1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

"Российские эскадроны смерти в Чечне"

Война, идущая уже не первый год на территории Российской Федерации, еще до событий 11-го сентября ушла в информационную тень – и не только в Германии.

default

"Вместо юстиции всем заправляет спецназ и военная разведка"

С появлением на посту президента России нового динамичного деятеля западные политики – не без влияния соответствующих лобби в своих странах – если и не закрыли, то полузакрыли глаза на то, что происходит на Северном Кавказе. А события 11 сентября в Америки и особенно последовавшая за ними "антитеррористическая война", на ход которой европейские политики могут оказать еще меньше влияния, чем на положение в России, окончательно вытеснили Чечню из поля зрения населения.

Но если в России это, возможно, целенаправленная политика, связанная с постепенным установлением нового информационного режима, то в Европе – это следствие глобальной апатии, которая вызвана перегруженностью СМИ сообщениями о терроре на Ближнем Востоке, военных действиях в Афганистане, о шагах – в том числе пока только заявленных – главного союзника европейцев – США, шагах, напоминающих движения самого крупного сухопутного млекопитающего – только не в посудной лавке, а в чужом вольере.

Сегодня две крупные немецкие газеты – "Зюддойче Цайтунг" и "Франкфуртер Рундшау" – приступили к публикации новых материалов о положении в Чечне. Эти статьи нарушают заговор молчания о грязной войне в Чечне, молчания, которое позорит западное общество не в меньшей степени, чем российское.

Целенаправленный террор против чеченцев

Из публикации "Зюддойче Цайтунг":

В Грозном, Аргуне, Чири-Юрте, Шали и Новых Атагах корреспонденты немецкой газеты "Зюддойче цайтунг" нашли подтверждения случаев необоснованных арестов, пыток и убийств. Все свидетельствует об истинности заявления российского правозащитного общества "Мемориал": "В Чечне действуют российские эскадроны смерти".

Солдаты, которые задерживают чеченцев, не могут идентифицировать свою личность, опознавательные номера танков и джипов нельзя разобрать. Подозрения в целенаправленном терроре против чеченцев высказывают и некоторые российские СМИ. "Новая газета" публикует показания майора федеральной армии, что спецгруппа ГРУ в январе в горном селении Шатой убила шестерых пассажиров автобуса, в том числе беременную женщину – мать семерых детей. Военный прокурор в интервью "Новой газете", пояснил: "В штаб-квартире федералов в Ханкале солдатам говорят: там, в горах – все бандиты, можете убивать, кого заблагорассудится. Мы вас не выдадим". По словам майора, всех офицеров, участвовавших в расстреле пассажиров автобуса, арестовали, а это – случай редкий.

Селение Чири-Юрт... Вскоре после обстрела с вертолёта такси, в котором находился Магомед Умаров, селение оцепили федералы. Восемь дней продолжалась "зачистка" деревни, обыскивали в поисках повстанцев каждый дом, каждую квартиру. Никаких сообщений о том, что операция оказалась успешной, не последовало. Зато был забит насмерть при допросе инвалид Хусейн Закриев, отец четырёх детей, страдавший хроническими заболеваниями сердца и почек. Сосед Закриева, находившийся вместе с ним в тюрьме в соседнем селе Старые Атаги, рассказывает: "Они его избивали дубинками и кусками стального кабеля. Они ведут себя как бешенные собаки".

Труп, весь в кровоподтёках, семья получила через два дня после ареста Закриева, без каких-либо дополнительных объяснений. Четвертого марта по Аргуну едет серенький грузовик. За машиной следует толпа людей с траурными лицами. Четыре раза грузовик останавливается, каждый раз перед чьим-то домом. И каждый раз выгружают труп. Среди убитых: 22-летний Алихан Мусаев, 29-летний Бислан Бихаев, 17-летний школьник Шамиль Идрисов, 18-летний Апти Барчаев.

Всех четверых арестовали два дня назад, предположительно солдаты 34-ой бригады МВД. Эта часть размещается неподалёку от Аргуна и печально известна своим усердием в "зачистках". Только в Аргуне без вести пропавшими считаются более 60 человек.

Четверо доставленных семьям мужчин скончались от огнестрельных ран. На запястьях – следы наручников, кровоподтёки на теле, жжёные раны на руках и ногах – типичные следы пыток электротоком. Все – в домашней одежде, а на одном из погибших – даже домашние тапочки. Как же понимать заявление военного коменданта Аргуна, полковника Виктора Смирнова о том, что вышеупомянутые "были убиты в боях с солдатами 34-ой бригады в ночь с 3-го на 4-ое марта"?

Организация "Мемориал" констатирует:

"Надёжно спрятанная за официальной пенитенциарной системой, существует параллельная система юстиции произвола. Она действует под покровительством военных и координируется из штаб-квартиры в Ханкале. Эта параллельная система не гнушается пытками и убийствами. Вместо юстиции всем заправляет спецназ и военная разведка".

Пробить стену молчания

Мы связались по телефону с автором статьи – московским корреспондентом газеты Томасом Авенариусом.

- Сколько лет вы работаете в Москве и как часто бывали в Чечне?

