1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Российская демократия как музейный экспонат

Наш корреспондент Оксана Евдокимова отправилась на поиски демократии на родину первого президента России.

default

Jekaterinburg, Ural, Russland Foto: Oxana Evdokimova f. DW im Februar 2008

Город Екатеринбург, в котором географически сталкиваются две части света - Европа и Азия, символизирующие собой два противоборствующие культурно-политические начала, как никакое другое место России побуждает в преддверии президентских выборов задуматься о том, действительно ли эта большая, в глазах международной общественности и ее собственного народа все еще непредсказуемая страна шагает в антидемократическом направлении.

Jekaterinburg, Ural, Russland Foto: Oxana Evdokimova f. DW im Februar 2008

Сразу несколько эпохальных событий, сыгравших в истории России судьбоносную роль, оставили свои метки на Екатеринбурге. Ровно 90 лет назад, в 1918 году, уральские большевики жестоко расправились с последним царем Российской империи Николаем II. Об этом жителям Екатеринбурга сейчас напоминает возвышающийся над центром города Храм-на-Крови, в знак публичного покаяния и скорби возведенный на рубеже тысячелетий по инициативе местных властей. В конце столетия именно Урал стал одним из центров оппозиции советскому режиму и дал России первого демократически избранного президента, правда, сумевшего за годы своего правления заработать себе отнюдь не демократическое прозвище - "Царь Борис". Тем не менее, именно Борис Ельцин разрушил, казалось бы, непоколебимый советский тоталитаризм, покончил со стилем правления в духе "холодной войны" и дал СМИ свободу, чем заслужил признание во всем демократическом мире. Внутри страны однозначно оценивать действия первого президента пока не спешат. Не осмеливаются делать выводы о Ельцине также в стенах заведения, созданного специально для того, чтобы увековечить его демократические заслуги. И на то есть свои причины.

Демократия и раболепие

Я спрашиваю таксиста, знает ли он, как проехать в Уральский центр Бориса Ельцина. Седовласый пенсионер Алексей Федорович задумывается. Видимо, ему, коренному екатеринбуржцу, неудобно признаться, что нет. Я называю адрес, и пока мы едем, он взахлеб ругает своего земляка за то, что тот разрушил Россию, довел до голода и смерти огромное количество людей, отдал страну на грабеж циничным капиталистам, да и вообще знать, где находится Центр Ельцина, ему совсем не обязательно. Такой поворот нашего разговора меня ничуть не смутил: перед командировкой я специально ознакомилась с результатами одного из последних исследований, которое приходит к выводу: лишь 9 процентов россиян положительно оценивают годы правления Ельцина.

Я уже была готова к тому, что Алексей Федорович высадит меня на полпути. Но как только мы заехали на нужную нам улицу, и впереди показался голубой фасад нового офисного здания, мой водитель вдруг расплылся в улыбке. Он спросил меня, не к профессору ли Анатолию Дмитриевичу я еду. И действительно, моего собеседника звали именно так, о чем я тут же сообщила водителю такси. Он тут же забыл о своей обиде на Ельцина и начал говорить добрые слова в адрес Кириллова. Попросил меня передать ему большой привет.

Оказалось, что Алексей Федорович время от времени подвозит моего будущего собеседника на своей старенькой "Волге" до работы из резиденции самого губернатора, куда тот порой наведывается. После этого мне пришли на ум грустные мысли о раболепии и заискивании русского человека перед начальством, а также о том, что качества эти, столь давно и подробно описанные литературными классиками, наверняка, тормозят демократическое развитие страны и с удивительным постоянством из века век кочуют по необъятным просторам русской души. Размышляя об этом, я зашла внутрь Центра Бориса Ельцина.

Любовь к президенту

Jekaterinburg, Ural, Russland Foto: Oxana Evdokimova f. DW im Februar 2008

Вот это место мне очень нравится", - говорит директор Анатолий Дмитриевич, проводя меня в первый зал Уральского центра Бориса Ельцина. На входе меня встречают первый и второй президенты России, Путин и Ельцин, изображенные на огромных плакатах. В сознании европейского обывателя они как Запад и Восток, Европа и Азия, как свобода и тотальный госконтроль, - абсолютные антиподы в отношении того, что касается развития демократических свобод. На первый взгляд даже не совсем понятно, кому из них посвящена данная экспозиция, которая, по словам создателей, через призму Урала должна раскрывать тему демократического развития страны. Кириллов быстро находит объяснение смыслу такого построения выставки: "Очень важно то, что Ельцин в нужное время подумал о смене. В России весь ХХ век был временем смут. После ухода Ельцина тоже готовилась большая смута. Между Москвой и регионами был договор о переходе России к конфедеративному устройству. А компартия и массовые организации готовились к силовому захвату власти. Поэтому очень важно, что после долгих раздумий Борис Ельцин остановил свой выбор на этом человеке, на Владимире Владимировиче Путине".

