1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Розовку по-прежнему называют маленьким Берлином

17.01.2002

В прошлый четверг мы побывали с вами в бывшем колхозе миллионере «ЗО лет Казахстана». Едва ли в тридцати километрах от него находится другой бывший колхоз-миллионер имени Кирова. До середины девяностых годов у центральной усадьбы колхоза – села Розовки - было второе неофициальное название – маленький Берлин. Сегодня практически все жители казахстанского Берлина перебрались на Запад, в Германию. И, тем не менее, село хранит свою историю. Начало Розовки положили в 1908 году первые 8 семей немецких переселенцев из Украины. Затем из Украины приехало еще 32 семьи. Решение назвать село Розовкой в память об украинском селе было принято на общем собрании жителей нового села в 1909 году. Спустя 19 лет, в 1928 году, в Розовке организовалась трудовая колония. Её председателем стал Дильман. У трудовой колонии было 24 лошади, 25 коров, 14 бричек и 15 плугов. Обрабатываемая посевная площадь состояла из 140 га. Первым трактористом в селе стал Карл Петрович Резвих. С 1936 года артель была переформирована в колхоз имени Кирова. В 1941 году началась массовая депортация немцев из Поволжья. Жители Розовки приняли переселенцев из Ягодной Поляны, Нижнего Побочино Саратовской области, Кавказа, Украины. После войны, благодаря трудолюбию жителей села, колхоз стал укрепляться, расширяться и хорошеть. В семидесятые-восьмидесятые и до середины девяностых годов хозяйство было одним из самых известных не только в Павлодарской области, но и гремело по всему Казахстану. А вот уже в середине девяностых, когда началась массовая эмиграция немцев в Германию, да и реформирование колхозов, для Ррозовки начались сложные времена. Однако, несмотря на все сложности и перипетии, хозяйство выжило, сменив вывеску – сегодня оно называется производственным кооперативом «Киров». Я встретился в Розовке с шестым по счету, но крепко сидящим в кресле, руководителем хозяйства с 1976 года Виктором Кондратьевичем Руди. Это ему бывшие жители Розовки, живущие сегодня рассеянно по всей Германии, благодарны за то, что он сумел сохранить облик бывшего немецкого села. Кстати, не только бывшего, - и сегодня здесь живут немцы из разных регионов Казахстана.

- Виктор Кондратьевич, что случилось с знаменитым колхозом имени Кирова?

- Он был одним из крепких хозяйств нашей республики Казахстан. Четыре года тому назад он поменял свое название. Колхозов теперь у нас в Казахстане нет, поэтому в феврале 1997 года колхоз был распущен и из числа желающих бывших членов этого коллектива был образован производственный кооператив Кирова. Мы ушли от политики, он перестал быть имени Кирова, а просто, чтобы на слуху осталось то название, которое ему дали люди, которые его создали, многих из которых сегодня нет в живых, а многие в Германии.

- А что представляет собой сегодня этот кооператив?

- Это все те же три населенных пункта, которые были в колхозе с 1963 года. Земельная площадь, находящаяся во владении колхоза составляет 30 000 га, из них 23 000 пашни. На момент роспуска в колхозе состояло 700 членов. Ни один человек не пожелал на начало 1997 года забрать свой земельный и имущественный пай, который был выделен каждому при роспуске колхоза. В 1997 году были долги, которые перешли к кооперативу. На собрании мы предложили, что если кто хочет работать самостоятельно, тот имеет право взять свой земельный и имущественный пай и работать самостоятельно.

- Если бы немцы, которые жили здесь и уехали в Германию сегодня бы оказались в этом кооперативе, дела бы кооператива шли бы успешнее, или человеческий фактор в этом смысле не играет особой роли?

- Человеческий фактор всегда играл и будет играть большую роль. И если бы здесь остались те люди, которые здесь работали на начало девяностых годов, естественно, дела шли бы лучше. Я не хочу сказать, что взамен выбывших приехали только плохие работники. Очень много хороших людей, добросовестных, квалифицированных работников, но, как и везде требуется определенное время для адаптации человека в новом коллективе. Это новое предприятие и пока люди привыкли коллектив и хозяйство пережили большие трудности, вызванные выездом наших работников. Выезд, вы знаете, был особо массовым с 1991 по 1997 год. Тогда мы испытывали определенные трудности с трудовыми ресурсами. Мы брали многих желающих из тех, кто сюда приезжал. Последние три года у нас эта проблема не стоит. И сегодня у нас в кооперативе работают только те, кто работает добросовестно, а от других мы, естественно, попытались избавиться. Поэтому на сегодня коллектив опять стабильный, сейчас мы принимаем только по договорам, и затем через год-два работник может стать членов кооператива.

