1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Реакции на инцидент с Викой Мороз в Вилейской школе-интернате

На данный момент девочка находится в детском специализированном учреждении Минска. Особенно остро на ситуацию с ее удержанием в Италии отреагировали белорусские опекуны вилейских детей.

10-летняя Вика Мороз вернулась в Беларусь. Казалось бы, на этом тема незаконного удержания белорусской девочки в Италии супружеской четой Джусто исчерпана. Однако в Беларуси до сих пор многие люди обсуждают произошедший инцидент. Особенно в небольшом районном центре Вилейка, откуда в Италию и приехала девочка.

В Вилейской школе-интернате для детей с патологией речи учится 196 детей из благополучных семей и 78 сирот. Из первоклашек, которые внятно не могут произнести практически ни одного слова, к десятому классу здесь вырастают дети с вполне членораздельной речью. Обычно два раза в год – на зимние и летние каникулы, ребята выезжают на оздоровление в белорусские здравницы или за рубеж. Наиболее частой страной их оздоровления является Италия. Однако нередко дети из Вилейки едут на отдых в Германию, Бельгию, Голландию и другие европейские государства. Как отразится на этих поездках инцидент, произошедший с Викой Мороз, педагоги Вилейской школы-интерната не знают. Во всяком случае, с прессой они предпочитают по этому поводу не общаться, отсылая к руководству, застать в служебных кабинетах которое не удалось. Своим мнением по поводу инцидента с Викой Мороз и информации о якобы жестоком обращении к ней в Вилейской школе-интернате с корреспондентом «Немецкой волны» согласилась поделиться специалист по охране детства Вилейского отдела народного образования. Впрочем, свое имя она также попросила не называть. По словам специалиста, сообщение о жестоком обращении с Викой в Вилейке:

«... все болезненно восприняли. Это же люди живые. Во всяком случае, я, например, никогда не слышала, чтобы, родитель отозвался плохо о школе-интернате. Дети между собой… это понимаете, это дети. Кто-то кого-то толкнул, кто-то тетрадь забрал. Но чтобы были такие уже нюансы, как здесь уже расписывали…. Я не хочу сказать, что она что-то надумала. Во-первых, это ребенок. Во-вторых, это маленький возраст. Многим детям можно что-то внушить. Это не моя компетенция, это пускай разбираются психологи. Вот девочка тут приходила на прошлой неделе в пятницу. Я говорю, Юлечка ну как тебе? Она перешла в общеобразовательную школу, областная комиссия ее вывела, у нее речь исправлена, она сейчас занимается в городской школе. Говорю: как тебе? Хорошо, я уже нашла подруг. А в интернат заходишь? Захожу, у меня там много друзей осталось. Ну и как тебе было? Хорошо. А вот Вика говорила, что там плохо было. Она так скривилась: ну это Вика говорила…»

По словам специалиста районного отдела народного образования, особенно остро на ситуацию с удержанием Вики Мороз в Италии отреагировали белорусские опекуны вилейских детей:

«Для них это вообще был стресс. Понимаете, их трясло. А вдруг ребенок бы не вернулся. И то же вот сейчас одна приходила приемная родительница. Она говорит: я больше не пущу. Я говорю: ну зачем так говорить, ну у вас же все нормально было. -- А вдруг? Я говорю: ничего, все утрясется. Ну, вы знаете, более спокойно ко всему относятся в тех группах, где дети организовано ездят и живут в лагере. Так они ездят в Германию. Они ездят туда организовано, они там в общем-то живут не по семьям. Там более такой контроль. Когда по семьям, несколько сложнее.»

Вместе с тем, специалист районо высказала свою точку зрения, что детям, у которых не нашлось опекунов в Беларуси, лучше иметь опекунов зарубежных, чем вообще никаких.

Свое мнение о ситуации в школе-интернате высказал журналист, председатель Вилейской организации Объединенной гражданской партии Владимир Малерчук:

«У меня почти все преподаватели интерната, ну большая часть интерната, половина, мои знакомые. Интернат находится рядом с моим домом. В моем подъезде живет преподаватель интерната и я вижу как общение с детьми происходит. То есть дети приходят к нему домой, они идут куда-то в поход. То есть обстановка… я не вижу такого, чтобы она была угрюмая и ненормальная. Тем более, над этим интернатом шефство взяли немцы».

По словам Владимира Малерчука, интернат находится в новом, современном здании, дети там хорошо одеваются и питаются, а в преподавательской среде вполне здоровая атмосфера. Учителя сами недоумевают, о каком плохом отношении к ребенку может идти речь. Правда, с момента начала скандала, интернат посетили несколько комиссий, проверявших учебно-воспитательный процесс, но, по данным Малерчука, каких-то серьезных нарушений они не выявили. Как считает Малерчук, причина конфликта может крыться в том, что:

«Может быть, в среде детей есть какое-то давление. Как в любой школе, как в армии, как везде. Одни считают себя умнее, сильнее и крепче, другие более некоммуникабельные, поэтому у них не очень хорошие отношения со сверстниками из-за того, что они не могут раскрыться, либо по еще каким-то причинам. Но мое мнение, что лучше, если б она была не в интернате, а была бы там. Потому что дети всегда хотят маму, папу, они хотят семью. А то, что там говорится, что издевательства и все такое, я думаю, что это надуманно конечно».