Анатолий Кириллов не скрывает своего положительного отношения к нынешнему президенту. По его мнению, с демократического пути он не сошел. Об этом можно судить хотя бы по тому факту, что Путин не стал ругать своего предшественника за промахи и ошибки: "Владимир Путин не пошел по пути репрессий, а ведь многие от него, выходца из спецслужб, этого ждали. Хотя, что скрывать, с некоторыми людьми он и силовыми методами разбирался. А вот это Россия, березы наши, вот Урал …", - словно пытаясь переключить мое внимание, говорит Кириллов, показывая на яркие фотообои с уральскими пейзажами.

История Урала немыслима без Ельцина

Уральский центр Бориса Ельцина был создан примерно полтора года назад при поддержке московского Фонда первого президента России. В тот год Ельцину исполнилось 75 лет, а российской демократии стукнул бы, если бы не 70-летняя цезура на коммунизм, ровно век. Анатолий Кириллов лично Бориса Ельцина не знал, от него он получил лишь ручку в подарок в знак благодарности за открытие Центра. Она тоже выставлена в одной из витрин музейной экспозиции.

Всю свою жизнь Кириллов занимается исследованием истории Урала. Без имени великого земляка она сейчас просто немыслима. "Мы показываем, что наше государство - демократическое, - говорит Кириллов, - что власть принадлежит не бюрократии, а народу. Конечно, роль чиновничества пока еще велика, но это изменится".

В России сильны советские традиции

Я спрашиваю моего собеседника о взятии под контроль государства влиятельных СМИ, о том, не напоминает ли ему предвыборная гонка фарс. Кириллов не отрицает того, что программы телевизионных новостей сегодня действительно напоминают программу "Время" советских времен, но ТВ, говорит он, - ведь далеко не единственный источник информации: "У нас слишком много проблем, чтобы дать накапливаться негативу. Но перегибы действительно есть".

Директор Центра Бориса Ельцина считает, что кандидатура Михаила Касьянова на предстоящих выборах вряд ли кому-то помешала бы, ведь его бы все равно никто не выбрал. Он напоминает мне о том, что в России сильны советские традиции, что с народом на протяжении веков власть привыкла не считаться, но тем не менее подвижки есть. Реформы идут, и гражданское общество, по впечатлению Кириллова, в стране действительно строится, так что к европейскому уровню демократии, вектор которого обозначил Ельцин, Россия еще придет: "Конечно, у власти есть традиционное стремление считать себя самой умной, и это сказывается порой на не до конца продуманных решениях. Но люди стали реагировать. Люди стали голосовать. Многопартийность становится реальностью".

Выводы делать рано

Я пытаюсь возразить моему собеседнику тем, что все эти партии уже давно контролируются Кремлем и удивляюсь тому, что историк, преподаватель, аналитик Кириллов ни словом не обмолвливается о том, что сложившаяся в кулуарах высших эшелонов власти система, злоупотребляя мощным административным ресурсом, выдавливает оппозицию из политического ландшафта страны. "В любой стране мира в момент переходного периода государство вмешивается в процессы формирования партий. На данном этапе важен принцип преемственности, чтобы опять не разрушить то, что создано сейчас", - объясняет мне он. Потом Анатолий Дмитриевич, видимо, желая придать своей оценке некую взвешенность, добавляет: "Конечно, баланс и принцип разделения властей нарушен. Безграничная власть действительно сносит голову, но все равно позитива больше, чем негатива. Демократические идеи Ельцина командой Путина реализуются. Посмотрите, как сильно изменился наш город!".

Анатолий Кириллов по принципиальным соображением является беспартийным человеком, так как партийное членство, по его словам, мешало бы нейтральности и объективности его умозаключений. Тем не менее, он гордится тем, что в конце 90-х был советником губернатора Эдуарда Росселя и возглавлял штаб партии "Единство". Неоднозначность и осторожность высказываний и оценок директора Центра Бориса Ельцина Анатолия Кириллова делает его в моих глазах человеком, который играет по установленным властями правилам. Критика в такой системе ценностей - либо не принята, либо табу. И действительно, по словам директора, Центр Бориса Ельцина был создан не для того, чтобы критически анализировать сегодняшнюю политическую ситуацию страны, разбирая ее по полочкам на то, что "хорошо" и то, что "плохо". "Мы просто информируем о том, что было", - говорит он.

Директор считает, что выводы делать рано, не говоря уже о подведении итогов действий Ельцина. Он дает это сделать Владимиру Путину. Анатолий Кириллов подходит к видео-стойке медиатеки, нажимает на "плэй", и я слышу и вижу, как "еще президент" на всю страну объявляет: "Умер Борис Николаевич Ельцин. Ушел из жизни человек, благодаря которому родилась целая эпоха, родилась новая демократическая Россия, свободное открытое миру государство". "Ну что ж, - говорю я Дмитрию Анатольевичу, - будем надеемся на то, что демократия в России выйдет далеко за пределы вашего Центра и не превратится в музейный экспонат".

Оксана Евдокимова

Контекст