1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Реформы в ФБР

30.05.2002

Разбор завалов на месте страшных терактов 11 сентября завершён. Торжественная церемония окончания работ состоялась сегодня в Нью-Йорке. Однако это вовсе не значит, что архивная папка с надписью «11 сентября» закрыта: в США сейчас полным ходом идет дискуссия о тех изменениях, которые необходимо провести в государственных структурах после атаки исламских экстремистов. Пример – запланированная реформа ФБР, Федерального бюро расследований.

261 день прошел с того момента, когда в результате терактов в Нью-Йорке обрушились башни Всемирного торгового центра. 261 день понадобился спасателям и пожарным, чтобы разобрать горы строительных конструкций в центре Манхэттена. Сегодня работы официально завершены, и с пятницы на территории, где находился Всемирный торговый центр, перестаёт действовать режим чрезвычайной ситуации и вновь вводятся обычные юридические нормы. Между тем, уже не первый месяц в стране идет дискуссия о том, что будет возведено на месте трагедии. С подробностями наш нью-йоркский корреспондент Юрий Дулерайн.

Всё время, пока продолжались работы на площади, где стояли до теракта 11-го сентября прошлого года небоскрёбы-близнецы Всемирного торгового центра, всё это время Нью-Йорк обсуждал, что делать с восьмигектарным участком на южной оконечности острова Манхэттен. Семьи погибших предлагали не строить ничего на этом трагическом месте, создать мемориальный парк. Среди других идей стоит упомянуть гранитную стелу с именами всех почти трёх тысяч жертв террористического акта и парк монументов. Художники-минималисты предлагали поставить на месте трагедии тот, ныне искалеченный, памятник, что стоял перед входом во Всемирный торговый центр. Мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг предлагает компромиссный вариант – участок застроить, но выделить место и для мемориала.

Вообще, городские власти настроены прагматично. Они указывают на то, что в Нью-Йорке не хватает места для офисных зданий и что участок Всемирного торгового центра должен быть застроен. Земля в Нью-Йорке и правда, на вес золота. В городе нет ни телеграфных, ни электрических столбов. Все коммуникационные кабели упрятаны под землю, так что каждый квадратный метр нашпигован ими. Даже деревья приходится сажать в кадках и стальных ящиках – дабы не повредить провода и трубы. Архитекторы считают, что нельзя возводить новые небоскрёбы такой же высоты, как те, что были. Словом, дискуссия продолжается.

Тем временем, город передаёт контроль над площадью автономному Транспортному управлению Нью-Йорка и Нью-Джерси, которому принадлежит участок земли, где стояли небоскрёбы Всемирного торгового центра. Специальное агентство - корпорация для застройки Нижнего Манхэттена - с двухмиллиардным капиталом из федеральных фондов должна решить, что именно строить. Архитектурная фирма Байер Блайндер Белл (Beyer Blinder Belle) подрядилась к 1-му июля представить шесть вариантов застройки. К сентябрю выбор сузят до трёх, а окончательный выбор будет сделан к началу декабря.

Однако это ещё не вся проблема. В результате теракта была разрушена значительная часть инфраструктуры Нижнего Манхэттена – тоннели и станции метро, уже упоминавшиеся линии коммуникаций, теплоцентраль, электрическая подстанция. Всё это необходимо восстановить перед тем, как начать застройку участка, подчеркнул мэр Блумберг. И ещё одна нерешённая пока что проблема – судьба сорокаэтажного небоскрёба, где до теракта помещалось нью-йоркское отделение «Дойче Банка». Там работали тысячи служащих. Когда рухнули башни Всемирного торгового центра, взрывом выбило одну из несущих колонн этого соседнего здания. Взрывная волна уничтожила все окна на северной стороне «Дойче Банка» и повредила помещения на всех сорока этажах. Сейчас этот небоскрёб стоит необитаемый, покрытый сверху донизу черной «вуалью». Владельцы здания никак не могут решить, что с ним делать – то ли ремонтировать, то ли снести и строить новое.

Сентябрьские теракты сильно изменили Америку. Среди уроков 11 сентября – и понимание того, что часть вины лежит на спецслужбах, которые, вероятно, не могли полностью предотвратить теракт, но, по крайней мере, могли не допустить трагедии столь устрашающих масштабов. Не случайно, параллельно с дискуссией о застройке территории Всемирного торгового центра в США идут и споры о будущем ФБР – Федерального бюро расследований. Критика в адрес спецслужбы звучит довольно жесткая – так что неудивительно, что и министру юстиции США Джону Эшкрофту пришлось выступить с не менее решительным и жестким ответным заявлением:

«Там, где требуются перемены, мы их проведем – там, где придётся признать свои ошибки, мы сделаем это».

