1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Репортаж о подготовке российской IT-отрасли к ярмарке CeBIT, где Россия будет страной-партнёром

28.02.2007

Сегодня мы поговорим об инновационном потенциале России.

Вы узнаете, как его оценивают в Организации экономического сотрудничества и развития в Париже: удастся ли нынешнему поставщику сырья превратиться в производителя наукоемкой продукции? Но сначала речь у нас пойдет о подготовке немецкого подразделения московской компании «Лаборатория Касперского» к CeBIT в Ганновере. На сей раз страной-партнером этой крупнейшей в мире ярмарки информационных технологий будет именно Россия.

Сегодняшний «инновационный выпуск» радиожурнала подготовила Марина Борисова. Ей я и передаю микрофон.

Международный смотр последних достижений хай-тека откроется в Ганновере ровно через две недели. Для будущих экспонентов началась самая горячая пора: около 6000 тысяч компаний завершают по всему миру подготовку и уже отправляют в Германию рекламные материалы и, естественно, свои новейшие разработки в области ИТ.

Подготовка к ярмарке CeBIT идет уже полным ходом. Это событие глобального масштаба, бесспорно, кульминация года в сфере ИТ.

говорит Тобиас Мотцет – менеджер отдела маркетинга немецкой дочерней фирмы московской компании «Лаборатория Касперского», специализирующейся на выпуске антивирусных программ.

CeBIT всегда проходит в деловой лихорадке, начиная с подготовки и заканчивая последним днем ярмарки. На протяжении целой недели, с раннего утра и до позднего вечера, на нас обрушиваются потоки клиентов, партнеров и дистрибьюторов. Будем надеяться, что и в этом году ярмарка вызовет такой же ажиотаж.

Чтобы привлечь внимание как экспертов, так и широкой публики к своим инновационным продуктам и технологиям, важно на своей экспозиции правильно расставить акценты. О маркетинговой стратегии немецкого подразделения московской компании, пустившей уже глубокие корни на рынке Германии, Тобиас Мотцет говорит так:

Фокус фирмы «Лаборатория Касперского» будет сделан на сегменте B - B ( Business to Business ). Мы намерены прибегнуть к разным мерам, чтобы привлечь внимание наших потенциальных клиентов к стенду: от электронной рассылки до прямого маркетинга.

Позиционирование компании «Лаборатория Касперского» отвечает общей стратегии международной экспансии её руководства.

Конечно, мы будем выступать как глобально действующее предприятие.

Однако и скрывать своих российских корней компания не собирается, как раз, наоборот.

Еще более сильный акцент будет сделан на наше российское происхождение. Это всегда было для нас принципиально важным аспектом.

Своим российским коллегам, которые в настоящий момент завершают подготовку к ярмарке CeBIT, Тобиас Мотцет, менеджер по маркетингу немецкой дочерней фирмы компании «Лаборатория Касперского», готов дать следующий совет:

В первую очередь, надо, образно говоря, примерить очки, позволяющие взглянуть на происходящее сквозь глобальную призму. Ведь речь идет о крупнейшей международной ярмарке в сфере ИТ, на которой компании получают доступ к клиентам с огромного пространства, далеко выходящего за рамки немецкого рынка. И, безусловно, важно, чтобы каждый нашел свой собственный путь, оригинальный подход, чтобы представить свои уникальные свойства в наиболее выгодном ракурсе. Так как Россия в этом году выступает в качестве страны-партнера ярмарки CeBIT, то имеет смысл сделать особый акцент на своем российском происхождении. Это придаст экспозиции определенный шарм.

Ну, а теперь от частного перейдем к общему: от участия России в качестве страны-партнера в ярмарке информационных технологий вообще к ее инновационному потенциалу. Вновь передаю микрофон Марине Борисовой.

