1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема недели

Реакция мирового сообщества на события на Ближнем Востоке

26.04.02

Очередной выпуск передачи "Тема недели" мы посвятили реакции международного сообщества, в частности Германии на события на Ближнем Востоке. Поводов для этого сразу несколько: Совет Безопасности ООН подтвердил решение о направлении в лагерь палестинских беженцев Дженин на западном берегу реки Иордан специальной комиссии, которая должна на месте получить информацию о действиях израильской армии в Дженине во время недавней военной операции; верховный комиссар ООН по правам Человека Робинсон представила в Женеве доклад о ситуации на Ближнем Востоке; а в конце недели ближневосточная тема стала предметом специальных дебатов в бундестаге ФРГ, в рамках которых с правительственным заявлением выступил федеральный канцер Германии Герхард Шредер. Но начнем по порядку.

В среду в Женеве выступила верховный комиссар ООН по правам человека Мэри Робинсон, которая вновь призвала Израиль и палестинцев прекратить насилие и потребовала всестороннего расследования всех фактов нарушений прав человека, совершенных, как израильской, так и палестинской сторонами. Этому выступлению предшествовала длившаяся несколько недель дискуссия вокруг намерения госпожи Робинсон совершить визит в Израиль и в его рамках встретиться с представителями палестинского руководства. Однако израильские власти так и не выдали верховному комиссару ООН въездную визу, и Мэри Робинсон пришлось отказаться от поездки. В своем выступлении она выразила сожаление по данному поводу и указала на необходимость проверки сообщений о нарушениях прав человека на Ближнем Востоке:

"Расследование нарушений прав человека в конфликтах может иметь защитное и превентивное воздействие. Необходимо обязательно открыто указать на продолжающиеся нарушения прав человека, чтобы прекратить их. В то же время надо помочь участвующим в конфликте сторонам вернуться на путь восстановления мира".

Не получив возможности составить на месте событий собственное мнение о происходящем в зоне израильско-палестинского конфликта, Робинсон была вынуждена опираться в своем докладе на сведения из других источников: сотрудников работающих в регионе организаций ООН, Международного Красного Креста, активистов правозащитных организаций, а также на сообщения израильского посольства в Женеве.

Робинсон сухо привела статистику потерь и разрушений с обеих сторон: только за последние три недели жертвами терактов, совершенных палестинцами, стали 62 израильтянина, в то же время в ходе израильской военной операции погибло более двухсот палестинцев. На палестинских территориях было разрушено несколько сотен частных домов и общественных зданий. Кроме того, верховный комиссар ООН по правам человека указала на сообщения об издевательствах над палестинскими заключенными в израильских тюрьмах, а также об использовании израильскими солдатами палестинцев в качестве живых щитов.

В докладе говорится также об обстрелах машин скорой помощи и о трудностях с медицинским обслуживанием мирного населения в зоне конфликта. Не обошла Мэри Робинсон молчанием и события в лагере палестинских беженцев Дженин, при этом правда, она не дала им никакой оценки, отметив:

"В коротком докладе невозможно отразить в полной мере всю степень боли, страданий, унижений и отчаяния, которые доносятся до нас в сообщениях с палестинских территорий. Также невозможно отразить и всю глубину психологической травмы, гнева и страха, которые испытывают граждане Израиля в результате страшной серии взрывов, совершенных террористами-смертниками".

В жарких эмоциональных дебатах, которые последовали за докладом верховного комиссара ООН, посол Израиля Яков Леви подверг резкой критике высказывания Робинсон. По его словам, доклад получился односторонним и создает впечатление, что всю ответственность в конфликте несет только одна сторона:

"В то время как Израиль называется в этом докладе добрую дюжину раз, в документе, как мне кажется, ни разу, ни одного единственного разу не говорится о неоспоримой и ясной ответственности палестинской стороны, ее институтов, ее руководства за то, что заставило Израиль нанести ответный удар. Я имею в виду теракты, совершенные смертниками, и выстрелы снайперов в последние месяцы".

