1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Cool

Российская группа «Би-2» на фестивале «Пи-рок»

31.03.2002

Технический университет в Котбусе предлагает

Уникальный курс «Мировое культурное наследие»

«Пи-рок» - неформальный клуб, объединяющий более двух десятков рок-команд и исполнителей, из числа русскоязычной эмиграции, недавно отметил свой первый день рождения. Официально о создании клуба было объявлено 24 марта прошлого года. В Интернете клуб представлен довольно содержательно страничкой www.pi-rock.de на которой можно почерпнуть подробную информацию о музыкантах и их проектах и послушать музыку в формате mp3. Задача клуба, как пишут ребята, заключается в создании системы взаимоподдержки и обмена, движущей силой которой будут молодые, пока ещё малоизвестные рок-команды.

В прошлые выходные в провинциальном городке Штадталлендорфе, неподалёку от старинного студенческого города Марбурга, рок-клуб

устроил фестиваль с участием именитых гостей из России – команды «Би-2». На фестивале побывал наш корреспондент Александр Павлов:

400 поклонников русского рока отплясывали в безымянном концертном зале под музыку русско-германских команд “Legat", "Trawa", "Jurassic Blues", "Prorok" и певца Леонида Корелла. Между делом народ подкреплялся бутербродами и пивом «Балтика» и «Жигули». А на дессерт публике предложили звезд российской поп-сцены, группу «Би-2». Ещё недавно ребята тусовались в Англии и Израиле. Выступление «Би-2» на фестивале “Pi-Rock” – стало первым на немецкой земле. В начале девяностых «Би-2» уехали из дождливой Беларуси в солнечный Израиль, а затем, как говорят они сами, на волне «иммиграционного ажиотажа» обосновались в Австралии. Лева и Шура сегодня работают как на российский рынок (это «Би-2»), так и на европейский – совместно с австралийским проектом "Chiron":

«Большую часть времени, процентов восемьдесят, мы посвящаем «Би-2». Когда остаётся свободное время, реализуем и другие проекты. Это не только«Сhiron». У нас выходит электронный альбом ремиксов и римейков под названием «Драма». Плюс есть еще пара проектов, например, «Биология», где мы поем песни с нашими друзьями: со «Сплином», с Юлей Чечериной, сейчас еще продолжаем работу».

В австралийский период «Би-2» на афишах крупными буквами писали: "Band from USSR» («Команда из СССР»). Австралийцы не очень просекают разницу, для них что СНГ, что СССР - все одно. В Мельбурне было круто называться совдеповской группой, которая играет русский рок, а в России публика запала на пришельцев из страны кенгуру. Но дело, конечно, не в экзотическом «брэнде». А в романтичной, немного меланхоличной энергетике «Би-2», в умелых аранжировках и запоминающихся мелодиях, – в наличии таланта, одним словом.

Для искушённого «уха» музыка «Би-2» звучит довольно ассоциативно, отсылает к известным аналогам, но так часто бывает с хорошим искусством: когда музыканты пропускают сквозь призму своей индивидуальности, то, что любят и слушают сами.

В российской музыкальной тусовке курсировали слухи: мол "Би-2" играли с "Savage Garden" и чуть ли не с «INXS». На самом деле вышел прикол: австралийский басист «Би-2» пошел на прослушивание к какой-то, якобы лажовой группе, после чего действительно долго плевался, а она возьми и превратись из никому не известной «золушки» в "Savage Garden".

Вообще-то австралийская рок-сцена невелика и вписаться в неё не просто. Какие возможности существуют у иностранных музыкантов в Австралии?

«У нас изначально вектор был направлен в сторону России, поэтому мы над этим вопросом особо не задумывались. Я думаю, что если бы мы приложили усилия, чтобы стать известными за границей, то наверняка был бы какой-то результат. Хотя, конечно, ниш очень мало и места все заняты. Но если ты интересен, то можешь найти свою нишу».

Живя на пятом континенте, «Би-2» заключили контракт с компанией "Sony Music Russia". Почему именно с ней?

«Очень просто: компания открылась за два месяца до выхода нашей пластинки, мы были первой группой, которая им попалась в руки. Они предложили нам самый удачный контракт, помимо "Sony Music" у нас были предложения от восьми других компаний. Но контракт с "Sony" оказался самым выгодным для нас, в общем-то и для них тоже».

Дедушка Леши был полковником и дважды Героем Советского Союза.

Есть тут какая-то взаимосвязь с хитом «Полковнику никто не пишет»? Может быть какой-то ассоциативный ряд?

