1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Российские немцы в Калининграде

27.06.2002

Сегодня мы продолжим вас знакомить с жизнью и проблемами немцев в Калининградской области. Виктор Гофман возглавляет образованное ещё в 1989 году общество немецкой культуры "Айнтрахт". По его словам, Калининградская область насчитывает около 100 национальностей. И все они мирно уживаются друг с другом. В области создано чуть более пятидесяти групп для изучения немецкого языка, в каждой из которых от 10 до 20 человек. Немецко-Русский Дом собирает под своей крышей представителей разных национальностей и служит интересам не только российских немцев.

По статистическим данным, в Калининградской области насчитывается около 6 000 российских немцев. Однако Виктор Гофман считает, что с учетом детей и смешанных браков эту цифру можно увеличить три раза. Калининградскую область тоже затронули миграционные процессы. Так за последние шесть лет из Калининграда выехали в Германию около 300 семей, ранее прибывших сюда из других регионов России. С Виктором Гофманом я беседовал в Немецко-русском доме.

- Господин Гофман, Вы возглавляете культурное общество немцев Калининграда, которое называется «Eintracht». В чем задачи этого общества?

- Идея была – попробовать объединить российских немцев, поскольку движение российских немцев, как формация народности присутствовало, имело место в России. В частности, в Москве.

Но мы не создавали политической организации, поскольку в нашей области, как вы понимаете, это невозможно даже сегодня – заявить о себе, как о политической структуре. И смысла в этом нет. Дело в том, что в Калининградской области сегодня проживает более ста национальностей. Толику этой массы представляют российские немцы. Согласно переписи населения 1989 года немцев в области чуть более 6 тысяч. На самом деле, как вы понимаете, перепись ведется по паспорту, а если учитывать, что многие сменили свои фамилии в советские времена, то, по нашим подсчетам, в области сегодня проживает около 12 000 российских немцев, включая их детей.

- Но ведь это же парадокс: если из Казахстана немцы уезжают и их становится с каждым годом все меньше, то в Калининграде немцев становится все больше. Почему?

- Это связано с тем, что у российских немцев очень мало шансов выехать в Германию. Родиной российских немцев является все-таки Россия, не Украина и тем более не Германия. Поэтому они должны оставаться в России. За них Россия в ответе до сих пор. И поэтому Калининградская область не то, чтобы является плацдармом для переселения российских немцев, а единственным, пожалуй, в России уголком, где межнациональных распрей просто быть не может, поскольку все мы здесь гости. Армянин, родившийся здесь, с полным правом может говорить, это моя родина. У российских немцев родина – Россия. А это – кусочек России, поэтому мы здесь себя чувствуем также вольготно, как представители любой другой национальности.

-Российских немцев, наверное, тянет сюда еще и потому, что территориально Калининград и Калининградская область находятся ближе к Германии?

- Да, в последнее время мы это ощущаем и занимаемся этими проблемами, потому что многие родственники проживающих сегодня в Калининградской области живут в Германии, и осуществлять родственные связи проще, находясь в шестистах километрах от Берлина, нежели из Сибири или Средней Азии. Есть примеры того, что российские немцы, прожив десяток лет в Германии, возвращаются в Россию и, в частности, в Калининградскую область.

- Сегодня с этим нет проблем? В Калининградскую область можно переезжать?

- Нет, сегодня с этим достаточно серьезные проблемы. И не только для российских немцев, для любой другой национальности из бывших стран Советского Союза. Бюрократия так сильна, что переступить через нее или пробить ее просто невозможно.

- А немцы, которые здесь проживают, говорят на немецком языке?

- Конечно, рост говорящих на немецком языке достаточно велик. Но Вы же понимаете, что люди, которые очень хорошо знали немецкий язык, и свое время не упустили (то есть, сильные люди), они, конечно, переехали в Германию. Часть настоящих патриотов, один из которых находится сейчас перед Вами, не едут в Германию. Мы думаем, что придут те времена, когда из Германии поток возвращающихся, который сегодня уже пошел, увеличится, и Россия поймет, что этот пласт культуры и рабочей силы, умов, в конце концов, больше нужен России, нежели Германии.

- Вы не едите в Германию из-за своих убеждений или Вы считаете, что Вы в Германии не сможете себя реализовать.

