1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

"Розы" оппозиции - слезы о Конституции

Будет ли в Киргизии вторая революция? Кто финансировал оппозицию во время ноябрьских митингов ? Какова дальнейшая судьба тандема президента и премьер-министра ? В чем "минусы" новой киргизской Конституции ?

Сегодня в нашей постоянной рубрике мы предлагаем вам вновь обратиться к событиям, произошедшим в Киргизии в начале ноября. Бессрочная акция киргизской оппозиции, которая могла стать второй революцией и повторением мартовских событий 2004 года, завершилась принятием новой Конституции. Но значит ли это, что республике удалось выйти из политического кризиса? Не возобновит ли оппозиция попытку вновь выйти на площадь? Ведь второе ее второе требование, отправить в отставку руководство страны, во главе с президентом Бакиевым выполнено не было. На эти и другие вопросы попытается ответить моя коллега Наталья Позднякова, которая в эти дни находилась в Киргизии и встретилась с известным киргизским политологом, Александром Князевым, который дал эксклюзивное интервью «Немецкой Волне».

Итак, вначале коротко напомню о том, что же происходило в Бишкеке в начале ноября. Второго ноября киргизская оппозиция вышла на центральную площадь столицы с двумя требованиями – принять новую Конституцию и отправить в отставку руководство страны во главе с президентом Курманбеком Бакиевым. Оппозиционеры заявили, что намерены находиться на центральной площади у Белого Дома до тех пор, пока власти не выполнят их требования. В течение недели многотысячная толпа поочередно пикетировала Дом Правительства, здания Парламента, городской мэрии и даже государственной телерадиокомпании. А, тем временем, все остальные ожидали, чем же закончится это политическое противостояние. Деловые люди опасались за свой бизнес, вспоминая о мартовских погромах 2004 года, жители столицы предпочитали не выходить из дома, зная, что от нетрезвых приезжих, которые составляли большую часть митингующих, можно ожидать чего угодно, а чиновники отмалчивались, боясь лишиться своих должностей и кресел. Впрочем, и в Бишкеке, и за его пределами начали поговаривать о том, что грядет вторая революция. Ей даже придумали название «революция роз». (Дело в том, что в первый день участники акции протеста, прибывающие на площадь, держали в руках живые розы, а своим цветом митингующие выбрали красный.) Пик напряжения пришелся на 7 ноября, когда на площади раздались выстрелы в воздух, милиция была вынуждена применить слезоточивый газ и светошумовые гранаты для того, чтобы успокоить разбушевавшуюся толпу. Это стало переломным моментом затянувшегося противостояния. Спустя сутки власти и оппозиция договорились о принятии новой Конституции. Утром девятого ноября президент Курманбек Бакиев подписал новый проект основного закона страны, в котором, прежде всего, были предусмотрены изменения, касающиеся распределения полномочий среди основных ветвей власти.

Таким образом, руководство страны выполнило первое и основное требование. Оппозиция еще накануне вечером восьмого ноября заявила о своей победе, и по этому случаю на площади, где были установлены юрты и палатки, в которых жили митингующие, состоялся большой концерт, как водится, с бесплатной раздачей угощений и спиртного. Еще не успел отгреметь праздничный салют, в честь принятия новой Конституции, как организаторы митинга, через местные СМИ заявили о том, что не отказываются от своего второго требования. Они дали пятнадцать дней президенту и правительству для того, чтобы решить самые наболевшие проблемы, подразумевая обеспечение экономического роста, борьбу с криминалом и коррупцией и т. д.

После такого заявления в Киргизии вновь заговорили о том, что через две недели ситуация повторится, и на площади вновь появится палаточный городок. Однако пятнадцать дней прошли, и этот прогноз пока не оправдался. Чего ждать в ближайшем будущем?

На этот вопрос сегодня отвечает киргизский политолог, профессор Киргизско- Славянского университета и академии ОБСЕ Александр Князев.

Александр, стоит ли ожидать в ближайшее время того, что оппозиция возобновит свои требования об отставке президента и правительства и выйдет на площадь?

