1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Личное мнение

Расширение НАТО на восток

Сегодня в нашей студии главный редактор программ «Немецкой волны» для стран Центральной и Восточной Европы Миодраг Шорич:

Вопрос Иван Иванычу: что такое НАТО? Ответ: НАТО – агрессивный милитаристский блок, раньше – противник Советского Союза, а теперь – России. Второй вопрос: Как же быть с этим блоком? Ответ: немедленно в него вступать.

Эта хохма гуляет по кремлёвским коридорам и весьма точно отражает изменившееся отношение россиян к НАТО. Ещё пять лет назад, когда к альянсу присоединились Венгрия, Польша и Чехия, Кремль не скупился на протесты. Теперь на очереди присоединение сразу семи стран, в том числе трёх бывших советских республик – Латвии, Литвы и Эстонии, – а Кремль относится к этому вроде бы совершенно спокойно. Почему, собственно говоря? Чем отличается первый этап расширения НАТО на восток от второго?

Во-первых, реально мыслящие политики в Кремле отказались от попыток сохранить миф о России как сверхдержаве. На Западе в эту «потёмкинскую деревню» давно уже никто не верил. Нескончаемая война в Чечне наглядно демонстрирует катастрофическое состояние российских вооружённых сил. Российские генералы, правда, дольше других ворчали против расширения НАТО на восток. Но теперь и они, вслед за президентом России Владимиром Путиным, отказались от своих предубеждений. Правда, заодно прагматикам в Кремле пришлось отказаться и от иллюзии, будто в НАТО может вступить и сама Россия. Тем не менее, они даже приветствуют максимально масштабное расширение альянса, причём не без задней мысли: чем больше стран входит в НАТО, тем менее дееспособен этот союз. И доля правды в этом соображении есть.

Во-вторых, первое расширение НАТО на Восток было удачно смягчено созданием так называемого «Совета НАТО-Россия». Он вполне может развиться в своего рода параллельную структуру. Тем более, что НАТО уже и сегодня является не столько военным или даже оборонительным

союзом, сколько политической организацией.

В-третьих, и это самое главное, нью-йоркская трагедия 11-го сентября 2001-го года ознаменовала собой и закат НАТО. Правда, альянс впервые за всё свою историю объявил «состояние коллективной обороны». Однако в борьбе с международным терроризмом США предпочли опереться не на НАТО, а на коалиции, которые они создают в каждом конкретном случае. Цель войны определяет коалицию, а не наоборот, – таков простой рецепт Пентагона. Это привело и к оживлению замороженного было партнёрства между Москвой и Вашингтоном – правда, ровно настолько, насколько этого требуют интересы США на очередном этапе борьбы с международным терроризмом.

Да и страны-кандидаты – Болгария, Латвия, Литва, Румыния, Словакия, Словения и Эстония – стремятся вступить в НАТО вовсе не потому, что хотели бы заполучить в союзники Германию или, скажем, Португалию. Для них НАТО – это, прежде всего, возможность заручиться политической, экономической и военной поддержкой США.

Именно новые члены НАТО и страны-кандидаты ориентируются, в первую очередь, на единственную сверхдержаву США. Спросите сегодня рядового гражданина Эстонии или России, сколько стран входят в НАТО, – он этого не знает. Но так же мало это интересует и граждан Германии, Италии или Ирландии. Ведь без Вашингтона союз НАТО практически не имел бы политического веса. Без армии США западный оборонительный альянс был бы просто недееспособен и в военном отношении. Всё это давным-давно уяснили себе и в Кремле. Поэтому в вопросах политики безопасности Москва будет впредь ещё более демонстративно добиваться сближения с Вашингтоном – если потребуется, игнорируя интересы европейских стран НАТО.

Это было личное мнение главного редактора программ «Немецкой волны» для стран Центральной и Восточной Европы Миодрага Шорича.