1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Ратификация Киотского протокола: "подножку" ставит Россия

С потеплением климата на планете россияне сэкономят на шубах, но сполна заплатят за катастрофические последствия, которые ожидают их страну...

default

Зачем России спекулировать на вступлении в силу протокола?

Что ни говори, а глобальное потепление обернется для России не так уж плачевно, ведь в этом случае русским не придется больше тратить уйму денег на меховые шубы, - обращаясь с такими словами к делегатам московской конференции по проблемам изменения климата на планете, российский президент Владимир Путин лишний раз продемонстрировал, что, когда выпадает такая возможность, он отнюдь не прочь пошутить.

При этом, шеф Кремля не проронил ни единого слова, когда же конкретно намерена Россия ратифицировать Киотский протокол. Так что на вопрос о том, сколько еще потребуется времени, чтобы он вступил в силу (и будет ли он реализован вообще), ответа пока не предвидится. Тем более что после отказа США подписать соглашение, принятое странами – членами Рамочной конвенции об изменении климата и ратификации его единственно государствами ЕС и Японией, последнее слово остается теперь за Москвой.

Утешая россиян, Путин не задумывается о последствиях

Путин прав: с потеплением климата на планете россияне, в самом деле, сэкономят на шубах. Однако, если учесть тот факт, что теплая зима принесет самому крупному в мире государству катастрофические последствия, то это звучит как весьма слабое утешение. Южнороссийские регионы, земли которых пока еще славятся своим плодородием, превратятся в степи и полупустыню. А когда мерзлый грунт в северных районах Сибири с потеплением станет просто болотом, тамошнюю инфраструктуру ожидает крах.

Неудивительно поэтому, что представители многих зарубежных делегаций ожидали от Путина конкретных слов – тем более что на прошлых международных саммитах российские политики постоянно заверяли, что Россия вот-вот ратифицирует Киотский протокол. На прошлогодней встрече в Кремле такое обещание дал Владимир Путин и президенту Германии Йоханнесу Рау (Johannes Rau). Теперь же, на московской международной конференции по проблемам изменения климата на планете (которую природозащитники обозначили как "антикиотское заседание"), он ясно дал понять, что не намерен ставить свою подпись под документом, принятым на конференции в Киото.

Алексей Кокорин: и все-таки надежду хоронить не стоит...

Как заявил советник Путина по делам экономики Андрей Илларионов, Киотский протокол дискриминирует его страну, и выразил недоумение по поводу того, что Китаю, стране с достаточно высоким уровнем экономического развития, в отличие от России, не вменяется в обязанность ратифицировать соглашение, принятое в Киото (как известно, в соответствии с ним, в странах с развитой промышленностью должен быть сокращен выброс в атмосферу парниковых газов).

"Принятие решения по поводу ратификации Киотского протокола на 90 процентов зависит от лично от Путина", - считает эксперт Всемирного фонда дикой природы (WWF) Алексей Кокорин. К сожалению, в окружении кремлевского лидера есть влиятельные советники, выступающие против реализации Киотского протокола. Кроме того, руководители некоторых крупных концернов, специализирующихся на переработке сырья, дабы не снизилась прибыль их предприятий, сделают все, чтобы создать заслон осуществлению соглашения, - констатирует Кокорин. По его словам, российский министр экономики Герман Греф пытается за счет спекуляции на ратификации Киотского протокола пробить России путь во Всемирную торговую организацию (ВТО), о вступлении в которую ей отказали.

Как бы то ни было, хоронить надежду на то, что Россия подпишет соглашение, пока еще слишком рано, - считает Алексей Кокорин. Хотя возможность того, что Закон о ратификации Киотского протокола еще до президентских выборов, которые состоятся в следующем году, будет представлен на рассмотрение Государственной думы, по его словам, "равна нулю". В крайнем случае, мировому сообществу следует изменить текст соглашения о защите климата на планете таким образом, чтобы оно не могло быть заблокировано США, Австралией и Россией.

Контекст