-Я думаю, сейчас в обозримый период, в течение нескольких месяцев, эти процессы будут происходить больше в кабинетном формате, насколько мне известно, у оппозиции сейчас не очень хорошо обстоит дело с ресурсами. Ведь последние митинги они никак не были основаны на социальном протесте, люди, которые участвовали в этих митингах, были мобилизованы либо просто за деньги, либо это были люди так или иначе зависимые от кого- то из лидеров оппозиции. Предположим, был такой факт, когда на площадь заставляли выходить зависимых от хозяина работников подконтрольных самим лидерам, либо их родственникам предприятий и компаний. Поэтому, вот этот ресурс, который при такого рода мобилизации масс должен подпитывать их, на сегодняшний день иссяк, мне кажется. В том числе, и та часть этого ресурса, которая поступает из криминальных источников, а это имело место.

Но ведь на днях глава министерства внутренних дел заявил, что в Киргизии уничтожены основные криминальные группировки, а их лидеры обезврежены, -

- Это попытка выдать желаемое за действительное. Все эти явления есть. Другое дело, что после прошлогодних событий эти процессы криминальные очень тесно связаны с политикой. В криминальной сфере продолжается процесс перераспределения зон влияния, в этих событиях очень четко было выражено, присутствовала попытка южных группировок, через оппозиционных лидеров усилить свои позиции на севере республики в том, что касается транзита наркотиков. Причем прослеживаются связи оппозиции и с южными группировками криминальными и с южно-казахстанскими, в частности в городе Таразе.

Что касается нынешней ситуации, кто же все-таки одержал победу в этом противостоянии: оппозиция, чье основное требование было выполнено, либо президент и правительство, которые не допустили повторения мартовских событий, беспорядков и кровопролития?

-Это можно представить и победой Бакиева, поскольку, принята Конституция, в которой не так сильно усилены полномочия парламента, во всяком случае, нельзя сказать, что это та Конституция, через которую может быть реализована парламентская форма правления. Другое дело, что в этой Конституции усложнены все процессы принятия решений, и она может, в целом, заметно снизить эффективность системы государственного управления. Уступки Бакиева в отношении парламента, не очень велики, в отношении правительства - да, поскольку здесь уже будет все зависеть от того, кто будет возглавлять правительство, насколько он будет близок президенту. А в отношении парламента, он не так сильно утратил свои полномочия, но при этом Бакиев лишил оппозицию ключевого лозунга, вокруг которого можно было разворачивать серьезную активность. На сегодняшний день у оппозиции из всех их возможных претензий, лозунгов, требований остался набор среднего уровня: реорганизация телевидения, какие- то еще вещи, то есть, ключевого звена теперь нет. Он выполнен. У него теперь появился аргумент, вы хотели Конституцию, получите, все остальное это уже другой уровень не достойный того, чтобы требовать отставки. Хотя отставка Бакиева в этих событиях была более важной задачей оппозиции, нежели принятие Конституции. Пришлось в ходе событий этот лозунг дезавуировать.

Как повлияли ноябрьские события на судьбу тандема «Бакиев- Кулов»?

-По моему мнению, в дни кризиса Бакиев удержался в, высокой степени, благодаря поддержке Кулова. Существовала договоренность между Куловым и лидерами оппозиции о том, что он может перейти на их сторону. Возглавить оппозицию. Он этого не сделал. Он имеет серьезные рычаги влияния на силовые структуры. Вот этим своим потенциалом он поддержал Бакиева. Хотя и сам Бакиев вел себя во многом правильно. Произошло усиление позиций Кулова, сегодня это усиление еще и формализовано через принятую Конституцию, какой бы она не была. Есть такое опасение, что Бакиев попытается сейчас руками оппозиции, какими-то другими средствами, по крайней мере, ослабить Кулова, даже избавиться от него. Я думаю, что с точки зрения вот того политического расклада сил, который есть в республике, для Бакиева это было бы отрицательным моментом. Я не знаю, насколько понимает это он и его окружение, но еще долго будет сохраняться ситуация, когда они ( Бакиев и Кулов) будут нужны друг-другу. В тех попытках оппозиции сегодня предъявить те или иные претензии правительству, увидеть руку президента будет трудно, но я не исключаю, что это делается с его подачи через какие- то кулуарные договоренности. Если он допустит такую ошибку и избавится от Кулова, тогда его позиции будут достаточно слабы, скажем, если он поставит близкого, подконтрольного себе человека премьером ( предположим, ему удастся отправить в отставку Кулова,) тогда все действия будут проецироваться на Бакиева. Сегодня Кулов одновременно является тем субъектом, на которого можно направлять критику в случае промахов в работе правительства, а то, что у правительства будет немало промахов это очевидно, поскольку вся эта бурная политическая жизнь экономике наносит только урон, и позитива в экономике абсолютно никакого нет.

