1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Репортаж из немецкой тюрьмы для совершеннолетних

В Германии за политические убеждения никого, в том числе и молодежь, давно не преследуют. Тем не менее, и здесь находятся молодые люди, свободу которых власти вынуждены ограничивать.

Обычно, все начинается весело и непринужденно. Сначала с друзьями где-нибудь распивается первое пиво, а потом молодых людей, что называется, несет на подвиги. Как объяснить молодому человеку, что можно, а что нет? Как убедить малолетнего преступника, что он был не прав, и что в мире взрослых за свои поступки надо отвечать? Способ во всех странах один и тот же - лишить свободы. В Германии, как впрочем, и в Беларуси, существуют тюрьмы для несовершеннолетних.

Тюрьма, даже либеральная немецкая, все-таки остается тюрьмой. У заключенного весь день расписан по графику. Все происходит по, так называемой в тюремном жаргоне, системе «открыть дверь – закрыть дверь». Малолетнему преступнику тут постоянно напоминают, вбивают в голову то, что он не на свободе, а в тюрьме.

Мужская тюрьма для несовершеннолетних в немецком городе Зигбург. Крестообразно расположенные длинные коридоры, разделённые на секции, многочисленные двери и перегородки отделяют камеры друг от друга. Пройти из одной секции в другую можно только с надзирателем, который постоянно открывает и закрывает нещадно грохочущие, старые дверные замки.

В этих помещениях сразу же появляется легкое чувство клаустрофобии, так тут все замкнуто, сжато, закрыто.

На стенах висят картины, которые рисуют отбывающие свой срок. Все работы без исключения выполнены в ярких тонах, кажется, что они сюда не подходят. Яркие пятна странно смотрятся на тусклых, выкрашенных бледно-желтой краской стенах. Все картины будто кричат, призывая - «свобода!»

Посредине крестообразного, трехэтажного тракта сооружена стеклянная кабинка, где сидят надзиратели, отсюда они видят все, что происходит вокруг. Господин Нойфельд, тюремный администратор, открыл для меня одну из камер, чтобы я мог заглянуть внутрь.

Одна двухъярусная кровать, туалет и шкафчик. Камера пуста, в ней никто не живет. Она еще только ждет своего нового постояльца, который принесет на время своего пребывания и поставит здесь телевизор, а также украсит стены парой ярких плакатов. Как же он будет тут жить? Как выглядит нормальный день заключенного в тюрьме для несовершеннолетних? Тюремный администратор Нойфельд отвечает:

„Расписание дня у заключенных такое же, как и у нормального работающего человека на свободе. Заключенные встают рано утром, завтракают и идут на работу, на профобучение или же просто в школу. Как и у всех остальных нормальных людей, у них есть сорокапятиминутный обеденный перерыв, потом они работают до 16 часов. После окончания работы - свободное время. Парни могут заниматься спортом, смотреть телевизор, посещать кружки или друг друга. Если срок позволяет, то за время заключения некоторые из наших ребят успевают выучиться на автомеханика, лакировщика или же столяра».

За работу во время заключения все ребята получают деньги. Примерно сто евро в месяц. В общем, парни самостоятельно учатся зарабатывать на жизнь. На свободе им это поможет: познакомятся они, скажем, с девушкой. Ей надо цветочек подарить и в кино сводить. Для этого нужны деньги, еще лучше – честно заработанные деньги.

Для того, чтобы окончательно вернуть подростков на путь истинный, помимо трудотерапии с тинэйджерами в тюрьме работают психологи и священнослужители, причем священники представляют самые разные конфессии и работают на безвозмездной основе, рассказывает господин Нойфельд:

„Мы, конечно, приветствуем то, что представители религиозных организаций работают у нас бесплатно. Ведь содержание одного заключенного и так стоит дорого: около 80 евро в день. К работе со священнослужителями мы стараемся привлечь и заключенных-иностранцев. У нас тут 68 процентов коренных немцев, 22 процента – представители других национальностей, проживающих в Германии, и 10 процентов - выходцы из бывшего СССР“.

Социальная забота и опека над заключенными сказывается на их поведении. Конфликты между парнями возникают довольно редко. Впрочем, так ли уж все благополучно в тюремной жизни, как представил господин Нойфельд, мне выяснить не удалось. С самими заключенными тюремный администратор мне под разными предлогами поговорить не дал. Я только видел этих ребят – спешащих на работу, праздно шатающихся или же собравшихся в маленькие группы, болтающих о чем-то своем – на первый взгляд, совершенно обычных ребят. О себе лично могу сказать, что когда я вновь вышел на улицу и тюремная дверь за мной захлопнулась, я почувствовал огромное облегчение. Тюрьма, пусть даже чистенькая, немецкая, с одноместными камерами и телевизором у кровати, все же остается тюрьмой.