«Да, нет никаких ассоциаций, - говорит Лева, мой отец радиофизик, это же не значит, что я буду делать песню про папу радиофизика».

(Так может быть, это обнищавший «полковник» Габриэля Гарсия Маркеса, который ждал писем и надеялся заработать несколько грошей на петушиных боях?) На Западе на «Би-2» ходит в основном русскоязычная публика. Но вот, во время недавних концертов в Лондоне, «Би-2» обнаружили, к своему удивлению, английских поклонников:

«Мы с удивлением обнаружили англоязычный фанклуб группы «Би-2», они ездили за нами на концерт в Кембридж. Дело в том, что мы не очень часто выступаем за границей. Это март получился у нас заграничным. Две недели назад мы были в Лондоне, пару дней назад выступали в Израиле, сейчас в Германии, потом Украина, Прибалтика, Белоруссия. Этот месяц у нас очень насыщенный».

В Германии «Би-2» первый раз. Что особенного они тут заметили?

«Сегодня гуляли по «проспекту Гитлера»... Шутка, конечно. Ну, вот Марбург у нас ассоциируется с Ломоносовым, он пешком дошел до университета. Все говорили, что он до Москвы пешком дошел. На самом деле он до Марбурга дошел».

Как и большинство россиян, ребята с теплотой и пониманием относятся к немецкому пиву и находясь в Германии вливают в себя солидные емкости этого пенистого напитка. А вот немецкая кухня Шуре не по вкусу:

«Ужасная кухня. Я вегетарианец, а тут сосики, картошка, булки».

А Леве все равно:

«А я питаюсь бургерами, кстати это по-немецки жители страны или города, - но поэтому мне до фени. Лишь бы были бургеры, да побольше».

А как с немецкой рок-музыкой, слушают «Би-2» своих немецких коллег?

«Нет, но за последние десять лет Германия реабилитировала себя благодаря «Раммштайну». Я слушаю Вагнера дома, но это отдельная история. «Раммштайн» единственная немецкая группа, широко заявившая о себе с начала 80-х. Шурик слушает ещё и «Скутера»... (Смеются). Да, я большой поклонник «Скутера», мы даже играли концерт вместе, в Санкт-Петербурге. Они пели наши песни, а мы их (громкий смех)».

Вот так всегда, с шуточками-прибауточками «Би-2» и отвечают на вопросы журналистов.

Египетские пирамиды, Большой каньон в США, камбоджийский храм Ангкорват или собор в немецком городе Аахене, где по преданию покоится прах Карла Великого, имеют одну общую черту. Все эти культурные и природные памятники объявлены ЮНЕСКО материальным наследием всего человечества. Согласно принятой в 1972-м году международной конвенции, Организация Объединённых наций по вопросам образования, науки и культуры играет выдающуюся роль в спасении и сохранении культурного и природного наследия. В списке ЮНЕСКО значатся почти семьсот объектов в ста двадцати странах. Решение о включении в список новых объектов принимает специальный комитет. Германия фигурирует в этом списке 25 раз. Для страны, на территории которой находится взятый под защиту ЮНЕСКО памятник, это довольно дорогая честь. Денег организация не даёт, зато тщательно контролирует, насколько заботливо страны обходятся с общечеловеческим достоянием. Специалистов по культурному наследию впервые в истории готовят в Техническом университете города Котбуса, где и побывал корреспондент «Немецкой волны» Конрад Линднер:

Студенты, записавшиеся на двухгодичный курс, который носит английское название "World Heritage Studies", вовсе не напоминают скучных зубрил-очкариков. Энергичные и увлечённые молодые люди приехали учится в небольшой восточногерманский город со всего света. На факультете 47 студентов. Лео Кабангбанг – филиппинец, изучал в Маниле биологию. Степень магистра он получит уже в Коттбусе. Рассказывая о культуре и традициях своей родины, Лео сбивается на гастрономическую тему:

«Рис для многих азиатских стран самый важный продукт. Готовят и едят рис в семейном кругу. Мы вообще довольно много времени проводим за столом. Это то место, где вся семья встречается, общается, обсуждает повседневные заботы и радости».