Была ли организована для проведения этой акции протеста поддержка извне?

- Я думаю, что вот для того уровня конфликта, который происходил, достаточно было и внутреннего ресурса. Внутренний ресурс тоже присутствует. Мне кажется, что вот на этом этапе, он играл более важную роль. Среди лидеров оппозиции значительная группа людей это бизнесмены, которые успешно работали в период президентства Акаева, и которые после прихода к власти Бакиева стали подвергаться прессингу. Они стали, скажем, так испытывать в своем бизнесе определенный дискомфорт, который был связан с деятельностью Бакиева и близких к нему людей. И с их стороны, участие в оппозиции - это, в общем-то, попытка спасти свой бизнес или по, крайней мере, избавить его вот от этого прессинга. Я знаю, что эта группа оппозиционеров, они очень серьезно "вложились" в этот митинг, даже есть разговоры о том, что многие из них могут потерпеть теперь в своем бизнесе фиаско, потратившись. В частности, один из лидеров оппозиции Омурбек Бабанов, который является здесь распорядителем активов российской нефтяной компании «Альянс», он рискнул, скажем, принадлежащей этой компании телекомпанией «НТС», которая в дни митинга транслировала выступления лидеров оппозиции и сами митинги. Сегодня он получил финансовые претензии со стороны российского телеканала очень солидные, которые могут поставить его на грань банкротства.

Удобно ли крупным стратегическим партнерам Киргизии, таким как США, Россия, ЕС работать с нынешним руководством республики? Другими словами, не заинтересованы ли они в том, чтобы в Киргизии вновь произошла смена власти?

Я думаю, что Бакиев всем внешним участникам в меньшей степени удобен, чем Акаев. Все- таки у Акаева, в силу, может быть, его образования, общего уровня интеллекта, даже в первые годы его президентства, когда не было какого- то политического опыта и все приходилось делать с чистого листа, хватало умения проанализировать и принять решение, пусть интуитивно. Он вел себя, в большей степени, комильфо. Бакиев, в меньшей степени, политик, он управленец, потому что, целый ряд его действий сегодня вызывает если не определенную конфронтацию, то настороженность, в частности, в отношениях с США.

Есть ли вероятность возвращения в страну и появление на политической арене экс- президента Аскара Акаева и членов его семьи?

Теоретически, да. Айдар, вряд ли, - он слабоват. Бермет, в этом отношении, больше мужчина. Есть такие амбиции, насколько я понимаю, это вполне реально, но должно пройти какое- то время, эмоциональная окраска негативная, которая сегодня присутствует вокруг имени Акаева, должна заретушироваться. Сам Акаев, я не исключаю, но на ролях определенного уровня, не самого высокого.

Есть ли в республике на сегодняшний день реальная альтернатива существующему тандему «Бакиев-Кулов»?

-Наверное, есть, одна из проблем так называемой здешней элиты, наличие большого количества людей с большими амбициями. Наверное, из числа тех, кто сегодня участвует в политике, можно найти вполне адекватную замену тем, кто сегодня занимает высокие должности. Но это не поднимет качество власти в целом. Сейчас вот такого рода перемены Киргизии, по моему мнению, не нужны. Надо вернуться в эволюционное русло в политике и потерпеть вот эти персоналии, тем более, что терпеть осталось не так долго.