Ни какая другая страна, по словам Леви, не загонялась комиссией ООН по правам человека в подобную изоляцию и не выставлялась в роли монстра в такой степени, как сейчас это делают с Израилем. Это на долгие годы подорвало веру в комиссию ООН и в ее усилия по защите прав человека, подчеркнул израильский посол.

Ситуация на Ближнем Востоке на уходящей неделе обсуждалась также в бундестаге ФРГ. Этих дебатов в Германии ожидали с определенным напряжением, так как в стране сейчас продолжается острая дискуссия о том, как далеко Германия, учитывая ее историческую ответственность, может заходить в выражении солидарности с Израилем, а также о том, могут ли немецкие солдаты входить в состав международных миротворческих сил, если ООН примет решение направить такие силы на Ближний Восток. Однако дебаты в парламенте показали, что все представленные в нем партии едины в оценках ситуации на Ближнем Востоке. Как правящие партии, так и оппозиция однозначно заявили о поддержке права государства Израиль на существование. Федеральный канцлер Герхард Шредер сформулировал этот тезис в своем выступлении так:

"Выступление в защиту права на существование и безопасности Израиля в признанных границах было и остается непременной основой немецкой внешней политики".

Из этого принципа, по словам канцлера, вытекает обязательство Федеративной Республики Германия не участвовать в эмбарго или бойкотах Израиля, требования о которых раздаются, в частности, из зала заседаний Европейского парламента. Шредер ясно дал понять, что это относится и к спорной теме поставок вооружений Израилю. Израиль, подчеркнул Шредер, получает то, что ему необходимо для поддержания своей безопасности.

Единственно, в чем расходятся мнения правительства и оппозиции, так это в вопросе о допустимости участия немецких солдат в вероятной миротворческой операции ООН на Ближнем Востоке. Канцлер Шредер, во всяком случае, не хочет исключать такой возможности:

"На Ближнем Востоке вопрос о немецком участии в международных усилиях по обеспечению безопасности, пока на повестке дня не стоит. Однако мы осознаем нашу ответственность перед этим регионом. Мы будем также и в будущем выполнять наши международные обязательства перед содружеством государств. При этом мы будем в каждом конкретном случае принимать решение о степени нашего участия, под тем углом зрения: какой вклад мы можем внести, и какой вклад мы считаем разумным и наиболее эффективным".

Премьер-министр Баварии Эдмунд Штойбер, который впервые выступал в бундестаге в качестве кандидата от оппозиции на пост федерального канцлера, напротив, полностью исключает возможность направления немецких солдат на Ближний Восток:

"Мы готовы оказать любую политическую и гуманитарную помощь. Но с учетом нашей истории мы никогда не согласимся на участие немецких солдат в ближневосточном конфликте даже под эгидой ООН".

В то же время Штойбер, который, подобно канцлеру Шредеру, от имени оппозиционного блока ХДС/ХСС заявил о поддержке Израиля, отметил:

"Я призывают власти Израиля поддержать расследование представителей Организации Объединенных Наций в Дженине, чтобы иметь возможность опровергнуть тяжкие обвинения, выдвинутые против израильской армии".

По мнению Штойбера, такое расследование отвечает интересам Израиля. Ведь только так можно предотвратить превращение лагеря палестинских беженцев Дженин в источник новых терактов.

Министр иностранных дел Германии Йошка Фишер, выступая в парламентских дебатах, заявил, что сейчас на Ближнем Востоке необходимо в первую очередь восстановить готовность враждующих сторон возобновлению мирного диалога. В то же время он решительно высказался против звучащих в Европейском союзе предложений прибегнуть к санкциям против Израиля:

"Единственным результатом таких санкций, если ЕС решится применить их, стало бы окончательное расшатывание отношений между Европейским союзом и Израилем. Нельзя добиваться установления мира, имея дело только с самим собой. Необходимо сохранять возможность вести переговоры с обеими сторонами. Поэтому Европейский союз должен сохранять для себя такую возможность".