В своём проекте Лео занимается рукотворными террасами, на которых филиппинцы выращивают рис. Поколение за поколением закладывало на склонах гор ступенчатые рисовые посадки, поднимающиеся местами на высоту до 2000 метров над уровнем моря. Созданные трудолюбивыми филиппинцами террасы сохраняют природный баланс и подчёркивают красоту гор, что побудило ЮНЕСКО объявить эти ландшафты культурным достоянием всего человечества. Идея создать в техническом университете гуманитарный факультет принадлежит профессору кафедры Межкультурных исследований Мари-Терез Альберт и профессору архитектуры Вольфгангу Шустеру. К реализации замысла они приступили в 1999-м году, и уже вскоре их коллеги с технических и инженерных факультетов заметили, что работа «культурологов» не ограничивается книжной премудростью. Говорит профессор Мари-Терез Альберт:

«Моё призвание – политика развития стран третьего мира. Работа на кафедре межкультурных исследований для меня не менее важна и доставляет мне удовольствие, но мне хотелось бы совместить и то и другое. Я задумалась над тем, какой университетский курс мог бы интегрировать аспекты политики развития? Это удалось воплотить на нашем факультете. Примечательно, что студенты из стран третьего мира добровольно возвращаются после окончания вуза на родину. Они покидают нас, обладая не только профессиональным ноу-хау, но и новым сознанием своей культурной идентичности. Это мне кажется инновативной и удачной стратегией».

Учебный курс состоит из четырёх дисциплин. Это - культурология, сохранение исторических памятников, сохранение культурных ландшафтов и менеджмент. Преподавательский состав тоже интернационален. Профессор социологии Сильвано Кустоза из Милана надеется, что его студенты смогут внести в список ландшафтов, охраняемых ЮНЕСКО и свои родные места.

«Вполне возможно, что получится совершенно новый список. В него могли бы попасть и не очень заметные объекты. Мне вспоминаются итальянские деревушки в области Лигурия. Их строили по особой, средневековой технологии, когда одно строение подпирает соседнее, что значительно улучшает статику жилищ, делает их устойчивыми к сильным землетрясениям. Сегодня эти селения практически обезлюдели их обитатели построили себе в окрестностях новые, комфортабельные дома. Но, слава богу, находятся любители, главным образом из Германии, которые скупают эти средневековые комплексы и реставрируют их с соблюдением старинной технологии. Конечно, это вам не какой-нибудь знаменитый собор, но и эта сельская средневековая архитектура – часть мирового культурного наследия».

Сильвано Кустозу интересует планирование и психологическое переживание пространства. Его семинар называется «Культурное наследие и город будущего»: Импульсы для планировки городов грядущего профессор находит в одной из неевклидовых дисциплин - фрактальной геометрии.

«В современной науке линейная планировка города, основанная на классической геометрии, не отвечает ни времени, ни задачам, которые приходится сегодня решать. Городская реальность в постиндустриальную эпоху напоминает фрактальную картину, мозаику в которой отсутствует центр. Идея городского центра, теряет смысл. Новым геометрическим принципом и ориентиром для нас стали сетевые структуры и узлы: то, что раньше было на периферии, может оказаться в таком узле, одном из множества центров. Возвращаясь к примеру со средневековой архитектурой итальянских селений, можно сказать, что акценты в программе сохранения мирового культурного наследия тоже смещаются».

Профессор Томас Хайд из Канады, преподаёт «этику сохранения культурного наследия» и «экологическую эстетику». Томас Хайд исследует взаимоотношения природы и культуры. Ведь среди почти семисот памятников, охраняемых ЮНЕСКО, 138 – природные феномены. В дискуссиях со студентами часто обнажается ограниченность современных европейских представлений об искусстве и культуре, ведь единой эстетической нормы, обязательной для всех культур нет. Томас Хайд поясняет это на примере наскальных рисунков:

«Исследуя первобытное искусство, сталкиваешься с целым рядом проблем: что означают эти рисунки? как их понимать? Концепция первобытного искусства не так проста: иногда это просто отдельные штрихи, иногда отпечатки пальцев или целой ладони, а иногда это очень сложные рисунки. Вопрос и в том, какую ценность представляет для нас это искусство сейчас, в 3-ем тысячелетии? Мне кажется, что восприятие этого первобытного искусства неотделимо от восприятия природной среды. И в этом основа иной эстетики, эстетики природы, экологии»

В курсе «Природной эстетики» обсуждаются необычные вопросы. Что мы испытываем при взгляде на поле цветущего рапса и при рассматривании подсолнухов, нарисованных Винсентом ван Гогом? Или, насколько органично турбины немецких ветряков вписываются в природный ландшафт, в сравнении с филиппинскими рисовыми террасами? Такой вот межкультурный обмен на благо всего человечества, в небольшом восточногерманском техническом университете.