1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наука и техника

Роботы: дорогие игрушки или незаменимые помощники человека?

20.02.2006

Слово «робот» у большинства из нас ассоциируется либо с романами Азимова, Шекли и Брэдбери, либо с терминатором, робокопом и прочими персонажами голливудских научно-фантастических боевиков, либо, наконец, с современным промышленным производством. Хотя представить себе последнее без роботов действительно невозможно, учёные, работающие над созданием искусственного разума, ставят перед собой гораздо более сложные задачи, чем конструирование автоматов, избавляющих людей от тупого и однообразного труда на конвейере. Признанным лидером в роботостроении издавна является Япония, а потому нет ничего удивительного в том, что все последние разработки и достижения в этой сфере были с исчерпывающей полнотой представлены на всемирной выставке «ЭКСПО-2005», прошедшей близ города Нагоя в префектуре Аити. Экспозиция павильона создавалась под эгидой NEDO. За этой англоязычной аббревиатурой скрывается Организация по разработке новых энергетических и промышленных технологий – New Energy and Industrial Technology Development Organisation. Она была создана в 1980-м году для поддержки наиболее перспективных направлений исследований. А к таковым японские эксперты безоговорочно относят, прежде всего, именно робототехнику. Один из видных сотрудников NEDO – Казуя Абэ (Kazuya Abe), научный руководитель отдела автономных механизированных систем, – говорит:

Мы исходим из того, производство роботов будет расти. Мы полагаем, что к 2010-му году оборот этой отрасли составит 1,8 триллиона йен. Однако мы не знаем, сколько роботов конкретно будет произведено. Мы можем лишь попытаться оценить объём рынка.

1,8 триллиона йен – это чуть меньше 13-ти миллиардов евро. С одной стороны, вроде бы не так уж и много: оборот японской автомобильной промышленности сегодня в 10 с лишним раз больше. С другой стороны, если иметь в виду, что роботы, судя по всему, будут значительно дешевле автомашин и цена одного робота среднего класса вряд ли превысит 3-4 тысячи евро, то получается, что всего через 5 лет вокруг нас будет находиться около 400-т тысяч таких разумных аппаратов.

В этом и состоит смысл такой выставки: мы хотим продемонстрировать посетителям, как будет выглядеть обычная жизнь в окружении роботов,

– говорит Казуя Абэ и продолжает:

В перспективе будет создано 2 типа роботов. Первый тип появится на рынке до 2010-го года, то есть уже в ближайшие 5 лет, второй удастся реализовать лишь к 2020-му году, то есть через 15 лет. Давайте остановимся подробнее на первом типе. У этих роботов 5 предназначений: транспортировка инвалидов, уборка мусора, обеспечение безопасности, уход за детьми и обслуживание посетителей,. Эти разновидности роботов найдут применение на фирмах и в общественных местах. Здесь, на выставке, представлены роботы всех пяти разновидностей. Мы их таким образом испытываем. Важно, что тут они демонстрируют свои способности не в лабораторных условиях, а среди людей, то есть так, как это будет в реальной жизни через 5 лет.

Итак, начнём знакомство с экспонатами выставки с кресла-каталки «Wheelchair Tao Aicle». «Tao» по-китайски значит «путь»; «айкуру» – гибрид двух японских слов: «айдзо» («aijo») – сочувствие, сострадание, – и «куру» («cle») – ходить, передвигаться. Этот робот внешне выглядит почти как обычное инвалидное кресло-каталка, только сзади слева торчит некий отросток с видеокамерой на конце, а впереди справа на подлокотнике расположена многофункциональная клавиатура:

Всё, что вам следует сделать, – это указать место назначения, дотронувшись до панели сенсорного дисплея. Кресло-каталка доставит вас туда, объезжая по дороге все препятствия, будь то столбы, гидранты или выбоины в асфальте. Кресло регистрирует также цвет сигнала светофора: ждёт на красный, едет на зелёный. Благодаря прибору спутниковой радионавигации GPS и электронной карте местности кресло доставит вас прямиком к указанной цели – скажем, ко входу в определённый ресторан.

Вторая разновидность – роботы для уборки мусора. Например, «Robohiter RS1» компании Subaru: «хитер» («hiter») – это одна из грамматических форм японского глагола «чистить», RS – аббревиатура английского слова «Road Sweeper», то есть «уличный подметальщик». Ещё один представитель той же разновидности роботов – «SuiPPi» концерна Matsushita: слово «SuiPPi» - это соединение английского глагола «sweep» («подметать») и японского слова «suisui», обозначающего «делать что-то с лёгкостью». RS1 и SuiPPi выглядят как обычные подметальные машины, только без кабины водителя: этакие ящики зелёного цвета на колёсах, метр в высоту, полтора в длину, с вращающимися щётками...

