем типам продукции. Тогда займемся оптимизацией оперативного бизнеса.

- А рабочие места удалось сохранить?

- Когда Nordic Yards приобрела две площадки в Висмаре и Варнемюнде, то персонала на площадках уже не было. Люди были уволены в рамках управления конкурсным управляющим. Мы начали с уровня не более 200 человек. Очень быстро, в течение первого года, поднялись до уровня 850. И за период, прошедший с 2010 года по сегодняшний день, мы наняли дополнительно около пятисот человек. Сейчас у нас около 1350 сотрудников в целом в группе. Из них около ста работает на новой площадке в Штральзунде. Мы идем по пути наращивания персонала. Стараемся сохранять рабочие места как среди простых специальностей, так и в области инжиниринга, высококвалифицированные рабочие места.

- Основные заказы к вам поступают из России?

- Нет, у нас в портфеле доля заказов из России очень велика, но не является превалирующей: менее тридцати процентов. Мы, конечно, работаем на российском рынке, он является одним из ключевых, поскольку именно оттуда мы ожидаем заказы на поставку арктических судов – не только ледоколов, но и торговых судов с ледокольными характеристиками. Мы видим в российском рынке потенциал, но не испытываем слишком сильной зависимости от него.

- На встрече в Берлине много говорили о том, что российские предприниматели боятся стать жертвами санкций со стороны Запада, хотя признают, что никто пока не пострадал. Что вы можете сказать на этот счет?

- В настоящий момент бизнес Nordic Yards никак не затрагивают ни прямо, ни косвенно те санкции, которые есть в отношении России. Мы этому очень рады, потому что это позволяет нам развиваться без коррекции нашей стратегии в каком-либо виде. Хотя, безусловно, как предпринимателю, работающему в условиях европейского, немецкого рынка, мне приходится учитывать эти факторы и оценивать, содержат ли они дополнительные риски для нас. На сегодняшний день не содержат ни по текущим заказам, ни по перспективным. Многие заказчики - это европейские, международные компании.

Но, в целом, к сожалению, наличие санкций и противоречий в политической сфере влияет на такие факторы, как взаимное доверие между участниками экономик двух стран, между заказчиками, влияет в целом и на уровень доверия в отрасли. В проектном бизнесе, которым мы занимаемся, крайне важен не только фактор технологического и финансового преимущества, но и фактор доверия. Мы очень надеемся, что текущие негативные тенденции не продолжатся достаточно долго, чтобы влиять на доверие между европейским заказчиком и европейским исполнителем, но с российскими корнями.

- То есть, если бы появилась хорошая возможность инвестировать сегодня в Германии, вы бы снова вложились?

- Я отвечу так: текущая геополитическая ситуация никак не изменила бы в негативную сторону мое решение о возможной новой инвестиции на немецком рынке. Очень важно иметь внятный долгосрочный бизнес-кейс. Тогда инвестиция оправдана. В противном случае никакая политическая конъюнктура не может его ни разрушить, не спасти – он развалится.

Самые читаемые сегодня

Новости

Контекст