- Еще в конце 80-х годов, когда все лидеры движения российских немцев собирались в Москве на первых конгрессах, съездах, мы дали друг другу обещание, о котором, я думаю, многие живущие в Германии забыли. Мы обещали, что лидеры поедут в Германию последними и в последнем вагоне. Мы тогда ударили по рукам. И Гроут тогда при этом присутствовал, и наши лидеры. Я верен этому обещанию и не подал ни одного документа на выезд.

К сожалению, московские лидеры позволяют себе, живя в Германии, руководить российскими немцами на территории бывшего СССР. Это не правильно. Я в этой области живу 21 год. Приехал сюда как молодой специалист, а когда выяснилось, что я российский немец, мне сказали, нет, мы вас прописать не можем, у нас закрытый город. Но, тем не менее, я здесь закрепился. Начинал работать тренером, поскольку в культуру было не пробиться, не брали. А потом 11 лет работал директором дворца культуры, где собственно и произошло объединение российских немцев у меня во дворце. И вот мы уже 11 лет занимаемся предпринимательством. Надо как-то жить. Вы понимаете, федеральные деньги Германии в поддержку российских немцев в основном идут в регионы компактного проживания российских немцев, в такие, как Сибирь, на Волгу. А в нашу сторону финансирование не поступало из политических соображений, потому что любое движение в сторону российских немцев на территории Калининградской области рассматривается, по меньшей мере, как реваншизм. Но, тем не менее, еще в 90-е годы мы смогли убедить министерство внутренних дел Германии в том, что Калининградская область достойна финансирования в отношении российских немцев. И вот общество «Eintracht» выступило учредителем Немецко-русского дома, и дом был построен. Это единственное федеральное вложение в Калининградскую область. Кто может возродить культуру российских немцев? Только российские немцы. Потому что эту культуру знают только они сами. Немцы, проживающие в Германии, не знают культуры российских немцев. Российский немец – это вообще отдельная национальность. Это такой синтез, которого просто нет. Исторически несправедливо, что российские немцы растворятся в Германии. Они никому не нужны. И они стали никем. Этого не должно произойти. Понимаете? Мы должны остаться здесь, чтобы сохранитьсвоеобразную культуру российских немцев.

- Вы себя чувствуете россиянином?

- Россиянином с немецкими корнями. Я здесь дома, у меня свое дело. И почему российский немец, приехав в Германию, рвется в Россию, чтобы организовать свое дело? Зачем мне туда уезжать, чтобы организовать свое дело в России? Я здесь, а когда мне нужно съездить в Германию повидать родственников – никаких проблем.

Мой следующий собеседник Вальтер Лейтнер – бывший военный, сегодня руководитель региональной культурной автономии немцев в Калининградской области.

- Вальтер, культурная автономия тогда задумывалась как переходный период от культурной автономии к территориальной автономии. Как сегодня рассматривается этот вопрос?

- Кто-то, может быть, и задумывал её как переход, но вообще, по мировой практике, национально-культурные автономии преследуют цель сохранения национального самосознания. А сама автономия давала возможность поддержать российских немцев на территории России, пока не будет восстановлена историческая справедливость и где-то появится территориальная автономия, какая она была до войны. Это был бы центр, из которого питались бы все истоки культуры российских немцев. В частности, в Калининградской области поддержать и сохранить культуру российских немцев – просто. Тем более, что в Калининградскую область приезжает очень много российских немцев, и они бы не хотели уезжать отсюда. А едут они в Германию скорее по экономическим причинам. Многие, уезжая, буквально плачут навзрыд, и мечтают снова попасть сюда, хотя бы в Калининградскую область. Родина все-таки там, где твои корни, где похоронены твои предки. Если не в Калининградской области, то в России. Поэтому российские немцы и называют себя российскими немцами.

- В Калининградской области есть организация российских немцев «Eintracht». Вы возглавляете национальную культурную автономию. Не мешаете ли вы друг другу?

- Мы работаем совместно. У нас не две организации. Национальная культурная автономия была создана на базе трех организаций: «Eintracht», «Einheit», «Землячества российских немцев». Цели у нас, в общем-то, одинаковые. Мы работаем параллельно, совместно.

- То есть это не означает, что кто-то входит в культурную автономию, а кто-то в «Eintracht»?