Инновационное развитие российской экономики... В последнее время понятие «инновации» и все производные от этого слова прочно вошли в лексикон российского руководства. Порой возникает ощущение, что это просто дань моде, точнее говоря – современным тенденциям в экономике. Вероятно, вся сложность в том, что при наличии термина, то есть оболочки, пока отсутствует четкое содержание данной экономической категории.

Инновационный путь, о котором сейчас любят говорить, даже мне не совсем ясен. Конечно, совершенно понятно, что Россия не хочет и не должна жить вечно за счет развития сырьевых секторов. Страна обладает значительным научным потенциалом, который сейчас просто не работает на экономику. Инновационный потенциал огромный, а вот конкретные результаты НИОКР по части инноваций разочаровывают.

говорит Билл Томпсон – эксперт Организации экономического сотрудничества и развития, штаб квартира которой находится в Париже. Продолжая свою мысль, он отмечает, что реализовать инновационный потенциал России не удастся до тех пор, пока весь научно- исследовательский комплекс не будет серьезно трансформирован.

Либо нужно ликвидировать этот огромный сектор НИОКР, чтобы потом создать все заново, что, конечно, не имеет смысла. Либо нужно найти те меры, которые обеспечили бы развитие связи между бизнесом и наукой. Проблема России заключается в том, что очень сильная фундаментальная наука всё-таки не находит своего отражения в развитии новых производственных, экономически конкурентных технологий и продуктов.

Продукты и технологии – вот два ключевых слова. Добавляем к ним прилагательное «новый» - и получаем простое определение такому сложному понятию, как инновации. Однако в широком понимании и при цивилизованном подходе в него принято включать еще и третий компонент.

Понятие «инновации» охватывает также «организационные инновации». Очень часто даже если предприятие производит ту же самую продукцию, с той же самой технологией, что и раньше, всё-таки реструктуризация внутри предприятия может сделать весь процесс более эффективным, и поэтому будет выгодно и предприятию, и, конечно, потребителям.

При этом в России, по наблюдению Билла Томпсона,…

…Многие успешные российские предприятия занимаются либо организационными инновациями, либо инновацией-имитацией.

В свое время «азиатские тигры» сделали ставку как раз на имитации. В данном случае речь идет о копировании того, что уже было опробовано на рынке, при одновременном дальнейшем наращивании собственных конкурентных преимуществ. Однако с этой задачей Россия явно не справляется, ведь, как замечает эксперт Организации экономического сотрудничества и развития …

Реальная ситуация достаточно печальна. Во-первых, Россия тратит очень большие средства на государственную науку. Отдачи от этого очень мало. Что касается доли России на рынке высокотехнологической продукции, то они в основном ничтожны. Высокотехнологическая продукция является очень небольшой частью российского экспорта. С другой стороны, частный сектор очень мало вкладывает в НИОКР. Его уровень, на наш взгляд, тоже нужно очень сильно повысить.

Добавим немного цифр. По данным ОЭСР, более 60 процентов финансирования научно-исследовательских разработок в России на сегодняшний день осуществляется за счет государства, и только третья часть инвестиций в эту сферу поступает от предпринимательского сектора. Для сравнения: в Германии почти две трети приходится именно на бизнес, в США – мировом чемпионе по инновациям – доля частных инвестиций в общих затратах на инновационную деятельность также превышает 60 процентов. Словом, для экономики, основанной на знаниях, характерна совершенно очевидная тенденция: бизнес несет основные расходы на инновации. В России для формирования такой философии бизнеса…

Рамочные условия необходимы.

подчеркивает Билл Томпсон. То есть создание здорового инвестиционного климата, структурная перестройка, обеспечение верховенства закона и так далее… В общем, имеется в виду фундамент здоровой экономической системы. Далее эксперт Организации экономического сотрудничества и развития останавливается на чисто прикладной науке.