Говоря о переменах, американский министр вовсе не имел в виду отдаленное будущее. Так директор Федерального бюро расследований - Роберт Мюллер – уже представил общественности план реформирования возглавляемой им спецслужбы. Теперь главным приоритетом ФБР становится именно борьба с терроризмом. Она значится первым пунктом в списке приоритетных направлений работы ФБР (всего в списке 10 пунктов). Для этого антитеррористические подразделения усиливаются новыми сотрудниками – всего на борьбу с терроризмом ФБР планирует направить более 3700 специалистов. Для этого, правда, придется оттянуть силы с других «фронтов» - а именно, из отделов по борьбе с наркотиками и экономической преступностью. Кроме того, в ближайшее время будет усилена аналитическая служба. Ведь, напомним, что, как сообщают американские СМИ, агенты ФБР на местах смогли заметить подозрительный интерес исламских террористов к обучению вождению самолетов – а вот в штаб-квартире спецслужбы в Вашингтоне этой информации просто не предали надлежащего значения. С этим, в целом, согласился и директор ФБР Роберт Мюллер:

«Нам нужно улучшить нашу работу в том, что касается взаимодействия с другими организациями. И мы должны начать лучше работать в сферах обработки, анализа и передачи информации. В будущем нашей задачей становится борьба с терроризмом – и мы должны сформулировать новые приоритеты и провести необходимые изменения».

В число этих изменений входит и оснащение ФБР новейшими компьютерными системами. Всех подробностей этого широкой общественности, конечно, не сообщают – но и по ставшим известными данным можно предположить, что речь идет об одной из крупнейших реформ Федерального бюро расследований, которое, кстати, через несколько лет будет отмечать столетие своего основания.

А как оценивают планы реформирования ФБР независимые эксперты? Высказать свою точку зрения я попросил мюнхенского политолога Эйтана Финкельштейна.

- В перестройке ФБР для борьбы с терроризмом она, как мне кажется, намечается в правильном направлении. Дело в том, что агенты ФБР на местах отличались хорошей подготовкой и высоким профессионализмом, а вот центральный аппарат этим не славился. Провал 11 сентября связан именно со слабостью аналитической работы центрального аппарата. Сигналы с мест о том, что выходцы с Ближнего Востока буквально заполонили летные школы в Америке поступали от агентов на местах. Но в центрально аппарате им не придали значения. Теперь, насколько можно понять из выступления Мюллера, реформа направлена на существенное расширение аналитического аппарата, на привлечение новых людей, в том числе и из ЦРУ, на переоснащение их современными средствами анализа информации. Вот о чем Мюллер сказал вскользь, так это об усилении координации различных спецслужб в борьбе с терроризмом, а ведь это самая большая и самая сложная проблема – взаимодействие ФБР с другими ведомствами: ЦРУ, разведками армии, флота и авиации. Известно, что между разведками традиционно существует конкуренция, недоверие и всевозможные трения. Так вот, как Мюллер собирается исправить здесь положение, он не сказал. Наконец тревогу вызывает тот факт, что усиление борьбу с терроризмом связывается с ослаблением борьбы с другими традиционными преступлениями, но ведь организованная преступность из США никуда не исчезнет, напротив она принимает все больший размах и все более изощренные формы.

Вы упомянули о взаимодействии ФБР с другими разведками, с другими спецслужбами Америки, в первую очередь с ЦРУ. Как Вы расцениваете тот факт, что в общем в результате реформы в ФБР внутри этого ведомства получают больше голос представители ЦРУ? Можно ли это понять, как потерю самостоятельности ФБР?

- Нет, я думаю, что это не связано с потерей самостоятельности этой организации. Просто в ФБР никогда не было таких специалистов, какие были в ЦРУ. Это просто то, что называется усиление кадрами.

В тех планах, которые были обнародованы в Вашингтоне, говорится о борьбе не с локальным терроризмом, а с международным. Насколько Америка одна, насколько ФБР одно в состоянии выдержать эту борьбу?

- Это вопрос вопросов. Дело в том, что международная координация, как мне представляется, это альфа и омега успеха в борьбе с международным терроризмом. В международном характере исламского терроризма заключается одновременно его сила и его слабость. Если ФБР удастся наладить хорошую координацию с разведками других стран, то я думаю, что успех будет обеспечен. В противном случае, только собственными силами ФБР с международным терроризмом справится не сумеет, во всяком случае полностью справится.

Итак в обнародованных в Вашингтоне планах новым приоритетом ФБР объявлена борьба с терроризмом. Эта задача стоит первым номером в списке приоритетов ФБР. Однако надо отметить тот факт, что на втором месте продолжает оставаться крайне важное направление для ФБР – это шпионаж. Этот пункт там был и во времена «холодной войны», во времена противостояния супердержав. Как Вы расцениваете этот факт? Это показатель старого мышления, или это уже другой шпионаж, это уже другие задачи?

- Я думаю, что это, конечно, совершенно другая задача. Конечно, тот факт, что шпионаж ушел на второе место по сравнению с терроризмом – это очень логично и это можно только одобрить. Дело в том, что угроза шпионажа сегодня не столь страшна, как во время «холодной войны». Конечно, шпионить против Америки никто не перестанет. Это было, есть и будет, но это уже не тот шпионаж. Он не может нанести Америке сколько-нибудь существенный урон в стратегическом плане. Давайте не будем забывать, что то, что может нанести Америке существенный урон, тот шпионаж так или иначе связан с террористической деятельностью. Так что можно сказать, что борьба с терроризмом – это частично тоже и борьба со шпионажем. На этом направлении шпионаж очень опасен. Шпионаж старого что ли типа, он не представляет сегодня серьезной угрозы для Америки.