1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Рискованный курс российской экономики

20.02.2002

Сегодня мы поговорим о том, действительно ли российская экономика идёт рискованным курсом. Именно это утверждают эксперты Немецкого института экономических исследований в Берлине. Они только что опубликовали доклад, в котором приходят к выводу, что российскому руководству необходимо скорректировать свою экономическую политику. Сегодня вы услышите интервью с руководителем рабочей группы, готовившей этот документ.

Доклад берлинского института так и озаглавлен: «Российская экономика идёт рискованным курсом». На фоне весьма хвалебных, а порой и просто восторженных отзывов об экономических успехах России и реформах президента Путина, раздававшихся весь последний год из уст многих западных экономистов и менеджеров, подобное утверждение звучит явным диссонансом. Поэтому беседу с Вольфрамом Шреттлем (Wolfram Schrettl), возглавляющим отдел мировой экономики Немецкого института экономических исследований в Берлине (Deutsches Institut für Wirtschaftsforschung, DIW), я начал так: господин Шреттль, чем объяснить весьма критический тон Вашего доклада? Неужели Вам и Вашим коллегам удалось обнаружить в сегодняшней российской экономике нечто такое, чего все остальные не заметили?

Вольфрам Шреттль:

- Ну, прежде всего я должен отметить, что и мы очень высоко оцениваем все те изменения, на которые указывают другие наблюдатели. Однако нам кажется, что мы, действительно, обнаружили определённые отрицательные факторы, которые нельзя не учитывать. Речь идёт в первую очередь о той прибыли, которую получают – или не получают - российские предприятия. Так вот, в последнее время прибыль промышленных предприятий неуклонно сокращается. Это – очень плохой симптом, поскольку именно прибыль является главным источником финансовых средств для инвестиций. Если данная тенденция приведёт к уменьшению объёмов капиталовложений, то под вопросом окажется дальнейший рост всей российской экономики.

- А в чём причины сокращения прибыли предприятий?

- В качестве основной причины обычно называют падение мировых цен на нефть, и это действительно так: отрицательное влияние данного фактора на финансовые показатели многих предприятий совершенно очевидно.

Вторым важным фактором является наблюдающийся в последнее время реальный рост стоимости российского рубля. Его обменный курс к американскому доллару остаётся сравнительно стабильным, в том время как цены в России растут примерно на 20% в год. В результате импортные товары фактически дешевеют, и их всё охотнее приобретают как предприятия, так и индивидуальные потребители. Статистика подтверждает эту тенденцию: Россия вновь переживает настоящий импортный бум. Но ведь это означает, что спрос на продукцию российских предприятий не увеличивается или даже сокращается! Такова вторая причина снижения прибыли российских предприятий.


Третьим фактором является резкий рост зарплат. Номинально он составляет в рублях приблизительно 40% в год. Если вычесть двадцатипроцентную инфляцию, то реальное увеличение зарплат достигает 20%. Таким образом, зарплаты в России повышаются значительно более быстрыми темпами, чем производительность труда. Её рост примерно равен росту валового внутреннего продукта и составляет около 5%. Иными словами, весь пирог увеличивается в год на 5%, а определённая его часть – аж на 20%! Значит, какая-то другая часть пирога должна уменьшиться. Так оно и происходит: сокращается прежде всего прибыль предприятий.

- Однако Вам, господин Шреттль, могут возразить: критикуемый Вами рост доходов населения привёл в России, во всяком случае в Москве и других крупных городах, к подлинному потребительскому буму. Не является ли растущий индивидуальный спрос на продовольственные, а главное – на промышленные товары тем мотором, который способен раскрутить российскую экономику? Не мог бы этот бум скомпенсировать те отрицательные явления, о которых Вы говорите?

- Было бы неплохо, если б смог! Вы, конечно, правы, когда отмечаете потребительский бум, царящий сейчас в Москве - и не только в Москве. Однако подобный потребительский бум, к сожалению, хорош только тогда, когда он сопровождается ростом прибыли предприятий. А мы сейчас имеем дело не с ростом, а с сокращением прибыли! Описываемый Вами бум начался ведь уже некоторое время назад – и на первых порах он, действительно, сопровождался не просто увеличением, а подлинным скачком прибыли. Но этот период уже прошёл. В настоящий момент потребительский бум радует только самих потребителей и розничную торговлю. Среднесрочные перспективы российских предприятий он не улучшает.

- То есть по сути дела Вы предлагаете для решения сегодняшних проблем российских предприятий вернутся к осени 98 года, когда объёмы импорта резко сократились, что и дало мощный импульс развитию производства внутри самой России.

- Нет, я бы так не сказал, хотя в известной мере 98-й год и имел свои положительные стороны. Многие согласны с утверждением, что 98-й год спустил Россию с небес на землю и заставил её осознать реальное положение дел. Именно после этого и начался подъём. Однако сейчас речь идёт не о том, чтобы отбросить Россию назад, в период, последовавший за кризисом 98-го года. Перед Россией стоит иная задача: извлечь уроки из того кризиса. А уроки эти отнюдь не новы. Например: повышение жизненного уровня населения должно идти хотя бы приблизительно теми же темпами, что и рост валового внутреннего продукта. Это давнее правило в настоящий момент в России грубо нарушается. Я вовсе не ратую за то, чтобы жизненный уровень россиян оставался хронически низким. Однако было бы целесообразно повышать этот уровень на 5-10% в год, а не на 20%, как это пока ещё происходит.

