1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

''Робин Гуд'' в берлинской опере - на большой сцене для самых маленьких

Берлинский театр Komische Oper известен своими оригинальными постановками. С ноября репертуар театра пополнился оперой "Робин Гуд", предназначенной для совсем юной публики.

default

Сцена из оперы ''Робин Гуд''

Андреас Хомоки (Andreas Homoki) - так зовут нового генерального директора берлинского театра Komische Oper. Свою деятельность на этом посту он начал с того, что заказал, а затем поставил новую оперу молодого берлинского композитора Франка Швеммера (Frank Schwemmer).

Опера под названием "Робин Гуд" рассказывает о том самом благородном разбойнике, существование которого не могут ни подтвердить, ни опровергнуть историки, и рекомендована она для детей от шести лет.

Компьютерно-средневековая сказка


История начинается так: Максимилиан, безработный программист, придумал новую приключенческую компьютерную игру, испытывает которую его собственный сын Даниэль. Игра посвящена приключениям Робин Гуда и вообще-то запрещена детям до шестнадцати. Поэтому мама Даниэля не приходит в большой восторг, застав своего малыша за ноутбуком.

В программе, написанной Максимилианом, есть "баг" - ошибка, которая приводит к тому, что Робин Гуд из игры неожиданно переходит в реальность. А Даниэль, абсолютно не испугавшись ворчливого "гостя из прошлого" в странных зеленых чулках, с удовольствием отправляется с новым приятелем в Средневековье.

Сценограф Франк Филипп Шлёсманн (Frank Philipp Schlößmann) перенес сцену фактически в зрительный зал: злой шериф, герцог Ноттингемский, леди Джейн и веселые обитатели Шервудского леса встречаются на широкой площадке перед оркестровой ямой. Лишь время от времени певцы уходят на основную сцену - например, когда прямо из оркестровой ямы вырастает густой лес. Вообще этот спектакль не столько по эстетике, сколько по скорости смены декораций напоминает компьютерную игру.

Подмостки - зрительский зал


Die Komische Oper Berlin

Здание Komische Oper в Берлине

Композитор Франк Швеммер написал к этой компьютерно-средневековой сказке очень достойную музыку. Лишь в самые редкие моменты в ней можно обнаружить элементы мюзикла, в остальном верность позднеромантической традиции сохраняется. Эта музыка выразительна на уровне музыкального жеста, она не тяжеловесна и не старомодна. Лишенная отчетливых тем, она, тем не менее, тут же дает детям понять, что происходит на сцене - угрожает ли опасность симпатичному главному герою, начинается бой или праздник.

Похоже, Франк Швеммер хорошо знает свою публику. Дети до самого конца спектакля не теряют интереса к происходящему, смеются над шутками Робин Гуда и возмущаются коварству шерифа. Молодой дирижер Патрик Ланге (Patrick Lange), только что сменивший за пультом Komische Oper россиянина Кирилла Петренко, легкой рукой ведет оркестр, не имея зачастую прямого зрительного контакта с певцами. Поразительно, как гладко и без ошибок идет достаточно сложный в постановочном отношении спектакль.

Большое искусство для маленьких зрителей

Качество постановки - еще одно доказательство намерения Андреаса Хомоки побороться за будущую публику своего театра. Детям нужно больше, чем "Волшебная флейта для самых маленьких" где-нибудь в боковом фойе театра. Не считают участие в детском спектакле "не барским делом" и ведущие певцы театра: Йенс Ларсен (Jens Larsen), Кристане Ортель (Christiane Oertel) и, конечно, Кристоф Шпэт (Christoph Späth) в роли Робин Гуда. Отдельно стоит отметить идеальную артикуляцию, особенно важную для юной аудитории.

Перемещение из Средневековья в современный Берлин и обратно инсценировано с большим вкусом к гротеску. Когда обитатели Шервудского леса дружно потешаются над джинсами Даниэля, висящими на "тинейджерский манер" несколько ниже бедер, эта формы одежды действительно кажется присутствующим столь же безобразной, сколь и непрактичной. Даниэль уже совсем освоился среди благородных разбойников, когда в Шервудском лесу объявляется его отец. Проявляя неожиданную храбрость, горе-программист возвращается вместе с сыном домой.

Подводя итог, можно сказать, что эти два часа музыкального театра дают зрителям куда больше, чем среднестатистический "музыкальный Макдональдс", зачастую сервируемый другими операми. Когда постановщики и композитор всерьез подходят к своему делу, не считая детей глупее или проще взрослой публики, это встречает дружное одобрение и у тех, и у других.

Анастасия Рахманова



Контекст

Ссылки в интернете