1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Репрессии и преследования инакомыслящих

Михаэль Лаубш: "Системы в Центральной Азии стремятся тот небольшой импульс, который был дан в направлении демократии и соблюдения прав человека, полностью обратить вспять".

default

Об итогах прошедшего года для стран Центральной Азии.

2002 год в Центральной Азии, с нашей точки зрения, в ретроспективе оставляет двоякое впечатление. То позитивное, что я могу отметить, конечно, не относится к области внутренней политики в этих странах и связано с ролью Запада в той мере, в которой Западная Европа, США, международные организации и международные институты в прошедшем году активнее занимались процессами, проходящими в Центральной Азии, чем, скажем, в 2000 или в 2001 годах.

Европейский парламент начал активно интересоваться положением в Казахстане, Туркменистане и Киргизстане

Прошли открытые слушания Европейского парламента по Казахстану в комиссии, занимающейся Центральной Азией, также там ставились вопросы, связанные и с Киргизстаном. В будущем году эти усилия, наверняка, будут еще более интенсивны.

Совет Европы, с одной стороны, высказался за диалог с Казахстаном, с другой – однозначно отказал ему в статусе наблюдателя и члена Совета Европы, поскольку внутренняя политика, проводимая властью там, не соответствует принципам, которых должны придерживаться члены Совета Европы.

ОБСЕ усилила давление на страны Центральной Азии

Нужно отметить и ОБСЕ, которая усилила давление на страны Центральной Азии в аспектах демократизации, соблюдения прав человека и свободы прессы. Можно ясно сказать – Запад в прошедшие месяцы продемонстрировал большую ангажированность в делах региона.

Ситуация резко обострилась

К отрицательному я отношу следующее. В начале года положение было в целом, пожалуй, не столь уж тревожное, но затем ситуация резко обострилась в Казахстане, начались нападения на независимых журналистов, была убита дочь журналистки, занимающейся "Казахгейтом", потом возникла история с правозащитником и журналистом Сергеем Дувановым.

Далее, естественно, надо отметить нынешние события в Туркменистане, закончившиеся арестом лидера туркменской оппозиции Бориса Шихмурадова. Все это показывает, что системы в Центральной Азии стремятся тот небольшой импульс, который и был дан в направлении демократии и соблюдения прав человека, полностью обратить вспять. И, соответственно, уже наметившийся, было, диалог с Западом и США снова "заморозить".

Можно констатировать, что в этом проявилась и тактика власть имущих, которые постарались использовать ситуацию в Москве, с мюзиклом "Норд-Ост", к которому было приковано внимание всего мира, в том числе и прессы – и в тени этих событий режимы постарались осуществить давление на оппозицию путем репрессий и преследований в отношении инакомыслящих, журналистов. К счастью, Запад не остался безучастен к этому.

Ситуация будет развиваться в негативном направлении

Так, в случае с Сергеем Дувановым и Сенат и Госдепартамент США, и Евросовет, и ОБСЕ, заняли ясную позицию, и начали оказывать давление на Казахстан с тем, чтобы процесс против Дуванова хотя бы имел законные формы. Что касается Туркменистана и осуждения Бориса Шихмурадова, который обвинен в организации покушения на Сапармурата Ниязова и уже приговорен к пожизненному заключению, тут пока еще прошло совсем мало времени для того, чтобы разобраться, что позитивное может сделать Запад. Я опасаюсь, что там положение будет развиваться в негативном направлении и последствиями этого дела станут дальнейшие репрессии и запугивание тех, кто высказывает симпатию демократическим принципам построения общества и высказывается за соблюдение свободы слова и плюрализм мнений.

Какой стратегии будут придерживаться лидеры государств региона в 2003 году?

Подводя итог, можно сказать, что год 2002 все же не принес для жителей Центральной Азии значительного улучшения их положения. И для меня, и для Германского общества по содействию демократии в Центральной Азии главным вопросом остается вопрос: какой стратегии будут придерживаться лидеры государств региона в 2003 году – будет ли она и далее основана на изоляционизме и репрессиях или они увидят, что для них самих нет иного пути, кроме как открыть двери международным организациям для проведения диалога. Этот диалог, естественно, будет означать, что они откажутся от части своей власти, и я, честно говоря, в большинстве стран Центральной Азии не вижу предпосылок для того, чтобы надеяться на второе.

С другой стороны, есть определенные сигналы, что в Казахстане, где общественные структуры более ориентированы на Запад, положение уже в предстоящем году может измениться в позитивном направлении, что система власти там медленно, но верно, подходит к кризису, что в самом президентском окружении существуют различные и противоречащие друг другу цели, и это может позволить оппозиции получить в свои руки некоторые рычаги власти. В Туркменистане, Узбекистане, Таджикистане такое развитие предположить сложно. Но если в Казахстане такой процесс пройдет достаточно безболезненно, то он может сыграть роль некоего образца для соседних стран, для народов этих государств.

Впрочем, может случиться и обратное – что модель, опробованная сейчас в Туркменистане для стабилизации репрессивного режима, покажется привлекательной для власть имущих.

Автор комментария: Михаэль Лаубш - Германское общество по содействию демократии в Центральной Азии.

Контекст