1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Российская оппозиция: Власть встала на путь провокаций

Замена Владимира Путина на Дмитрия Медведева в президентском кресле не ослабила противостояние между властью и гражданским обществом, а наоборот, считают лидеры российской оппозиции и правозащитники.

default

Фото из архива: Москва, митинг оппозиции 3 марта 2008 года

17 марта в Москве прошла пресс-конференция, в которой приняли участие представители оппозиционных партий и движений, а также правозащитники.

Если раньше гонениям в России подвергались только опальные бизнесмены и активисты радикальных оппозиционных движений, то теперь объектом внимания властей стали все без исключения противники режима. Это наблюдение сделали сами оппозиционеры, в большинстве случаев исходя из собственного опыта. Например, глава "Комитета антивоенных действий" Михаил Кригер, который несколько дней провел в следственном изоляторе, как один из организаторов "Марша несогласных" 3 марта. "Правда уходит из России, - заявил Михаил Кригер. - Ее уже почти нет в суде, она абсолютно не востребована государственными органами. При этом власть отбрасывает остатки цивилизованности, и зачем-то, по непонятным мне причинам, начинает вести себя крайне неадекватно по отношению к оппозиции. Похоже, оппозицию в России просто пытаются извести под корень". Весна, оказавшаяся осенью Лидер молодежного "Яблока" Илья Яшин, хотя сам ранее неоднократно бывал в подобных ситуациях, за усилением давления на оппозицию наблюдает пока со стороны. Однако свежих примеров у молодого политика накопилось достаточно для того, чтобы сделать схожие выводы. По мнению Яшина, совершенно очевидно, что власть развязала войну против оппозиции. "Причем, это произошло вопреки ожиданиям многих, тех, кто ждал с приходом Дмитрия Медведева в Кремль наступления периода оттепели, - подчеркнул Илья Яшин. - В ночь прихода Медведева к власти был арестован мой товарищ в Петербурге Максим Резник, на следующий день был разогнан уже в Москве "Марш несогласных". Одним словом, "гайки закручиваются". И мы, гражданское общество, должны сопротивляться. Мы будем бороться за свое право заниматься политикой, потому что сами эти люди не успокоятся". Ассиметричный ответ Борьба оппозиции с действующей властью пока ведется по правилам, считает Яшин. В то же время власть уже давно нашла способы обходить закон. Активист Объединенного Гражданского Фронта" Сурен Едигаров стал одной из первых жертв провокации со стороны власти. Он стоял у здания МВД в одиночном пикете, то есть использовал форму протеста, не требующую даже уведомления. Однако довольно быстро рядом с Едигаровым появился незнакомый молодой человек, оказавшийся впоследствии сотрудником милиции в штатском, и ОМОН тут же арестовал пикетчика. Провокатора скоро отпустили, а молодого активиста оппозиционного движения жестоко избили в отделении милиции, при этом в отчете написано, что он инициатором драки с милиционером был сам задержанный. Таких случаев, когда повод для ареста создают сотрудники правоохранительных органов, за последние три месяца было уже несколько. Так были задержаны многие лидеры оппозиции, протестовавшие против ареста Каспарова в декабре 2007 года, также за решеткой совсем недавно оказалась, например, Мария Гайдар, которая пришла к зданию Генпрокуратуры с плакатом "Освободите Резника". Директор общественного центра и музея имени Сахарова Юрий Самодуров, сам дважды попадавший под следствие за свои политические взгляды, считает, что такая активизация со стороны силовиков - это прямой путь к диктатуре. Шаг за шагом "Мне кажется, нет ничего более опасного, чем открытое, демонстративное и циничное нарушение закона, которое позволяет себе власть сегодня, - сказал Юрий Самодуров. - Следующий шаг - это избиение... Следующий шаг - это провокация, в результате которой уже прольется кровь... Этому можно противопоставить только общее открытое негодование". Мнения относительно того, каким должен быть ответ оппозиции на действия властей, между тем разделились. В Объединенном гражданском фронте позицию Самодурова поддержали, сказав, что других способов борьбы быть не должно. А вот Илья Яшин, хоть и говорил о строгом соблюдении закона, не исключил, например, ответных провокаций против милицейских провокаторов. Егор Виноградов

Контекст