Они располагают сенсорами, которые распознают пыль и мусор, что позволяет им заметать и засасывать их. Оба робота оборудованы системой спутниковой навигации и электронной картой, что позволяет им быстро ориентироваться на местности, а также инфракрасными сенсорами для предотвращения аварийного столкновения с препятствиями

Представителем третьей разновидности роботов является агрегат под названием «Мудзиро Лигурио» («Mujiro Ligurio»). Слово «Лигурио» происходит от названия области на севере Италии и призвано напомнить её мягкий холмистый ландшафт. А слово «мудзиро» придумано японским поэтом-авангардистом Ихоко Курокавой (Ihoko Kurokawa). Оно состоит из трёх слогов, первый из которых, по утверждению автора, передаёт ощущение теплоты, второй придаёт слову ностальгическое звучание, а третий ассоциируется с приказом. Главное же – Мудзиро, по словам японцев, живо напоминает им Мондзиро (Monjiro) – неприкаянного самурая-скитальца из очень популярного в стране телесериала. На европейский взгляд, это изделие больше смахивает на довольно упитанную сову: большие круглые глаза-видеокамеры, приземистый плотный корпус с низко свисающими по бокам бурыми крыльями. Назначение робота – патрулирование территории и обеспечение безопасности объекта.

Если он обнаруживает подозрительный объект, боковые панели-крылья откидываются, высвобождая руки-манипуляторы. С их помощью робот может захватывать и транспортировать опасные предметы, включая биологическое и химическое оружие. Специальные сенсоры позволяют ему анализировать и идентифицировать множество субстанций.

Четвёртая разновидность роботов представлена автоматом под названием «PaPeRo». Это сокращение от английского обозначения «Partner Personal Robot», то есть «персональный робот-партнёр». На самом деле это своего рода нянечка и воспитатель детского сада в одном лице. Выглядит робот как некая помесь мусорного ведра с пластмассовым игрушечным человечком в велосипедном шлеме. Однако эта консервная банка ростом менее полуметра на колёсиках очень нравится маленьким посетителям выставки:

В этой зоне роботы могут играть с детьми. Здесь у нас что-то вроде детского сада. Конечно, этот эксперимент проводится под надзором воспитательницы из плоти и крови. ПаПеРо резво подъезжает к усевшимся в кружок детям, здоровается с ними, потом затягивает песенку, рассказывает сказку.

Робот «чувствует» прикосновения, распознаёт речь и даже запоминает лица, то есть обладает способностью к почти полноценной коммуникации. Через полчаса ПаПеРо прощается и едет на подзарядку аккумуляторов. Его создатель, инженер компании NEC Ёсихиро Фудзита (Yoshihiro Fujita), говорит:

Сначала мы собирались придать ему образ какого-нибудь животного, но потом всё же отдали предпочтение совершенно оригинальной форме. Такой, чтобы она вызывала симпатию, но ни с чем знакомым не ассоциировалась.

Представленная на «ЭКСПО» версия ПаПеРо – это результат более чем 5-летних усилий.

На фирме NEC мы занимаемся, в частности, и разработкой электронных систем восприятия внешних сигналов. Однако прежде речь шла исключительно о промышленных роботах – они должны были, скажем, распознавать, что за деталь находится перед ними и с какой стороны её обрабатывать. И в какой-то момент мы подумали, а нельзя ли эти системы адаптировать к применению в непромышленных условиях? Так родилась идея создания робота-няньки. Мы много размышляли насчёт цветовой гаммы, экспериментировали с различными сочетаниями цветов. И в том, что касается голоса, мы тоже испробовали множество вариантов. Была даже версия со взрослым голосом. Но детский всё же забавнее и нравится всем гораздо больше.

Пятая разновидность – робот для приёма гостей и обслуживания посетителей по имени «Actroid». Название происходит от слов «actor», то есть «актёр», и «android», то есть «искусственный человек». Внешне Актроид выглядит точь-в-точь как молодая японка, каких можно встретить в бесчисленных справочных бюро на вокзалах и в аэропортах, регистратурах больниц, вестибюлях гостиниц, фойе театров и концертных залов. Сходство поразительное: одежда, причёска, жестикуляция, искусственные глаза с рефлексом моргания, искусственная кожа с порами и волосяным покровом практически неотличимы от настоящих. Очень трудно заставить себя поверить, что внутри этой обаятельной дамы – механическая начинка из сервомоторчиков, насосов, проводов и шлангов, работа которых, скоординированная компьютером, имитирует мимику и движения живого человека. Механическая японка ещё и разговаривает на 4-х языках – английском, японском, китайском и корейском, причём на каждом языке – другим голосом. На стенде стоит табличка с надписью: «Если вы хотите говорить по-английски, скажите, пожалуйста, хэлло». Один из посетителей интересуется, как ему пройти к павильону «Тойоты»:

– Хэлло!

