1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Роль КНР в туркменской экономике

Ашхабад под новый год прекратил поставки газа в Иран, преподнеся неприятный сюрприз своему соседу. Вопрос о том, на кого же может рассчитывать Ашхабад в будущем году, оставлен открытым

default

Туркменский газопровод в Китай

В последнее время много говорилось о том, что роль ведущего партнера активно старается взять на себя Китай. Однако, как сообщает корреспондент «НВ» Ораз Сарыев, эти отношения на сегодняшний день не столь безоблачны, как может показаться из чтения официальных сообщений. Это связано с двумя факторами. Первый состоит в том, что Туркмения так и не предоставила партнеру возможностей для проведения аудита углеводородных ресурсов. Корреспондент «НВ» напоминает, что после подписания в декабре 2002 года двустороннего экономического соглашения между Ашхабадом и Пекином китайская сторона пообещала предоставить многомиллиардный льготный кредит на развитие экономики Туркмении. Программой предусматривалось активное участие китайской стороны в проведении аудита углеводородных месторождений с возможностью последующей разработки и добычи этого вида природных ресурсов. КНР подтвердила готовность предоставить кредит в ходе визита китайской делегации в Туркмению летом 2005 года. Специалисты китайских компаний прибыли в республику для проведения исследований месторождений на юго-востоке страны и на Амударье.

Ау аудит

Однако, по информации, полученной корреспондентом «НВ» от источников в туркменском министерстве нефтегазовой промышленности, туркменская сторона не обеспечила приехавших конкретными данными о проведенных ранее исследованиях. В частности, из Ашхабада поступило указание не предоставлять китайской стороне данных об ультразвуковых измерениях и иных технических расчетах, направленных на обнаружение месторождений и проведенных ранее. Переданы были лишь общие сведения. Отсутствие базовой информации вынудило гостей свернуть работы. Они были отозваны обратно.

Тактика туркменского руководства в отношении партнерства в сфере добычи углеводородов не изменилась и после смены президента в Туркмении. Ни аудиты, ни возможности для его проведения партнерам из КНР не предоставляются, несмотря на то, что президент Туркмении К. Бердымухамедов осознает необходимость привлечения в эту сферу иностранных инвесторов – иначе не только широко анонсированное туркменское участие в проекте строительства Прикаспийского газопровода окажется под угрозой – а от него существенно зависит внешнеполитический статус нового президента – но и выполнение ранее данных обязательств по поставкам газа на экспорт может быть сорвано.

Пекин же не желает идти на большой экономический риск, и предлагает Ашхабаду свое участие в кредитовании лишь на условиях возможного самостоятельного проведения исследований и дальнейшей разработки и добычи ресурсов – именно углеводородами Туркмения должна погашать кредит. Туркменская сторона не торопится идти на эти условия, сообщает корреспондент «НВ» Ораз Сарыев.

Пока масштабные планы сотрудничества между двумя странами в нефтегазовой отрасли ограничиваются тем, что Китай готовится к освоению своими средствами ряда месторождений на западе Туркмении. Эти месторождения в годы СССР уже активно осваивались, однако, как говорят специалисты, методы освоения были, с современных позиций, варварскими. Теперь компаниям из КНР будет предоставлена возможность выкачать остатки с помощью своих технологий. Китайская сторона готовит поставку в Туркмению четырех буровых установок.

«Китайский вариант» тормозит коррупция

Но не стоит думать, что участие Китая в туркменской экономике ограничено лишь углеводородами. Пекин в счет собственных кредитов поставляет оборудование для текстильной промышленности, транспортные средства – в первую очередь, для железнодорожного транспорта - и военную технику, а также подготовил осуществление масштабной экспансии на рынок мобильной связи, модернизировал ряд линий. Источник в правительстве республики сообщил корреспонденту «НВ», что Туркментелеком получил из КНР систему мобильной связи на 50 тысяч номеров, причем с возможностью столь низких тарифов, что имеющиеся в республике системы станут неконкурентоспособны. Однако, по утверждению информированного источника, освоение этой системы задерживается. Причина – во втором из факторов, сдерживающих китайско-туркменский экономический альянс. Речь идет о коррупции. Как уже сообщала «НВ», вскоре после смерти С. Ниязова и прихода к власти в Туркмении К. Бердымухамедова основные доходные сферы экономики взяли под свой контроль родственники последнего. Не исключением стала и система мобильной связи. За продвижение на рынок та или иная фирма, как и во времена Ниязова, должна давать огромную взятку «куратору». Однако в этом вопросе у китайских партнеров имеются, по словам источника, серьезные сложности, так как взятки в КНР строго караются не только де-юре, но и де-факто.

Источник в правительстве рассказал, что в ходе заседания кабинета министров, прошедшего непосредственно перед новым годом, президент Туркмении обратился к подчиненным с вопросом, почему они не могут обеспечить каждого жителя республики мобильным телефоном, почему каждый второй афганец имеет такой телефон? Подчиненные не решились ответить, что такая возможность имеется, стоит лишь дать ход «китайскому проекту», но только на пути стоит близкий родственник главы государства.

архив

Аудио- и видеофайлы по теме