1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Решительный уход от советского прошлого

Британский еженедельник «Экономист», комментируя земельную реформу в России, указывает на то, что разрыв между теорией и практикой всё ещё весьма велик:

С 1991-го года одно значительное изменение уже произошло: почти 90 процентов сельскохозяйственных угодий России, составляющих в общей сложности 190 миллионов гектар, перешли в частное владение. Однако в условиях отсутствия нормативных актов, регулирующих куплю-продажу земли, этот рынок оставался скромным по объёму, бюрократизированным и весьма непрозрачным. Частные фермеры были лишены возможности объединять мелкие участки в более солидные наделы. Точно так же они не могли отдать землю в залог, чтобы получить кредит на покупку сельхозтехники. В то время как у ряда сохранившихся крупных хозяйств дела в последние годы пошли на лад и урожаи повысились, количество мелких фермеров неуклонно уменьшалось, поскольку они были не в силах защититься от притеснений как со стороны криминальных структур, так и со стороны государственных чиновников. Сельская местность, в которой проживают более 20-ти процентов населения страны, относится к самым нищим и безрадостным ландшафтам России. И вот, вслед за принятым в прошлом году законом об обороте несельскохозяйственных земель, Дума заложила теперь нормативную базу и для купли-продажи земель сельскохозяйственного назначения. Всё это звучит замечательно. Наконец-то земля становится такой же собственностью, как и всё остальное. Это означает гигантский сдвиг в сознании, знаменующий решительный уход от советского прошлого и предшествовавших ему столетий крепостного права. Но, как и в случае со многими другими впечатляющими реформами последних двух лет, есть тут немало тонкостей, которые мешают отличной теории реализоваться на практике. Самые серьёзные препятствия, как водится, чинит бюрократиия: те самые чиновники, которые и должны осуществлять реформы, больше всех заинтересованы в том, чтобы их заблокировать. Рынок земли, пусть и чахлый, обеспечивает немалые доходы местному начальству, –

пишет британский еженедельник «Экономист» и далее отмечает:

Даже оптимисты согласятся с тем, что пройдут годы, прежде чем в России появится настоящий рынок земли. Пессимисты считают, что понадобится не одно поколение. Прежде всего, не выяснены права собственности, отсутствует достоверный кадастр земель, в котором были бы отражены агротехнические параметры каждого участка. У государственной кадастровой палаты не хватает ни денег, ни штатов. Оптимисты надеются, что доступная для общего пользования база данных появится лет через пять. Борьба с бюрократией продолжается. Нет единого ведомства, которое бы занималось вопросами оборота земли. Отхватить кусок пирога норовят и министерство по налогам и сборам, и министерство юстиции, и министерство имущественных отношений, и комитет по строительству. То же самое происходит и на местах, – констатирует британский еженедельник «Экономист».