- Нет, у нас есть координационный совет. Мы не делим людей на наших и ваших.

- А кто финансирует культурную автономию? Германия, наверное, в этом не участвует.

- Непосредственно, нет. Но нам оказывает помощь Немецко-русский дом.

-То есть, если культурная автономия проводит какие-то мероприятия, то некоторые из них финансирует Немецкий дом?

- Совершенно верно. Например, дни культуры российских немцев. По решению координационного совета мы собираемся, планируем, просим какую-то сумму. Нам дают деньги. Мы организуем мероприятие.

- Вальтер, Вы тоже не собираетесь уезжать в Германию? У Вас, как российского немца, достаточно нетипичная судьба. Вы сами не хотите уезжать, или Германия Вам отказала в приеме?

- Мне в приеме не отказывали. Я сам пока не стремлюсь уезжать. Я себя здесь реализовал. Я себя чувствую здесь личностью. У меня тут работа, жильё, друзья- товарищи. Материальных проблем, которые бы подвигли бы меня на переезд, у меня тоже нет. Мне нравится в Калининградской области. Здесь такая немецкая среда, и в тоже время мне нравится, что здесь русский язык. Я могу говорить по-русски. По-немецки я говорю плохо.

- А почему Вы плохо говорите по-немецки?

- Мы жили в таком районе, в котором было не принято говорить на немецком языке и мои родители боялись говорить по-немецки. Разговаривали только между собой в полголоса. А когда я в детстве хотел научиться говорить по-немецки, родители сказали: «Сынок, захочешь – выучишь».

- В начале перестройки трудно было себе представить, что российские немцы будут иметь собственные предприятия или станут учредителями каких-то АО. Считалось, что российские немцы могут работать только в селе механизаторами или коров доить, преподавать где-нибудь немецкий язык или заниматься культурой. Вы предприниматель,живете в Калининградской области. Говорят, что российские немцы могут быть мостом между Германией и Россией. Есть ли у вашей фирмы какие-то контакты с немецкими предприятиями?

- Специфика нашей работы не требует контактов с немецкими предприятиями. Хотя сейчас по лесу интересно было бы выйти на немецкие фирмы. К нам обращаются немцы. Контакт у нас есть, но ничего конкретного пока мы сами не продавали.

- Чем Ваща фирма торгует?

- Топливом, лесом.

-А в прошлом Вы военный!

- Да, служил на подводных лодках на Балтике.

- Как Вам это удалось? Вы скрывали, что Вы немец?

- Да нет, почему скрывал? Везде во всех документах написано – немец. И в нашей части я был не один. В нашей воинской части было двое немцев-офицеров. Я капитан второго ранга. А мой товарищ дослужился до капитана первого ранга. Командир отдельной самостоятельной части, правда, в Сибири, но все равно, это мощная военная часть, 10 военно-морской арсенал.

- Вы своим примером можете опровергнуть утверждение, что немцы не могли занимать в армии какие-то посты и им не доверяли?

- Насчет дискриминации не могу сказать. А вот продвижение по службе было задержано. Многие вопросы, касающиеся продвижения по службе, были довольны сложны. Я просто отказался от поступления в академию, потому что мне сказали так: «Нет, парень, ты лучше туда не рвись». А мой товарищ попытался поступить туда. 10 лет поступал. Поступил, когда Горбачев пришел к власти. Кстати, он – единственный российский немец, который на территории Красноярского края является командиром военно-морской части. Более того, это военно-морская часть построила русскую православную церковь.

- В демократической России немцы могут делать карьеру в любой сфере?

- Я думаю, что да.

- Сегодня, по Вашему, это не играет какой-то роли и объясняет то, почему талантливые российские немцы не стремятся в Германию? В России поле деятельности гораздо шире?

- Конечно, вот посмотрите: Герман Грефф – министр. Босс – бывший министр. Мой товарищ в должности контр-адмирала мог здесь стать даже зам. командующего Балтийского флота. Такая возможность была. А то, что он им не стал, не связано с тем, что он немец.

С Виктором Гофманом и Вальтером Лейтнером я беседовал в Немецко-русском доме в Калининграде. В следующем выпуске передачи «Мосты», который выйдет в эфир в это же время ровно через неделю, мы встретимся с директором частного театра в Калининграде Виктором Претцером.