- В качестве одной из основных причин сокращения прибыли российских предприятий Вы назвали реальный рост стоимости рубля. Следовательно, Вы выступаете за его девальвацию? Ведь она позволит, как и в 98-м году, сократить импорт и повысить конкурентоспособность российских предприятий, в том числе и экспортёров.

- Да, я на самом деле выступаю за девальвацию рубля, однако её ни в коем случае нельзя проводить по сценарию 98-го года! Тогда рубль долго, слишком долго удерживали на неоправданно высоком уровне, а затем вдруг отпустили – и произошёл коллапс. В России уже обсуждается возможность постепенного снижения курса рубля, и такой подход представляется мне весьма разумным. В качестве ориентира могу назвать конкретную цифру: к концу года один доллар мог бы стоить примерно 35 рублей. Такой обменный курс несколько ослабил бы то давление, которое оказывает растущий поток импорта на российских производителей. Одновременно такой курс облегчил бы жизнь и российским экспортёрам. Но, повторяю: девальвировать рубль следует медленно, плавно.

- Господин Шреттль, Вы говорите, что снижение у российских предприятий прибыли является угрозой для дальнейшего развития экономики, поскольку компаниям неоткуда будет взять деньги для инвестиций. А если эти средства поступят из-за рубежа? Не мог бы мощный приток иностранных инвестиций нейтрализовать действие перечисленных Вами отрицательных факторов?

- Мог бы, если бы он действительно начался. Однако разговор о грядущем инвестиционном буме нам следовало бы начать с констатации того малоприятного факта, что объёмы иностранных инвестиций, ежегодно поступающих в Россию, пока ничтожно малы по сравнению с теми капиталами, которые каждый год Россию покидают. Речь идёт о 5 или, скорее всего, даже 10% валового внутреннего продукта. Это гигантские суммы! И они оседают за рубежом – обратно возвращается лишь незначительная их часть. Если бы бегство капитала приостановилось или хотя бы замедлилось, то это стало бы первым признаком улучшения инвестиционного климата в России. К сожалению, ничего подобного я пока не вижу.

- А возможное в обозримом будущем членство России во Всемирной торговой организации - ВТО? Разве оно не будет способствовать притоку иностранных инвестиций в Россию, да к тому же ещё и увеличению российского экспорта?

- Непременно будет способствовать. И значительно улучшит имидж России. Однако должен предупредить: никаких чудес после вступления в ВТО не произойдёт. Возьмите в качестве примера Китай. Ещё до того, как его приняли в эту организацию, Китай получал в качестве иностранных инвестиций ежегодно около 40 миллиардов долларов. И я сомневаюсь, что теперь, после вступления в ВТО, этот поток резко возрастёт. Иными словами, объёмы иностранных инвестиций от членства во Всемирной торговой организации напрямую не зависят: достаточно просто создать привлекательные условия для капиталовложений, и инвесторы охотно придут. Членство в ВТО – не панацея от экономических проблем. Не забывайте, что в рядах этой организации есть бедные и даже очень бедные страны.

- Каков же Ваш прогноз дальнейшего развития экономической ситуации в России в этом году?

- В определённой мере мой прогноз можно назвать оптимистическим, поскольку я считаю, что в нормальных условиях никаких катастрофических событий в российской экономике не произойдёт. Те факторы риска, на которые я указываю, скажутся лишь в среднесрочной перспективе. Хотя, конечно, нельзя исключить крайне неблагоприятное стечение обстоятельств. Я надеюсь, что в этом году российский рубль будет девальвироваться несколько более быстрыми темпами, что повысит конкурентоспособность российских товаров по сравнению с импортными. А ещё я надеюсь, что все те реформы, которыми чуть ли не каждодневно занимается Дума, рассматривая различные законопроекты в первом, втором и третьем чтении – что все эти реформы будут не только провозглашаться, но и претворяться в жизнь. Российское правительство уже в полной мере осознало важность данной проблемы. Правда, я не очень уверен, что правительству действительно удастся в сжатые сроки выполнить все принятые решения. На это уйдёт ещё много времени и много труда.

- В своём докладе Вы пишете, что преградой для принятия разумных, но не очень приятных для населения экономических решений мог бы стать "близорукий популизм". Насколько серьёзной Вы считаете данную опасность?

- Да, такая опасность есть. У меня сложилось впечатление - хотя, может быть, я и ошибаюсь, - что ни один политик в сегодняшней России, начиная от либералов и кончая коммунистами, включая сюда и президента, и премьера, не в состоянии объявить населению: рост зарплат в 20% – это слишком много, экономика с таким увеличением доходов не справится. Поэтому я пришёл к следующему выводу: прибыли российских предприятий, по всей видимости, и дальше будут сокращаться, а рост объёмов инвестиций замедлится или вовсе прекратится. Такой прогноз можно назвать пессимистичным, но я считаю, что это просто реалистическая оценка ситуации.

К такому вот выводу пришёл заведующий отделом мировой экономики Немецкого института экономических исследований в Берлине Вольфрам Шреттль. Он возглавлял группу экспертов, работавших над докладом под названием "Российская экономика идёт рискованным курсом". Выводы и прогнозы берлинских учёных – это, конечно же, не истина в последней инстанции, однако к их предупреждениям, несомненно, следует прислушаться.