1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

"Родина" предлагает эвакуацию на родину.

Дума приняла решение направить парламентский запрос в связи с пенсионным обеспечением соотечественников.

Российское информационное агентство “Новости” в среду сообщило, что Государственная дума России приняла решение направить парламентский запрос главе правительства Михаилу Фрадкову в связи с пенсионным обеспечением соотечественников, проживающих в Туркмении. Документ возник в связи с дискуссией, разгаревшейся в России после принятиея в Туркмении закона “О пенсиях”. СМИ рассказали о катастрофическом положении, в котором оказались пенсионеры, которым в соответствии с решением президента республики Сапармурата Туркменбаши были прекращены выплаты пенсий. Еще 9 февраля совет Думы принял решение о том, что инициатор постановки вопроса о ситуации с пенсионным обеспечением в Туркмении, фракция “Родина” в связке с комитетом по делам СНГ и связям с соотечественниками подготовит соответствующий документ и вынесет его на пленарное заседание. И вот 15 февраля соответствующий запрос был рассмотрен и принят.

Лидер “Родины” Дмитрий Рогозин в интервью “НВ” говорит:

ДР: Поскольку у нас до сих пор нет подробной информации, каков же закон об отказе Туркменбаши в социальных гарантиях собственным гражданам, я согласился с тем, чтобы формулировка постановления Государственной думы звучала следующим образом: “Запросить такую информацию в правительстве Российской федерации в течение короткого, двухнедельного периода. И по получении ее принять окончательеное решение, каковы должны быть меры воздействия российского правительства на Туркменбаши с тем, чтобы спасти сотню тысяч росийских жизней. Возможно, потребуется выделение дополнительного финансового ресурса из резервного фонда правительства для того, чтобы обеспечить репатриацию граждан РФ. Во избежание гуманитарной катастрофы, которая явно надвигается на наших соотечественников на территории Туркмении, во избежание того, что эти люди подверглись иному давлению на территории Туркмении, я считаю, что надо как можно быстрее эвакуировать их оттуда и, по крайней мере, рассчитаться с нашими стариками согласно тому, что государство обязано сделать по отношению к тем людям, которые честно работали всю свою жизнь.

Есть ли у России соответствующие средства?

ДР: Где искать деньги? Наверное, об этом надо спросить министра финансов РФ, который недавно отчитался перед коллегами из “Большой восьмерки” о том, как успешно двигаются дела в России. Россия сегодня зарабатывает сверхдоходы на продаже газа и нефти, цены на углеводороды поднимаются и нет страхов в связи с тем, что неожиданная благодать опустится на Ирак, Иран или Персидский залив, разом замолкнут все конфликты и нефть в цене упадет. Мы реалисты и понимаем, что Россия будет иметь сверхдоходы и думаю, что их небольшая часть вполне могла бы быть направлена на поддержку росийских стариков, которые вынуждены будут возвращаться в Россию из Туркмении. И вообще, с моей точки зрения, режим Туркменбаши, который активно сотрудничал с талибами по переброске в Россию и через Россию на Запад особо тяжких наркотических культур, таких как героин, требует не просто действий по эвакуации ни в чем не повинного населения в Россию или любую другую страну, но и решительного осуждения. И я не понимаю, почему до сих пор и Россия, и Запад сквозь пальцы смотрят на то, что там происходит. Режим Саддама Хуссейна на фоне режима Туркменбаши выглядит демократическим.

Запрос в правительство направлен. Каковы дальнейшие действия?

ДР: Наши действия – это работа экспертов, которые должны проанализировать принятые туркменским руководством законодательные и исполнительные решения, после этого понять, сколько у нас есть времени для принятия срочных мер по эвакуации населения. Желательно с этим господином найти компромисс и договориться, что россиянам пенсия все-таки будет платиться из российских источников, но если это не получится, то другого варианта, как эвакуация как минимум 35 тысяч пожилых российских граждан в Россию, я больше не вижу.