1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Российские беспризорники

25.04.2002

Чумазые российские ребятишки в засаленных спортивных куртках, нюхающие клей из пакетика – расхожий штамп западных масс-медиа. Эти дети спят в подземных люках, на чердаках, в автобусах и электричках, перебиваются воровством и попрошайничеством, занимаются проституцией. Сколько их в России, в Москве - никому точно не известно, гуманитарные организации говорят о десятках тысяч. Кто несёт ответственность за судьбу этих детей? Как интегрировать их в нормальную жизнь? Проблема профилактики беспризорности и защиты прав детей стала темой конференции «Гражданское общество – детям России», которая состоялась сегодня в Москве. Подробнее об этой проблематике в «Теме дня».

100 миллионов детей в мире живут на улице. Каждый второй из них – в Латинской Америке. В последние годы с проблемой беспризорности вплотную столкнулись бывшие соцстраны Восточной Европы и Россия. Для России это проблема не новая. Сотни тысяч детей остались сиротами после революции и гражданской войны, около миллиона детей потеряли родителей во время Второй мировой войны. Однако социальная система советского государства сумела в короткий срок помочь детям: дать им образование, сделать их полноправными и полноценными гражданами. В нынешних условиях никто не несёт за судьбу беспризорных детей исключительной ответственности: ни родина, ни родители. За 12 постсоветских лет в России были приняты 140 законов и нормативных актов о защите прав детей. За этот же период количество социальных сирот, то есть беспризорных и безнадзорных детей достигло, по минимальной оценке - 700 тысяч. Настоящих сирот среди «уличных детей» России сегодня не больше 14%. Дети бегут от насилия в семье, от голода, нищеты. 26 % беспризорных детей, опрошенных по инициативе Минобразования России рассказали, что родители ими вообще никогда не занимались, треть детей указали, что их родители пьянствуют почти каждый день. Москва и Санкт Петербург – центры притяжения для детей из провинции. Москву даже называют столицей российских беспризорников. Здесь и состоялась конференция «Гражданское общество – детям России» на которой побывал наш корреспондент Анатолий Даценко:

Правозащитники обращают особое внимание на необходимость четко представлять себе различие беспризорника от безнадзорного ребенка. Безнадзорный тоже может шататься по улицам, подвалам, сутками не возвращаться домой. Но в том-то все и дело, что у безнадзорного в принципе есть дом и какие никакие, но родители. А у беспризорника нет ни дома, ни родителей, ни даже родственников, которые бы интересовались его судьбой. Председатель комитета за гражданские права Андрей Бабушкин, к примеру, считает, что настоящих беспризорников в стране насчитывается не так уж и много – 20-25 тысяч на почти 33 миллиона всех российских детей, в том числе 4-5 тысяч в Москве, куда беспризорников тянет как магнитом. Представители общественного фонда «Право ребенка» уверены, что если бы все эти деньги, которые государство тратит на всевозможные мероприятия по обсуждению проблем детской беспризорности направить на конкретную помощь этим детям, то большинство вопросов были бы сняты. Руководитель фонда Борис Альтшулер обращает внимание на абсолютную нескоординированность государственных органов в этом направлении, которые к тому же крайне неохотно сотрудничают с общественными организациями. К примеру, представители общественных организаций не допускаются даже к тем беспризорникам, которые попали в колонии для несовершеннолетних.

«А между тем, - добавляет Андрей Бабушкин, - есть немало свидетельств, что сотрудники правоохранительных органов, что называется, работают в качестве «крыши» для детской проституции, собирая с детей постоянную дань». Во многих государственных приютах воспитатели общаются с детьми как с малолетними зеками, из-за чего беспризорники бегут из приютов при первой же возможности. Директор общественного детского приюта «Дорога к дому» замечает, что чиновники тратят огромные деньги на строительство новых приемников, на реконструкцию старых, тогда как эти деньги следовало бы более эффективно тратить на подготовку соответствующих кадров из персонала детских учреждений, которых катастрофически не хватает. Московскому комитету «За гражданские права» одной из ведущих общественных организаций, занимающихся беспризорниками, государственные органы недавно помогли тремя тысячами долларов. Это притом, что Москомимущество – тоже государственная инстанция – добилась недавно судебного решения о выселении комитета «За гражданские права» из арендуемого им помещения. Правозащитники с горечью замечают, что вся официальная программа помощи беспризорным детям сводится к тому, что проводится какая-то громкая акция, а потом все возвращается на круги своя. «В России нет главного – нет ювенальной, то есть подростковой юстиции. Нет четко отлаженной системы борьбы с беспризорностью, нет помощи проблемным семьям, плодящим безнадзорных детей», - резюмирует правозащитники.

