1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Российская пресса в бесконтактном карате

В России беда следует за бедой: то подводные лодки тонут, то взрывают поезда. Очередная беда – предсказуемая. Называется она предвыборная кампания. Точнее – освещение этой кампании средствами массовой информации.

default

Кому выгодны поправки к закону о СМИ?

Россия готовится к парламентским выборам. В любой стране предвыборная борьба отражается и даже усиливается на страницах газет, в теле- и радиопередачах. Российские журналисты оказались в экстремальной ситуации - они должны и борьбу отразить, и никого не задеть - своего рода, бесконтактное предвыборное карате, считает в своем комментарии директор центра экстремальной журналистики Олег Панфилов.

КОММЕНТАРИЙ

В России беда следует за бедой: то подводные лодки тонут, то взрывают поезда. Очередная беда – предсказуемая. Называется она предвыборная кампания. Точнее – освещение этой кампании средствами массовой информации.

Вряд ли найдется здравый эксперт, который скажет, что в России идеальная пресса. Совсем нет, и уже прошедшие выборы губернаторов и президентов субъектов Российской Федерации последних лет свидетельствуют о том, что пресса во многом виновата в том, что ее активно используют кандидаты. Печатают компрометирующие конкурентов материалы, выпускают фальшивые газеты, избивают журналистов.

Но проблема отнюдь не столько в самой прессе, далеко не демократической, поскольку еще 12 лет назад она была коммунистической. Проблема во власти, точнее в представителях власти, использующей так называемый и любимый в России административный ресурс, угрожая редакциям всякими карами – от неожиданно новых, кабальных условий типографий, в большинстве своем государственных, до посыла в редакции санитарных врачей. Или пожарных. Или омоновцев в масках…

Кому выгодны поправки?

Ситуация плохая, более того, катастрофическая. И тогда верховная власть придумала поправки к законам о выборах и о средствах массовой информации. Суть такова: компроматы печатать нельзя, а кто напечатает, того два раза предупредим, а потом направим материалы в суд. Пока бумаги в суд идут и там пылятся, редакции закроем до окончания выборов.

В связи с этим возникает много вопросов. Но больше всего такие: кто определит, что статья содержит компромат, в смысле ложь, а не реальные факты, призванные предостерегать избирателя от возможности избрать преступника. В избиркомах таких специалистов нет. Нужна экспертиза, расследование, заключения специалистов.

Нет, гласит поправленный закон, разбираться будем потом, когда закончатся выборы. А кто выручит газету, закрытую, например, на две недели? Потеря покупателей, подписчиков, наконец, потеря прибыли. Редкая газета в России выдержит такой перерыв, она умрет.

Не верю!

И тогда возникает еще один вопрос: а по какому принципу будут наказывать газеты? Только независимые или иногда государственные?

А впрочем, ситуация-то все равно осталась прежней. И не от прессы зависит уровень моральной ответственности избирателя, а от власти. Ведь не заставляла же Валентина Матвиенко президента Путина публично, с экрана телевизора желать ей победы на губернаторских выборах. Владимир Путин сам это сделал, поскольку знает, что в России закон, что дышло, куда повернул – туда и вышло.

Не верю я в логичность этих поправок. Не верю.