1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Результаты выборов в Германии 22 сентября

Одно можно сказать с уверенностью: таких выборов в Германии не было никогда.

До самого последнего момента исход выборов был неясен. До самого последнего момента висела на волоске судьба красно-зелёной коалиции, а христианские демократы надеялись, что всё же получат право сформировать правительство. Это были выборы, которые многое сказали о состоянии немецкого общества и политической системы страны, выборы, в ходе которых избиратели со всей откровенностью выставили счёт политической элите, воздав, в общем-то, всем по заслугам. Можно ли назвать победу социал-демократов победой, а поражение христианских демократов – поражением? Что стоит за сухими цифрами?

«38 с половиной на 38 с половиной» – этот результат войдёт в историю немецкого парламентаризма как беспрецедентный. Именно таковы, после окончательно подсчёта голосов избирателей, результаты двух больших, структурообразующих партий социал-демократов, СДПГ, и христианских демократов, блока ХДС/ХСС. К избирательным урнам пришли более 79 процентов граждан страны.

В результате «ночи неопределённости», как окрестили СМИ время, пока подсчитывались последние, решающие голоса, все центральные немецкие газеты вышли с разными результатами выборов. Две из них успели ошибочно объявить христианских демократов сильнейшей фракцией в парламенте. Упрекать коллег в неточности невозможно, исход выборов действительно до последнего момента висел на волоске.

Драматическая гонка, в ходе которой противники, как хорошие скаковые лошади на финишной дистанции, до последней минуты шли голова к голове, завершилась победой СДПГ. Вот фрагмент выступления канцлера Шрёдера:

Христианско-демократический союз не добился ни одной из целей, которые он перед собой поставил. Они не стали самой сильной партией в парламенте, они не будут править. Мы стали самой сильной партией, и мы остаёмся у власти.

Слова, которым не откажешь в справедливости.

А вот что сказал журналистам противник Шрёдера, кандидат на пост канцлера от христианских демократов Эдмунд Штойбер:

Блок ХДС/ХСС является победителем этих выборов. Это большой успех христианских демократов, которым впервые с 1983-его года удалось добиться такого роста популярности. Мы набрали очки, социал-демократы их потеряли. Наша победа – это укрепление позиций буржуазного центра.

И он прав. Посмотрим внимательней на цифры и то, что за ними стоит. Лишь к утру распределение мест в парламенте страны окончательно разъяснилось: социал-демократы не являются идеологическими победителями выборов, но они остаются у власти. Коалиция СДПГ-«зелёные» получила 306 мест в Бундестаге.

За партию Герхарда Шрёдера проголосовали 38,5% избирателей - на два с половиной процента меньше, чем четыре года назад. «Де-факто» это значит, что примерно миллион 250 тысяч избирателей сочли исчерпанным тот кредит доверия, которые они выдали социал-демократической партии четыре года назад.

Куда «ушли» потерянные СДПГ голоса?
Их «поделили» между собой христианские демократы и зелёные. Христианские демократы добились точно такого же результата, как и СДПГ: ровно те же сакраментальные 38 с половиной процентов. Но это, так сказать, «другие тридцать восемь с половиной». Союз укрепил свои позиции, доверие к нему со стороны избирателей явно возросло – в цифрах это на 3,3 процента больше, чем четыре года назад. Это очень много.

Несмотря на то, что нынешняя избирательная кампания была в большой степени структурирована как противостояние двух крупных, так называемых «народных», партий – СДПГ и ХДС - и инсценирована как дуэль двух лидеров – Герхарда Шрёдера и Эдмунда Штойбера, - исход выборов решили как раз меньшие партии.

Как конечная победа социал-демократов, так и фактическое поражение христианских демократов (хоть и окрепшая, эта партия остаётся в оппозиции), были определены соответственно победой или поражением их традиционных партнёров по коалиции. Именно победа Зелёных обеспечила победу СДПГ.

Зелёные набрали почти на два процента больше голосов, чем в 98-ом году, когда они впервые оказались у власти, войдя в состав правящей коалиции. Нынешний результат - 8,6 процентов, – безусловно, укрепляет позицию «зелёных» как третьей по значению политической силы в стране. Примечательно, как партия, вышедшая из бунтарского студенческого движения 70-ых и экологического движения 80-ых годов, сумела «повзрослеть» и получить постоянную прописку в большой политике, не изменив принципам, не предав своих сторонников.

Однопартийцы встретили Йошку Фишера овациями.