UNICEF – организация ООН, защищающая права детей, в исследовании о положении детей в бывших соцстранах приводит шокирующие данные: количество детей в приютах в России, Румынии, Литвы выросло с 89-го года на 50 процентов. Половина детских приютов и интернатов, даже по местным меркам, катастрофически нуждаются в ремонте. Но и пристроить беспризорника в детский дом, отнюдь не значит – решить его проблемы. Даже если учреждение приличное, ребёнок растёт вне семьи, вне общества и испытывает большие трудности, начиная самостоятельную жизнь. По статистике российской организации «Право ребёнка», в первый же год после детдома, 20% ребят попадают под суд, 10% кончают жизнь самоубийством. Защитники прав детей видят выход в системе патронажа, когда приличные семьи берут на воспитание беспризорных детей и получают за это зарплату. Другой выход – детские деревни. Это своего рода детский дом семейного типа. Строительством таких деревень в разных странах занимается международная организация « SOS Kinderdorf International ». В России третий по счёту проект недавно реализован в городе Пушкине под Санкт-Петербургом. Владимир Изотов рассказывает:

Детская деревня в городе Пушкине под Санкт-Петербургом считается юбилейной. Во-первых, ее строительство было начато в 1999 году в честь 50-летия первой детской деревни, появившейся в Австрии после Второй мировой войны. Во-вторых, она стала пятидесятой детской деревней в мире и третей в России, после Московской и Орловской областей. Недавно пушкинская детская деревня отметила свое двухлетие. Днем ее рождения считается 5 апреля 2000 года, когда в первом из 12 домов деревни появился первый ребенок. На церемонии открытия присутствовал президент международной организации SOS Kinderdorf International Хельмут Кутин, который был первым ребенком в первой детской деревне. Кстати, многие местные жители называют детскую деревню на немецкий лад – Киндердорф. И это неслучайно. Большую часть денег на содержание деревни действительно приходит через мюнхенский фонд SOS Kinderdorf International и от частных жертвователей, в основном из Германии, Австрии, Франции и скандинавских стран. Хотя есть некоторые денежные поступления и от петербургских частных структур: спортивных клубов, строительных фирм и даже от одного пивзавода. Помощи от государства детская деревня в городе Пушкине не получает. «Нас в лучшем случае не замечают», - говорят в администрации деревни. В настоящее время в 12 домах пушкинского киндердорфа со своими приемными матерями живут 68 детей в возрасте от 2 до 14 лет. При этом круглых сирот можно пересчитать по пальцам. В основном это так называемые социальные сироты. То есть дети, чьи родители лишены родительских прав. Питомцы пушкинского киндердорфа получают жильё, питание, одежду и учебники, ходят в общеобразовательные школы, приписаны к местным медицинским учреждениям. Однако, как замечают в администрации детской деревни, чувствуется острая нехватка учителей, работающих с детьми с задержкой в развитии. К концу нынешнего года количество детей, проживающих в пушкинской детской деревне, планируется увеличить до 80 человек. Кстати, вскоре в России должна появится четвертая детская деревня, в городе Костамукши Мурманской области.

На протяжении одиннадцати лет гуманитарную помощь социальным сиротам в Санкт-Петербурге оказывает немецкая организация "Deutsche Lebensbrücke" из Мюнхена. Немцы помогают медикаментами и оборудованием детской больнице номер 15, содействуют организации досуга детей в детском клубе, предлагают бесплатное питание, помогают устроить детей в приёмные семьи. Говорит Петра Виндиш:

«Ещё в 90-91 ом годах была надежда на то, что экономическая ситуация в России улучшится, и соответственно – разрядится социальная обстановка. Но, к сожалению, надежды не оправдались. На мой взгляд, простым россиянам живётся сегодня гораздо хуже, чем в 91-м году, когда мы начинали нашу гуманитарную помощь. Хотя у многих беспризорных детей есть семьи, есть родные, в нынешних условиях нищеты, практически нет возможности заставить их вернуться домой, где их опять будут бить, издеваться над ними. Гораздо увереннее и спокойнее они чувствуют себя в своих группах, бандах, то есть на улице».

Интересно, что в России на разных уровнях много говорится о «демографической катастрофе», о том, что ежегодная естественная убыль населения достигает нескольких сотен тысяч человек. Странно, что на этом фоне государство и общество столь несерьёзно относятся к своему будущему – детям, пусть даже и чужим детям. Скажите, вам больше помогали или мешали?

«Всякое бывало, иногда нам помогали, иногда – мешали. Мы наладили сотрудничество с российской гуманитарной организацией «Инновация», которая работает очень профессионально, эффективно и поддерживает хорошие отношения с городскими властями. Благодаря этому сотрудничеству нам удалось получить помещения для наших гуманитарных проектов на особенно льготных условиях. Когда начальство видит, что это серьёзные, долгосрочные проекты, нам идут на встречу. С милицией сложности возникают чаще, органы внутренних дел скептически относятся к проектам для беспризорных детей, у них свои методы «изъятия беспризорников с улицы». В них видят прежде всего мелких преступников. У нас были случаи, когда детей за кражу продуктов питания отправляли в исправительные учреждения, или вот ребёнка, который украл радиоприёмник отправили на год в детскую колонию. На наш взгляд это только усугубляет проблему. Решать её надо на нескольких уровнях. Это и задача российского государства, и международных гуманитарных организаций. Семья вновь должна стать ячейкой общества, нельзя пренебрегать гуманными ценностями. Стабильность общества иначе не может быть гарантирована».

Но ведь и в России достаточно богатых людей, организаций и фирм, которые могли бы помочь.

«Меня всегда очень разочаровывало отношение многих состоятельных россиян к проблеме беспризорных детей. Я уже 11 лет постоянно езжу в Санкт-Петербург, но когда я обращаюсь к богатым русским знакомым, говорю им «вы тратите за один вечер в ресторане две тысячи долларов, так может вы могли бы потратить только тысячу, а остальные деньги отдать нашим беспризорникам?», На это мне, как правило отвечают: «А зачем? Это - природная борьба за выживание. Выживает сильный. А остальных нечего жалеть.» Но тут возникает вопрос, осознают ли эти люди, что за «молодую смену» они воспитывают и, что эта смена может с ними сделать, когда подрастёт?»