1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Реорганизация кабинета министров ФРГ

24.11.2007

Вице-канцлер ФРГ Франц Мюнтеферинг ушел в отставку. Его место занял министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер.

default

Франк-Вальтер Штайнмайер

Он, как и его предшественник, социал-демократ и имеет несколько иные взгляды на внешнюю политику Германии, чем консервативный председатель правительства Ангела Меркель. В том числе, и на политику в отношении России.

Правительство «большой коалиции» отработало ровно половину своего легислатурного срока – два года. И ровно на пол-пути произошла его реорганизация. Ушел в отставку социал-демократический министр труда и вице-канцлер Франц Мюнтеферинг. Ушел по сугубо семейным обстоятельствам. Жена Мюнтеферинга тяжело больна, у неё рак. Перенесла несколько трудных операций, и муж – во время периода реабилитации - хочет быть с ней рядом. По-человечески совершенно понятно и можно верить Мюнтеферингу на слово:

«Причина моей отставки – чисто семейная и личная. Об этом нелегко говорить, но моя жена уже давно тяжело больна и я хочу быть рядом. Особо подчеркну: причина – чисто личная, а не политическая, потому что я понимаю, что некоторые попытаются это так интерпретировать.»

И тем не менее, для человека, который не мыслит себя вне активного участия в политическом процессе, принять такое решение было нелегко. Тот факт, однако, что в последние недели Францу Мюнтеферингу не удалось настоять ни в собственной партии, ни в правительстве на некоторых мерах, в необходимости которых он был убежден, скорее всего, облегчили ему принятие решения об отставке по семейным обстоятельствам. Его министерский пост занял управляющий делами фракции СДПГ Олаф Шольц. Эта фигура на порядок мельче. Юрист из Гамбурга когда-то был генеральным секретарем СДПГ и за свое умение как заведеный долго и гладко говорить ни о чем получил прозвище «Шольцомат». Впрочем, фронт работ ему остался небольшой – бесперспективная борьба за введение минимального размера оплаты труда немецких почтальонов. Всё остальное уже успел сделать Мюнтеферинг. А вот его пост вице-канцлера перешел к другому правительственному тяжеловесу - социал-демократическому министру иностранных дел Франку-Вальтеру Штайнмайеру. При прежней власти – под канцлером Герхардом Щрёдером – он был руководителем его ведомства в ранге министра и фактически правой рукой. Место это в правительстве важное, но не публичное. За два года на посту министра иностранных дел Штайнмайер, однако сумел изжить свои былые чиновничьи повадки и довольно уверенно держится на мировой арене. Правда, проводить самостоятельную внешнюю политику ему не очень удается. Куда бы ни отправлялся министр, канцлер Ангела Меркель там уже была и акценты расставила. Она вообще с самого начала вошла во вкус именно внешнеполитической деятельности. При этом её позиции несколько отличаются от линии министра иностранных дел. Следуя заветам своего прежнего начальника, Штайнмайер, в частности, считает ошибочным педалировать тему прав человека в отношениях с Китаем и Россией. Он осудил, например, приём, оказанный канцлером Далай Ламе. В Пекине этот факт расценили как вмешательство во внутренние дела, рассердились, отменили целый ряд двусторонних встреч на высоком уровне, а Штайнмайер заявил:

«У нас были уже куда лучшие отношения с Китаем. Нас беспокоит, что не смог состоятся визит в Пекин немецкого министра финансов, а до этого были отменены диалоги по правам человека и правовому государству. Это ошибочное развитие, с которым нельзя мириться. Мы заинтересованы в восстановлении хороших отношений с Китаем.»

Немецкого министра иностранных дел не устраивает правозащитный акцент во внешней политике канцлера Ангелы Меркель. Это касается не только Китая, но и России. В унисон со своим бывшим начальником – Герхардом Шрёдером Штайнмайер полагает, что тема прав человека, свободы печати и правового государства не должна омрачать двусторонние отношения. С большим пиететом он призывает относиться и к российской позиции по вопросу о будущей американской системе ПРО в Европе. Штайнмайер на съезде СДПГ:

«Если эти ракеты будут размещены в конфликте с Россией, то в Европе будет не больше безопасности, а больше недоразумений. По опыту мы знаем: конфликт между Россией и США, скорее, оборачивается повышенным риском для Европы, а не вносит вклад в укрепление её безопасности.»

Некоторое время назад в недрах германского МИДа была разработана своего рода новая восточная мини-политика в отношении России. Смысл доктрины сводился к формуле «сближение путем переплетения» - переплететения экономических механизмов, политических структур и государственных интересов. Ведомство федерального канцлера новую доктрину МИДа завернуло и теперь о ней не вспоминают. Ангела Меркель, в отличие от её предшественника Герхарда Шрёдера, устояла перед российскими чарами, не дала Москве себя околдовать. Оппозиция в этом противостоянии с МИДом поддерживает точку зрения канцлера. Причем, не только либералы, которые всегда считали правозащитную тематику приоритетной, но и «зеленые». Сопредседатель «зеленых» Клаудиа Рот заявила, что Ангела Меркель выгодно отличается от её предшественника Герхарда Шрёдера, который своей внешне-экономической политикой в отношении России и Китая и дефицитом интереса к публичному обсуждению прав человека нанес ущерб престижу ФРГ на мировой арене. Точки над «И» расставила сама Ангела Меркель. Отвечая на вопрос журналистов газеты «Бильд», считает ли она ошибкой приём Далай Ламы, она ответила: «Как федеральный канцлер я сама решаю, кого принимать и где. Я бы хотела, чтобы все в правительстве сплоченно отстаивали такую позицию.» Конец цитаты. Это – недвусмысленный намек в адрес её нового заместителя. И, кстати, по конституции ФРГ именно канцлер определяет основные направления политики страны, в том числе и политики внешней. Так что с назначением Франка-Вальтера Штайнмайера вице-канцлером принципиальных изменений в отношении Берлина к Москве и Пекину ожидать не следует. От «большой коалиции» теперь вообще ничего больше ожидать не стоит, разве что внутриправительственных склок. А ведь по идее, ситуация для правительства к половине его срока отрадная: экономика на подьеме, безработица сокращается. Почему же политический процесс замер?

