1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Роланд Гёц: "Не надо лишней суеты вокруг туркменских запасов газа"…

Британская компания Gaffney, Cline & Associates (GCA) представила правительству Туркмении результаты аудита газовых запасов месторождения Южный Иолотань–Осман. Их объемы оказались близки первоначальным оценкам.

default

Участок газопровода Туркменистан-Китай

На прошедшей неделе в туркменских средствах массовой информации появилась небезынтересная информация. Согласно опубликованным данным, британская Компания Gaffney, Cline & Associates (GCA) провела аудит газового месторождения Южный Иолотань-Осман на юго-востоке Туркмении и подтвердила наличие там значительных запасов газа.

Менеджер британской компании Джим Гиллетт (Jim Gillett) сообщил журналистам, что оптимальная оценка запасов месторождения в пять раз превышает запасы крупнейшего туркменского месторождения Довлетабад, что уже ставит Южный Иолотань-Осман по размерам на пятое или четвертое место в мире.

Изменит ли данное сообщение расстановку сил в Центрально-Азиатском регионе? И возрастет ли теперь интерес к Туркменистану у стран Западной Европы, нуждающихся в энергоносителях, альтернативных российским? На эти вопросы ответил немецкий эксперт Роланду Гёцу (Roland Götz).

Deutsche Welle : Господин Гёц, понятно, что такой небезызвестной британской компании нельзя не верить. Однако до сих пор о результатах аудита, что называется, из первых рук сообщают только туркменские СМИ…

Dr. Roland Götz

Роланд Гёц

Роланд Гёц: Китайские специалисты ранее уже исследовали данное месторождение, но до последнего момента не хватало оценки признанной на Западе компании, и вот теперь она есть. Объемы приблизительно соответствуют ожиданиям. Получается, что запасов больше, чем до сих пор указывалось в официальных западных статистических исследованиях, но меньше, чем утверждала ранее туркменская сторона.

- Заниженные оценки запасов туркменских газовых месторождений давали повод российским и некоторым западным экспертам говорить о бесперспективности планов реализации строительства новых газопроводов из этой страны, в частности на Европу, в обход России. Под вопросом была судьба прокладки по дну Каспийского моря Транскаспийкого газопровода, а также заполняемость проектируемого газопровода Nabucco . Что изменится теперь, когда появились результаты исследования, которым, судя по всему, можно верить?

- Пока ничего не будет меняться. Месторождения должны быть сначала разработаны. Лет через 10 добыча газа в Туркмении существенно увеличится. И тогда Туркмения сможет экспортировать столько, сколько уже давно собирается. Возрастут объемы экспорта в Россию, в Китай, чуть меньше, но также возрастут объемы экспорта в Иран и Турцию.

- Поговорим еще немного о маршрутах, нацеленных на разрушение монополии России. Можно ли теперь говорить, например, о том, что трубопровод Nabucco получил, так сказать, полную легитимацию? Смогут ли туркменские газовые запасы настолько основательно его заполнить?

- Трубопровод Nabucco должен наполняться из разных источников. Одного источника недостаточно. Ресурсы должны поступать, прежде всего, из Азербайджана. Пока нет трубопровода из Туркмении и Ирана. Существенный вопрос - когда эти трубопроводы могут быть проложены? Из Туркмении провести трубопровод можно было бы в течение ближайших лет, другое дело - какие объемы страна на тот момент сможет транспортировать? С Ираном все намного сложнее. Сможет ли Иран когда-нибудь экспортировать газ в Европу, на сегодняшний момент неясно. Итак, Nabucco имеет смысл, но газ должен поступать из нескольких стран: Азербайджана, Туркменистана, может быть, даже из Ирака, а также Ирана (не в ближайшей перспективе), ряда других стран.

- Изменится ли как-то поведение крупных энергетических игроков на евразийском пространстве?

- Мы говорим о долгосрочной перспективе. В ближайшие два - три года ничего существенного не произойдет. Сначала Туркменистан увеличит поставки газа в Россию, для чего должен будет увеличить пропускную мощность трубопроводов или построить новые. Потом, в году 2009 – 2010, будет построен трубопровод на Китай. Что будет происходить затем, пока неясно. Возможно, объемы поставок в Россию и Китай будут еще увеличены. Возможно, возрастут объемы поставок в Иран и в Турцию.

- Стоит ли ожидать теперь каких-то активных действий со стороны Москвы, которая стремится сохранить свою монополию на транспортировки энергоносителей в Европу и которой, мягко говоря, не особенно выгодны маршруты и трубопроводы в обход своей территории?

- Туркмении уже сегодня нужны бóльшие объемы газа, чем имеются в наличии, чтобы обеспечить полностью поставки по ныне действующему контракту с Россией. То есть бóльшая часть газа так и так будет уходить в Россию, согласно заключенному на много лет вперед соглашению. Потом на очереди Китай. И только на третьем месте по важности – другие страны. Думаю, что увеличения объемов поставок в сторону Запада (для начало речь будет идти о Турции) можно ожидать начиная с 2015 года. Для Европы мало что изменится в этой связи, поскольку объемы столь уж крупными все равно не будут. Европа импортирует газ из России и Северной Африки. Каспийский бассейн составляет лишь незначительную часть поставок.

- Тем не менее, стратегия Европейского Союза в отношении Центральной Азии все-таки содержит пункты, касающиеся энергетики…

- Расширение и укрепление связей между Европой и Центральной Азией не ограничивается исключительно энергетической сферой. Есть много других аспектов, интересующих обе стороны: экономические связи, инвестиции… Энергия – это только часть, и она не так уж много имеет общего с геополитической стратегией в отношении Центральной Азии. Многие склонны воспринимать и подавать это именно так, но не стоит уж слишком большую роль отводить энергетическому фактору. Не нужно преувеличивать.

Если говорить о природном газе, то вклад Центральной Азии в обеспечение Европы "голубым топливом" весьма скромен. С нефтью ситуация несколько иная. Можно предположить, что Казахстан в качестве нефтедобывающей страны в ближайшие несколько лет станет, возможно, некоей опорой для Европы, компенсирующей сокращение объемов поставок из России. В том, что касается природного газа, я подобных перспектив не вижу.

Беседовала Дарья Брянцева

Аудио- и видеофайлы по теме