- Я работаю в Москве корреспондентом "Зюддойче Цайтунг" чуть больше трех лет. В Чечне я был несколько раз. Туда я приезжал ещё раньше, во время первой чеченской войны, и только что вернулся после недельной поездки, которую совершил вместе с коллегой из "Франкфуртер Рундшау" Флорианом Хасселем. Поводом для поездки послужило то, что и я, и мой коллега сошлись во мнениях, что после 11-го сентября война в Чечне полностью выпала из поля зрения общественности. А российское правительство обосновывает все свои действия там одним: они сражаются-де против исламского терроризма. И это полностью развязало им руки для нарушения прав человека в массовом порядке. Мы были в Чечне полтора года назад, провели там несколько дней, а теперь проехали примерно по тому же маршруту. Что касается первого результата поездки, то выводы наши – те же, что были тогда: права человека нарушаются в Чечне по полной программе.

- А о каком втором итоге расследования Вы хотели сказать?

- Второй результат – это колоссальная коррупция, вскормленная на тех деньгах, которые направляются Москвой ею же, Москвой, посаженному там правительству Ахмеда Кадырова.

- Название Вашей статьи можно перевести на русский так: "Затравленные одичавшими псами". Что вы хотели сказать этим названием?

- Это цитата из высказывания чеченца, который так охарактеризовал российских солдат. Речь идет не просто о названии, а о содержании происходящего там. Моё журналистское расследование и расследование моего коллеги из "Франкфуртер Рундшау" свидетельствуют: огромное число задержанных российскими солдатами чеченских мужчин исчезают, после чего в большинстве случаев находят их трупы со следами истязаний. Эта схема: сначала задержание человека у него дома солдатами, которые не предъявляют никаких документов и никаких объяснений, кого и почему они арестовывают, повторяется в Чечне повсеместно. Арестовывают мужчин, прежде всего – молодых мужчин, через несколько дней находят, если вообще находят, их изувеченные трупы. Некоторые родственники месяцами ищут тела своих родных, месяцами не знают, что случилось с их мужчинами. Что касается российских властей, да и чеченской местной администрации, то они такие случаи фактически не расследуют, да и не могут расследовать, потому что военные с ними не сотрудничают. А мое впечатление, которое со мной разделяет и мой коллега из "Франкфуртер Рундшау", состоит в том, что речь идет не об отдельных случаях, а о систематической, целенаправленной политике террора по отношению к чеченскому населению средствами отдельных военных акций такого рода. И мы оба придерживаемся мнения, что действия отдельных подразделений проводятся с ведома российского военного руководства. Акции военного террора против чеченского населения проводятся либо по приказу вышестоящего начальства, либо по меньшей мере с ведома этого начальства.

- Ну, а как реагируют ваши знакомые российские журналисты, так сказать, простые средние граждане на то, что вы им сообщаете, вернувшись из Чечни?

- Наша статья вышла только сегодня, но мы к таким же практически выводам пришли и после нашей поездки в Чечню полтора года назад. Российская реакция иногда противоречива. С одной стороны, у большинства населения незаметно особого интереса к событиям в Чечне. Это связано, правда, и с тем, что в России изменилась информационная политика, российское телевидение и российские газеты просто не сообщают о том, что происходит в Чечне. С другой стороны, большинство россиян прекрасно знают или прекрасно понимают, какого рода БЕСПРЕДЕЛ творится в Чечне, а это всё считается здесь нормой. При этом я не стал бы утверждать, что большинство населения поддерживает эту политику.

- Ну а в чем, по-вашему, причина безразличия россиян к положению в Чечне?

- Я думаю, важнейшая причина в том, что российские СМИ вот уже два года просто не могут или не хотят передавать информацию с места боевых действий. Это – следствие новой информационной политики президента Путина.

Война в Чечне стоит в тени войны в Афганистане. Это одна сторона. Мы знаем, что и немецкое правительство сталкивается с проблемой информирования своих парламентариев и своего общества о том, что происходит в Афганистане.

- Что могла бы сделать Европа, что могли бы предпринять европейские политики с тем, чтобы отделить одну, так сказать, маленьку войну в Чечне, от войны в Афганистане, и чтобы в России хоть что-то произошло, чтобы весь этот ужас, о котором вы рассказываете, прекратился?

- Я думаю, что для воздействия на положение в Чечне необходима отправка международных наблюдателей, и это помогло бы найти мирное решение конфликта, как это было в "первой чеченской войне", когда большую помощь могло оказать ОБСЕ. Война в Афганистане отличается от войны в Чечне очень существенно. Афганистан – это страна, в которой война идет уже двадцать лет и которую война разрушила, и там имеет место международное вмешательство. А в Чечне речь идет о терроре военных по отношению к жителям собственной страны. Российское правительство считает чеченцев в Чечне гражданами России. А если Чечня, как полагают россияне, это часть России, то президент России, правительство России и военное руководство должны следить за тем, чтобы российским гражданам не наносился такой ущерб. За это несет ответственность президент, за это отвечает военное руководство. А сообщений о нарушениях прав человека очень много. Об этом сообщают и правозащитные организации. Поэтому от федерального правительства Германии, и от правительств других европейских стран следует требовать, чтобы они поставили этот вопрос перед Россией. Всем известно, и очень хорошо известно, что происходит в Чечне. Правительство Германии, я знаю это, полностью информировано о происходящем в Чечне, но оно мотивирует свое невмешательство нежеланием портить отношения с Москвой.

Правительству Германии, как и правительствам других европейских стран, знающим о массовых преступлениях российских войск в Чечне и не поднимающим этого вопроса в диалоге с непредсказуемым восточным великаном, не позавидуешь.

Но что говорить о положении граждан страны, чья армия вошла во вкус безнаказанного кровавого террора по отношению к части собственного гражданского населения?

Ссылки в интернете