Большую часть из того, что наметили консерваторы и социал-демократы в своем коалиционном соглашении уже сделано, из крупных проектов остался только второй этап реформы федерализма – перераспределение финансовых потоков. Но это дело фактически неподъемное. Линии фронта здесь проходят не между партиями, а между федеральными землями и центром, а также между богатыми и бедными субъектами германской федерации. Так что, скорее всего, реформу отложат до лучших времен. А что остается? Остается готовиться к предстоящим только через два года новым выборам. Оттого и взаимные упреки, атаки на партнера - будущего соперника. Оттого и напряженность внутри правительства растет. Тем более что уже в январе-феврале пройдут земельные выборы в Нижней Саксонии, Гессене и Гамбурге, где пока правят консерваторы и у социал-демократов невелики шансы их потеснить. А очень хочется. Потому и тон в отношении консерваторов они взяли более резкий. Генеральный секретарь СДПГ Хубертус Хайль назвал поведение Ангелы Меркель в вопросе о минимальном размере оплаты труда «свинством», а заместитель председателя СДПГ Андреа Налес обвинила её в нарушении данного слова. Лидер фракции Левой партии в бундестаге Оскар Лафонтен на это заметил:

«Если один из коалиционных партнеров обвиняет другого, в данном случае канцлера в том, что она не держит свои обещания, возникает вопрос, можно ли с таким председателем правительства вообще сотрудничать?»

А вот точка зрения председателя либеральной СвДП Гидо Вестервелле:

«Эта коалиция теперь просто сама себя администрирует. Её общий знаменатель – согласие в том, что согласия нет и считает большим политическим успехом тот факт, что она еще не развалилась.»

Некоторые в Германии ратуют за преждевременное расторжение правительственного союза консерваторов с социал-демократами и проведение еще раз досрочных парламентских выборов. Но беда в том, что по их итогам, скорее всего, сложится точно такая же политическая ситуация, при которой единственно возможным будет возобновление «большой коалиции» в составе ХДС/ХСС и СДПГ. И чего ради огород городить? Это понимают и обе правящие партии, а потому будут тянуть до последнего, если пользоваться немецким выражением – «колбаситься» до следующих выборов через два года. Авось к тому времени настроения избирателей изменятся. Закончу цитатой представителя третьей из оппозицонных партий, лидера «зеленой» фракции в бундестаге Ренаты Кюнаст:

«Половина легислатурного срока только-только закончилась, а уже началась предвыборная борьба. Рановато. Извольте еще, наконец, поработать.»

Новости «Русского Берлина»

В посольстве Российской федерации на Унтер-ден-Линден сформирован избирательный участок. На нем смогут проголосовать на выборах в Госдуму несколько десятков тысяч российских граждан, проживающих в регионе Берлин-Бранденбург. Активность местных россиян на выборах прошлых лет была низкой. Тем не менее внимание берлинскому электорату уделил руководитель единороссов и спикер российского парламента Борис Грызлов. В преддверии выборов он открыл в немецкой столице представительство «Единой России», посетил гимназию имени Льва Толстого, где преподавание идет на немецком и русском языках, а также встретился с группой эмигрантов. Некоторые из них, предположил Грызлов, не прочь вернуться на родину.

«Никто не агитирует... Приангарье» (аудиофайл)

Визит Грызлова в Берлин не обошелся без скандала. Его инициатором стала газета «Коммерсант». Она написала, что на встрече с соотечественниками Грызлов выступил с идеей не платить больше пенсии россиянам, проживающим за пределами России. Информация вызвала беспокойство и даже возмущение. Но этого политик не говорил.

«Есть упрощенный порядок... кормушка для многих» (аудиофайл)

То есть речь не о тех, кто переселился из России в Германию и продолжает получать заслуженную пенсию. Грызлов имел в виду исключительно жителей республик бывшего СССР, принимающих российское гражданство ради пенсии...

Германо-российский музей Карлсхорст оказался в центре внутригерманского политического противостояния. 100 правых экстремистов провели у здания музея манифестацию под девизом «Наши дедушки не были преступниками. Мы не были освобождены». Несколько сотен представителей левых и антифашистских групп вышли на контр-демонстрацию. Благодаря усилиям многочисленных полицейских удалось предотвратить потасовку между митингующими. Сотрудники музея вывесили на его фасаде плакат с надписью «Война на уничтожение – немцы и русские должны помнить о ней вместе». До воссоединения Германии музей в Карлсхорсте назывался музеем капитуляции фашистской Германии. Он расположен в историческом особняке, где в мае 1945 года был подписан документ о безоговорочной капитуляции «третьего рейха». Экспозиция музея посвящена событиям второй мировой войны...