Дорогие подруги и друзья, большое спасибо вам всем, наша партия продемонстрировала беспрецедентное единство и готовность к борьбе. Мы добились своей цели – набрать не менее 8 процентов голосов избирателей. И в течение предстоящих четырёх лет мы будем бороться за дальнейшее укрепление позиций нашей партии, за рост доверия к нам со стороны избирателей и избирательниц.

Многие немецкие наблюдатели назвали именно Йошку Фишера победителем выборов, наряду с Эдмундом Штойбером, противопоставив его верность антивоенным идеалам своей партии «наносному пацифизму» Герхарда Шрёдера.

Поражение же христианских демократов (с точки зрения многих наблюдателей – поражение незаслуженное) обеспечили, в свою очередь, их традиционные партнёры - либералы. Совершая в ходе избирательной кампании ошибку за ошибкой, либералы драматически теряли голоса избирателей и набрали в итоге лишь 7,4 процента – под избирательным плакатом с цифрой 18 (именно такую «процентуальную» цель ставила перед собой в начале выборной гонки либеральная партия) – лидер партии Гвидо Вествервелле имел бледный вид.

У поражения либералов есть имя: это имя одного из лидеров партии, Юргена Мёллемана. Несколько сгущая краски, можно сказать, что именно этот политик обеспечил не только поражение своей партии, но и решил в конечном итоге исход выборов. Антисемитские заявления Мёллемана скомпрометировали всех либералов, отпугнули от этой традиционной и, безусловно, демократической партии многих избирателей.

Выводы сделаны: сегодня Юрген Мёллеман распрощался со своими партийными постами, карьера в большой политике для него на этом, скорее всего, закончится. Однако с драматическим поражением либералов связан один из наиболее позитивных результатов этих выборов, показавших, что немецкие избиратели верны демократическим принципам и здравому смыслу, что, заигрывая с антисемитизмом и ксенофобией, в Германии невозможно завоевать голоса избирателей.

О том же говорит и ещё один важный результат:

не прошла в парламент Партия Демократического Социализма. Четыре года назад партия набрала 5,1 процентов голосов избирателей, таким образом, с трудом, но всё же преодолев пятипроцентный барьер. На этот раз лишь четыре процента избирателей отдали свои голоса за партию-наследницу хонеккеровской СЕПГ. Так что партия будет представлена в Бундестаге лишь двумя депутатами, прошедших по так называемым прямым мандатам.

Накануне выборов с политической карьерой был вынужден распрощаться лидер ПДС Грегор Гизи, уличённый в довольно мелочном использовании положение депутата в корыстных целях. Но, думается, не только и не столько уход Гизи стал причиной заката партии, именовавшей себя «красной зарёй»: это изменение духа времени и самоощущения восточных немцев. Результат выборов доказывает: нельзя постоянно эксплуатировать «ностальгию», набирать очки на противостоянии между новыми и старыми федеральными землями, делать политический бизнес на недовольстве жителей восточной Германии. Снижение популярности ПДС на востоке доказывает: жители восточной Германии перестали чувствовать себя гражданами второго сорта и больше не хотят быть представленными в политике в качестве некоего «угнетённого меньшинства». Новые земли всё больше чувствуют себя частью единой страны, - не в последнюю очередь это чувство было укреплено небывалым всплеском солидарности, которым жители всей Германии отреагировали на недавнее наводнение на Востоке страны.

Итак, Эдмунд Штойбер возвращается в Баварию. Герхард Шрёдер и его партнёры получают в свои руки кормило государственной власти на предстоящие четыре года. Всё указывает на то, что это будут непростые годы, – как для Германии, так и для всего остального мира. Годы больших противостояний, экономических и политических кризисов, возможно – войн. Как пишет в своём комментарии моя коллега, комментатор «Немецкой волны» Ута Тоферн,

«канцлер вступает в новый легислатурный период ослабленным. Для решения первоочередных задач, проведения срочно необходимых структурных, социальных, финансовых реформ ему не повредила бы большая поддержка избирателей. Четыре года назад Герхард Шрёдер, тогда – безусловный, сияющий победитель выборов, сказал: «Находиться у власти приятно». Теперь дело приобретает для канцлера куда более серьёзный оборот».

Кстати, о прошлых выборах: тогда Герхард Шрёдер, победа которого положила конец шестнадцатилетней эре Гельмута Коля, шутливо заявил – «я, де, столько у власти не собираюсь находиться, мне хватит и восьми лет». Что скажет Герхард Шрёдер сегодня? Собирается ли он добровольно выпустить власть из своих рук в 2006-ом году?

Вы знаете, после прошедшей ночи я только-только вошёл во вкус. Что же: как говорит «кайзер Франц», Франц Беккенбауэр: «Там посмотрим».

Что же: поживём – увидим.