– Добрый день. У Вас есть вопрос? Я постараюсь на него ответить! Спрашивайте!

– Где здесь павильон «Тойоты»?

– Здесь много разных павильонов. У каждого интересный, оригинальный дизайн. Хочется верить, что Вы найдёте время посетить большинство из них. Спасибо за то, что поговорили со мной. Я надеюсь, Вам нравится на выставке «ЭКСПО Аити». Следующий, пожалуйста.

Электронная дама поняла слово «павильон», а слово «Тойота» – не поняла. Тут дело либо в бедности словарного запаса робота, либо в несовершенстве системы распознавания речи. Но эта проблема поддаётся решению относительно легко. Вопрос в другом: хорошо ли само по себе столь безупречное сходство робота с человеком? Хорошо, – считает Икухиса Такахаси (Ikuhisa Takahashi), глава той самой фирмы «Kokoro Company», на которой разработан Актроид:

Роботы воспринимаются людьми как бессердечные, бездушные машины. Мы же стараемся придать этим автоматам душу. Неслучайно наша компания называется «Kokoro», что по-японски значит «сердце».

Эту точку зрения разделяют и инженеры фирмы «Тойота». В своём павильоне, том самом, куда так стремился попасть незадачливый посетитель, спросивший дорогу у Актроида, был представлен целый джаз-оркестр из роботов. Все они не только безукоризненно играли на своих инструментах – саксофонах, тромбонах, трубах и ударных, – но и выглядели как самые настоящие живые музыканты.

Между тем, в Европе и США немало серьёзных учёных полагают, что попытки придать роботу максимальное человекоподобие – не просто бессмысленное, а вредное баловство. И ссылаются при этом... на японского инженера Масахиро Мори (Masahiro Mori), который ещё в 80-х годах прошлого века открыл интересный психологический феномен, названный им «эффектом зомби»: чем человекоподобнее и, следовательно, привычнее выглядит робот, тем больше он располагает к себе, но лишь до определённого предела, потому что слишком точная копия, практически неотличимая от живого человека, вызывает у людей резкое отторжение. Причём неприятие это объясняется способностью тонко чувствовать чужие эмоции. Керстин Даутенхан (Kerstin Dautenhahn), профессор Хартфордширского университета в Англии, специалистка в области искусственного интеллекта, говорит:

Люди на редкость чутко улавливают любую фальшь в поведении собеседника. Они, как правило, сразу видят, в каком тот настроении, замечают, если он расстроен или неважно себя чувствует, даже если пытается это скрыть. Пусть они не всегда сами осознают, что конкретно их насторожило, но если что-то не так, они это обязательно замечают.

Даутенхан не перестаёт удивляться тому, что многие её коллеги – прежде всего, в Японии, – упорно пытаются перещеголять друг друга в человекоподобии создаваемых ими роботов. Сама же она исходит из того, что внешняя форма любого устройства, в том числе и робота, диктуется его функцией. Даже если роботам приходится действовать в мире, созданном человеком, оптимальное решение многих задач вовсе не требует от них человекоподобия, скорее даже наоборот. Чтобы достать что-то с верхней полки шкафа, людям приходится взбираться на табурет, что чревато падением и травмой. Роботу для этих целей было бы практичнее иметь телескопический манипулятор. Впрочем, профессор Даутенхан признаёт, что некоторая степень человекоподобия имеет смысл там, где предполагается тесное взаимодействие человека и робота и быстрый обмен информацией между ними. Понятно, что осваивать языки программирования и впечатывать приказы посредством клавиатуры долго и трудно, гораздо проще было бы общаться с роботом, понимающим человеческую речь. Но только это ведь вовсе не значит, что такой робот и выглядеть должен как человек, – недоумевает Карстен Даутенхан:

Для людей вполне естественно ожидать от контрагента, внешне похожего на них, что тот обладает таким же интеллектом, такими же эмоциями, таким же восприятием окружающей действительности, как и они сами. Понятно, что такое ожидание очень быстро оказывается обманутым, а это, в свою очередь, вызывает сильное разочарование.

Отчасти это напоминает ситуацию, когда человек хвастливо рассказывает о неких своих способностях, каковыми он, как очень скоро выясняется, вовсе не обладает.

Но японские роботостроители делают ставку на андроидов. Во всяком случае, многие роботы второго типа, предназначенные для использования в домашнем хозяйстве после 2020-го года, будут человекоподобными.