- Стали пристальнее приглядываться к новым людям?

- Но туту также важно, что, в случае стабильной, прибыльной работы кооператива, в конце года работник-член кооператива получает дивиденды на свой имущественный пай, тогда как работники, работающие по договорам, этих дивидендов не получают.

- Эта форма работы имеет свои преимущества?

- В колхозе считалось все общим. Никто никогда не знал, что тут принадлежит кому. Было известно только, что мы, 700 членов колхоза, имеем столько-то скота и столько-то техники. Сегодня каждый член кооператива знает, какова его доля. Любой член кооператива имеет право в любое время написать заявление и сказать, что сложились такие условия, что я хочу со своей семьей или совместно с другими семьями хотим создать фермерское хозяйство, и кооператив в этом случае отлает им земли, технику, скот, и они могут работать самостоятельно.

- Вы, наверное, самый удачный пример вот такого вот кооператива, есть еще подобные кооперативы в Павлодарской области?

- Я не хочу сказать, что мы единственные, что мы самые лучшие. Но мы одно из самых крепких хозяйств нашей Павлодарской области, которое сумело сохранить потенциал, созданный за более чем 70-летний период существования этого предприятия. Пожалуй, мы единственное хозяйство, где не разрушен ни один объект соцкультбыта, где сохранено и жилой фонд, и детский сад и дом культуры и амбулатория и все остальное. Когда бывшие жители села приезжают из Германии, то они всегда боятся, что увидят разрушения, потому что много разговоров, что все разрушается в Казахстане. Наше село не похоже на умирающее и во многих вопросах удалось кое-что даже улучшить. В те, казалось бы, благополучные годы у нас никогда не было такой переработки сырья, как сейчас. За последние пять-шесть лет нам удалось многое сделать: мы имеем свою пекарню, мы имеем свой колбасный цех, маслоцех по выработке подсолнечного масла, как и раньше работает мыльный цех. С помощью Германии – за что большое спасибо вот этой стране, что не забывает о своих немцах, которые живут далеко, - мы построили и пустили в эксплуатацию сыроварню, которая единственная в области производит твердые сыры типа швейцарских. Мы фасуем молочную продукцию – молоко, кефир – и реализуем в Павлодаре. Всего этого раньше не было. Есть даже спортивный зал, которым пользуются в дневное время школьники, вечером работающая молодежь. Нам удалось построить душевые, сауну, комнату отдыха, тренажерный зал – этого не было даже в более благоприятные годы.

- Почему среди такого тяжелого экономического положения в республике вдруг кооператив Киров начал процветать?

- Мы еще пока не процветаем, а просто нормально живем, проблемы у нас остались. Мы просто тоже перешли к рыночной экономике – больше самостоятельности стало. Никто не советует чего и сколько сеять, сколько скота держать, с нас нет обязательных планов по сдаче зерна, молока, мяса государству. Эти решения мы теперь принимаем у себя в коллективе. Мы сами решаем что сеять, какой скот выращивать, когда продавать нашу продукцию и кому. Мы можем, например зерно засыпать в складские помещения и реализовывать его весной, когда цены будут значительно выше, что выгоднее для хозяйства.

- Виктор Кондратьевич, а сколько было населения в начале девяностых годов, и какое оно сегодня?

- Население в нашем сельском округе сильно не изменилось. Как было около трех тысяч человек, так примерно и осталось.

- Немцы уезжают, а в их дома въезжают другие? Кто эти люди?

- Домов пустых практически нет – они пустуют крайне незначительное время. Люди приезжают из других областей Казахстана, из других республик бывшего союза. Во многих регионах не удалось сохранить хозяйства, многие хозяйства обанкротились, не стало рабочих мест, проблемы с детсадами, кое-где даже со школами. Эти люди вынуждены были искать другие места, а наше хозяйство многих привлекает, тем, что здесь полностью отстроена инфраструктура. У нас прекрасная школа, работает детский сад, магазинов стало гораздо больше. Если раньше в селе было по одному магазину, то сегодня в Розовке их около пятнадцати. У людей появился выбор. Есть бани, действуют дома культуры, клубы, кафе.

В следующем выпуске передачи «Мосты» мы закончим разговор с Виктором Кондратьевичем Руди, который не собирается уезжать в Германию.