1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Родные, которых расколола война

Режиссер Виталий Манский снял фильм "Родные" о близких ему людях, которые из-за российско-украинского конфликта оказались по разные стороны баррикад. В интервью DW он объяснил, почему не хочет их мирить.

Кадр из фильма Родные

Кадр из фильма "Родные"

Режиссер Виталий Манский снял документальный фильм о близких ему людях, которые из-за драматических событий на Украине оказались по разные стороны баррикад. Для съемок ленты "Родные" Манский побывал в Крыму, Донбассе и во Львове.

Картина была снята на средства Германии, Латвии, Эстонии и Украины. Минкульт РФ в финансировании отказал. Тем не менее режиссер планирует показать фильм в России - на фестивале "Артдокфест" в декабре. Немецкая премьера состоялась в рамках фестиваля DOK Leipzig. Корреспондент DW встретился с документалистом в Лейпциге.

Deutsche Welle: Как возникла идея снимать этот фильм?

Виталий Манский: Когда начался конфликт на Украине, у меня возникло непреодолимое желание оказаться рядом со своими близкими. Когда мы начинали снимать, мы не знали, как скоро и чем закончится эта история. Сейчас накал немного подостыл, а ведь в определенный момент были опасения, что в Европе разгорится полномасштабная война. Мне хотелось зафиксировать этот момент.

- А какое событие стало отправной точкой?

- Голосование Совета Федерации, которое дало президенту России право вводить войска в другие государства. Было ясно, что речь шла об Украине, готовилась аннексия Крыма. Не забуду это послушное большинство поднявших руки, без единого голоса против. Это послужило толчком не только для создания фильма, но и для принятия достаточно серьезных решений в моей жизни.

- На премьере в Лейпциге вы посоветовали зрителям фильм не понимать, а чувствовать. Но все-таки: что они должны понять?

- Европейские зрители должны понять, что все, что происходит на Украине с российским участием, базируется на фундаментальных проблемах украинского общества. Этот конфликт уходит в многовековую историю Украины. Мой фильм - всего лишь некий катализатор для изучения этого конфликта.

- А какой реакции вы ждете от россиян?

- Мне интересна реакция тех, которые голосуют за нынешнюю власть. Я хочу с этими людьми разговаривать. Если вдруг меня пригласят с "Родными" в Крым, - а нужно понимать, что я ни в каких мероприятиях на его территории участвовать не собираюсь, - то для этой картины я готов сделать исключение. Я хочу говорить с людьми в Крыму.

Кадр из фильма Родные

Кадр из фильма "Родные"

Пока я снимал, я ни с кем не спорил. Я давал возможность высказаться. А у меня ведь тоже есть позиция по этому вопросу. Но я готов быть переубежденным, хотя думаю, что произойдет ровно наоборот, потому что позиция людей, разваливающих собственное государство, весьма уязвима.

- Объясните вашу позицию.

- Отжимать гараж у соседа, когда у него горит дом, - это подловато. Но отдельный человек может совершать подлости, потому что он слаб. А государство, которое совершает подлости, не слабое, а опасное. Люди, которые позволяют совершать своему государству подлости, разделяют с ним ответственность за это. И это уже не только моральная ответственность, но и вполне себе уже и уголовная.

- Какую роль в украинском кризисе сыграли российские СМИ?

- Никакая пропаганда не способна быть эффективной, если она не базируется на существующих в обществе противоречиях. Российская пропаганда использовала существующие в Украине противоречия выбора между путем подчинения и вхождения в зону российской империи и путем перехода в европейскую цивилизацию. Этот конфликт Украина решает практически на протяжении всей своей истории. И эта та самая идея, которую можно эксплуатировать.

Виталий Манский

Виталий Манский

Особенно, когда возникает резкий социальный слом. Был Янукович, которого Донбасс избрал президентом своей страны. Потом этого президента другая часть Украины низвергла. В этой действительно непростой ситуации Россия поднесла к Украине спичку, как к канистре с бензином. Вместо того, чтобы засыпать все порошком, так как это твой сосед, твой старший брат, как себя называет Россия.

- В конце фильме вы называете происходящее сейчас в России своей личной трагедией…

- Я в России прожил всю свою жизнь. Я родился в Украине и уехал оттуда в 18 лет. Я уже физически не проживу где бы то ни было больше лет, чем я прожил в России. Я с Россией связан корневой системой. Когда в твою корневую систему заливают серную кислоту, - это трагедия. Я переживаю за все, что происходит в России.

Контекст

- Но вы эмигрировали

- Да, я уехал в Латвию, но Россия существует в моем сердце. Это очень больной вопрос. Когда долго нахожусь в России, мне не хватает воздуха. Поэтому я приезжаю в Россию только по очень существенным поводам.

- Вам удастся показать свой фильм на фестивале "Артдокфест" в Москве?

- Если не будет обстоятельств, которые не позволят мне это сделать, то да. Но в прокат нас не выпустят. Юридически нам откажут в прокате на основании действующего законодательства.

- Вы как-то сказали, что не собираетесь вашим фильмом мирить ваших родственников. Почему?

- Любая война - это трагедия. А война, в которой воюют твои близкие, - это катастрофа. В данном случае моя семья - это образ украинского общества. Если мне предлагают мирить мою семью, то автоматически возникает предложение мирить общество. Мирить Донбасс с Киевом, конечно, нужно. Но прежде, чем это делать, должна закончиться эта война. Мириться во время войны невозможно. Люди остаются в окопах с оружием, но говорят, что они пока не будут стрелять. Все остаются при своем. А как же аннексированные территории, пленные, убитые? Люди, которые сбили "Боинг" с погибшими детьми, сидят в Крыму в шезлонге загорают? Так? Я категорически против такого мира.

Что будет с Украиной?

- Я езжу в Лейпциг последние 30 лет и помню, каким был восток Германии до падения Стены и каким он стал после объединения. Украина должна идти таким путем. Но это возможно только при поддержке Европы и если будет окончена война.

Смотрите также:

Контекст