Бизнес пока занимается имитацией в основном. Но придет время, когда он будет заинтересован в том, чтобы заниматься собственными инновациями. И здесь мы думаем, что нужно снизить, в первую очередь, налоговые барьеры, которые сейчас мешают развитию НИОКР в частном секторе. Во-вторых, необходимо способствовать появлению и развитию новых инновационных предприятий.

Существенный вклад вносят и иностранные компании, прежде всего те, которые открывают на местном рынке центры научных исследований и разработок.

Иностранные инвестиции именно в сферу НИОКР очень часто приносят так называемые « spillovers », положительные побочные эффекты, потому что они способствуют развитию сектора, который всё-таки в долгосрочном плане будет работать на национальную экономику. Ведь они вкладывают деньги, в первую очередь, в развитие научного потенциала, человеческого капитала, и так далее.

Правда, если с инвестиционным климатом в России дела обстоят по-прежнему сложно, то уж в области финансирования высокорискованных проектов, какими являются инновационные, ситуация на сегодня еще хуже. Создание и использование венчурных фондов для России пока, скорее, целина. Объем инвестиций венчурных фондов в экономику России составляет 0,1 процента от общего объема инвестиций в основной капитал. По сравнению с развитыми странами - это, конечно, мизерная доля. Однако, справедливости ради, необходимо заметить: что касается инноваций в целом, то тут вообще сложно говорить о заимствовании какого-либо опыта. Эксперт Организации экономического сотрудничества и развития, объединяющей 35 ведущих промышленных государств мира, напоминает, что…

И наши страны-члены всячески пытаются поощрять инновации. Они в этом очень заинтересованы, ведь все понимают, что это важный вопрос для конкурентоспособности любого государства. А всё-таки, проведя широкомасштабные исследования по многим странам за период более чем в 30 лет, мы сейчас так хорошо и не знаем, как же стимулировать инновации. Извлечь из этого опыта четкие, ясные, простые уроки нельзя.

Так что приходится накапливать собственный опыт. Причем делать это надо как можно скорее, уверен Билл Томпсон.

Если мы все оставим так, как есть, и подождем еще пять лет, то положение будет хуже, потенциала – меньше, и сделать предстоит тогда еще больше.

В настоящее время России, по мнению эксперта ОЭСР, следует особое внимание уделить повышению конкурентоспособности информационно-телекоммуникацонной отрасли. По оценкам Организации экономического сотрудничества и развития, именно эта сфера обладает одним из самых больших потенциалов реализации конкурентных преимуществ России на мировом рынке инноваций. Правда, с осознанием открывающихся возможностей пока есть серьезные проблемы.

В России есть убеждение, что только крупные концерны могут конкурировать на мировых рынках. Конечно, России хотелось бы иметь крупные концерны, которые занимали бы большую долю на мировых рынках не только сырьевых товаров, но и иной продукции. Но всё-таки, как я понимаю развитие сектора ИКТ, не исключено, что достаточно небольшая компания, которая найдет свою нишу, может долго и успешно развиваться. Конечно, такие компании не делают экономической погоды в России. Отрасль, объемы экспорта которой превышают только один миллиард долларов, не будет решающей для развития российской экономки. Но нельзя сказать, что если не будет создан свой Microsoft, то у России нет никакого будущего в сфере ИТ.

Будущее у России есть и в целом на мировом рынке инноваций, по крайней мере, в этом уверен мой собеседник, эксперт Организации экономического сотрудничества и развития Билл Томпсон.

Придет время, когда Россия будет значительно ближе к передовым экономикам и обязательно будет заниматься собственными технологиями. Зачем ликвидировать или, что еще хуже, дать разложиться существующему потенциалу, который потом придется создавать заново. Поскольку этот потенциал есть - и человеческий, и технологический - мы понимаем, что было бы целесообразно работать на те меры и реформы, которые в дальнейшем способствовали бы развитию по этому пути. К тому же, в определенных секторах Россия находится на достаточно высоком по международным стандартам уровне. К примеру, в авиации. Нельзя лишать себя такого потенциала НИОКР.