1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Режиссер Николай Хомерики: "Хочу снимать на Луне"

Режиссер Николай Хомерики, несмотря на молодость, является ветераном Каннского фестиваля, но впервые привозит свой фильм в Германию. Мы вывели Николая "из темноты" кинозала на свет...

Режиссер Николай Хомерики в висбаденском кафе

С режиссером "Сказки про темноту" Николаем Хомерики мы встретились в фойе кинотеатра "Калигари" в Висбадене. Договорились поговорить на свежем воздухе и вышли "из темноты", благо кинотеатр располагается в очень живописном месте, на центральной площади города – Марктплатц - под ратушей и собором. Местоположение давало о себе знать - два раза наш разговор прерывался колоколом, причем первый раз, когда прозвучало словосочетание "российское кино". "Это колокол тревоги: что с ним будет?" - заметил Николай. Второй раз перезвон оборвал на полуслове фразу "моя гражданская позиция..." - очевидно, как напоминание свыше о том, что разговаривать с Николаем Хомерики следует, в первую очередь, все же об искусстве и о женщинах.

Познакомится или нет?

"Сказка про темноту" - фильм, который режиссер привез на фестиваль ''GoEast" в Висбаден, - является, по его лаконичному определению, историей об одинокой женщине, которая работает в милиции. Будучи наслышан из уст критиков о "точном попадании в женский характер", я ожидал увидеть перед собой гуру, у которого есть ключ к любой женской психологии. Начало разговора этот тезис не подтвердило. Николай Хомерики заметил, что женское поведение не отличается логикой: они очень редко говорят, что думают и думают, что говорят. Зато женщина очень кинематографична, потому что ее можно посадить на стул, снимать полтора часа - вот и фильм готов.

Film Tale in the Darkness Flash

"Сказка про темноту": одинокая женщина желает познакомиться

О своем фильме Хомерики говорит, не повышая тона: мол, картина похожа на фильм "Одинокая женщина желает познакомиться". А познакомится она в итоге или нет - смотрите фильм до конца. Однако то, что у режиссера Хомерики определенно есть свой подход к женщинам, выясняется очень быстро. "Вот я снял в фильме жену губернатора Владивостока, - рассказывает он. - Можно подумать, что я сделал это из-за ее положения. Ничего подобного. Она предлагала любую помощь, лишь бы я ее не снимал. Очень боялась и очень не хотела сниматься".

Делаю то, что не умею

По мнению Хомерики, многие режиссеры, российские и не только, те же китайские и корейские, будучи кинематографически интеллектуально развиты, занимаются стилизациями, то есть специально пытаются сделать красиво или жестко. Он же борется с этим и вставляет эпизоды, ломающие стилистическую красоту фильма. "Я мог бы совершенно спокойно всю жизнь снимать красивые черно-белые фильмы, и они тоже пользовались бы успехом", - говорит режиссер.

Его новая картина - скорее, того типа, который обычно называют "чернухой". "Стоит сделать кино об обыденной жизни, о том, чего стараются не замечать, сразу попадаешь в эту дурацкую категорию", - грустно говорит Николай. Есть еще один термин, которого он не признает: "артхаус". А этот термин не употребляет в Висбадене только ленивый ("мейнстриму" сюда путь заказан).

Немецкая сдержанность

Режиссер в Висбадене в первый раз. Он говорит о немецкой сдержанности и особой вдумчивости, ему кажется, что именно здесь находится его зритель. За столиками в этот весенний день среди зелени, в тени неоготического собора (самое высокое здание в Висбадене), сидят и негромко разговаривают хорошо одетые, спокойные люди. "Вся история, которая генетически сидит в этом народе, история в хорошем смысле, то есть любимые мной композиторы, философы, - вся эта культурная нить должна им помочь правильно понять мой фильм", - считает Хомерики.

Страдают везде одинаково

"Сказка про темноту" снималась во Владивостоке. Следующий фильм режиссера - история о машинисте метро со смертельным заболеванием - возможно, будет снят за пределами России. "Когда говорят о русском кино, постоянно делается акцент на том, как плохо живут, люди или на политическом подтексте, - замечает режиссер. - У меня уже есть какая-то внутренняя потребность показать, что я снимаю общечеловеческие истории, а люди везде одинаково страдают. Иногда думаешь: лучше на Луне снять кино, чтобы уже точно не было никакого подтекста".

И продолжает: "Подтекст на самом деле один - человек не может осознать свое место в мире и пытается делать это разными способами. А где он будет это делать – на Луне или в городе Н., для меня не имеет значения".

Автор: Дмитрий Вачедин
Редактор: Ефим Шуман

Контекст