Распространение ислама в Западной Европе | Суть дела | DW | 31.08.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Распространение ислама в Западной Европе

30.08.2005

«Я говорю мусульманам: перестаньте чувствовать себя маргинализованным меньшинством. Проблема уже давно не в том, как интегрироваться в существующий общественный строй, а в том, как его изменить и что вы можете для этого сделать. Нам необходимо предложить этому обществу исламскую альтернативу».

Какую? И как он предлагает это сделать? – об этом и пойдёт у нас сегодня речь. Зовут этого реформатора – Тарик Рамадан. В парижских арабских предместьях его популярность можно сравнить с популярностью поп-звезды. Кассеты с его выступлениями расходятся баснословными тиражами. Между тем, он совсем не поет и не веселит народ, он – говорит, или, точнее, проповедует среди мусульманского населения Франции. Проповеди его просты, а потому он особенно популярен среди молодежи. Он взывает к чувству собственного достоинства мусульман и призывает их не чувствовать себя людьми второго сорта на христианской чужбине.

Мнения о нем разнятся кардинально. Одни считают его провозвестником нового строя и прогрессивным философом, другие религиозным фанатиком и идеологом исламизма в Европе, третьи – просто демагогом.

Карьере Тарика Рамадана мог бы позавидовать не один академический профессор. Из-под его пера вышли более десятка книг, которые переведены на 14 мировых языков. Профессию Рамадана во многом предопределило его происхождение: он – внук основателя египетской организации «Исламское братство» Хасана эль Банны.

Одни считают сторонников этой организации фундаменталистами, другие – реформаторами. Однако именно «Исламское братство» подготовило исламскую революцию 1979 года в Иране и способствовало настоящему возрождению Ислама. Сторонники «исламского братства» первыми в исламском мире заявили, что европейские идеи демократии и парламентаризма (арабо-египетский термин «гумхурия»), не только не противоречат, но даже полностью соответствуют духу Ислама. Тем не менее, организация запрещена египетскими властями, поскольку призывает к созданию в стране исламского государства.

Тарик Рамадан считает, что мирное сосуществование ислама и других религий возможно. Для этого необходимо просто синтезировать демократические ценности западного мира и многовековые традиции ислама.

Довольно долго Рамадан преподавал во Фрайбургском университете в Швейцарии философию и французскую литературу. Недавно Европейский Парламент назначил его советником по вопросам ислама, а в прошлом году университет штата Индиана предложил ему место профессора. По оценке американского журнала «Time» он входит в сотню наиболее прогрессивных мыслителей современности. Некоторые считают, что сегодняшнему миру, который разрывается между «демократическим капитализмом» Запада и религиозным традиционализмом Востока необходим именно такой человек, способный синтезировать эти полярные позиции. Дипломатия и политики не могут этого сделать.

Для самого Рамадана такая оценка его деятельности – доказательство понимания его жизненной миссии: изменить отношение к исламу в Европе. Он убежден, что ислам может стать основообразующим элементом новой Европы. Более того, именно ислам должен стать фундаментом нового западного общества, которое придёт на смену нынешнему, ослабленному борьбой за материальные ценности и утратившему свою христианскую духовную почву. В то время как Ислам и по сей день верен своей исконной идее - жизни во имя Бога и в соответствии с его учением.

В формулировках своих идей Рамадан очень осторожен, поскольку каждое его слово внимательно оценивается и той, и другой стороной.

«Я никогда не чувствовал себя в Европе человеком второго сорта из-за моего происхождения. Контакт с западной культурой всегда был для меня чем-то положительным. Эта культура никогда не угрожала моей мусульманской сущности. На собственном примере я хочу показать мусульманам, что можно быть европейцем и при этом продолжать оставаться мусульманином. Это мой основной, если хотите, фундаментальный тезис».

Быть европейцем и оставаться мусульманином – довольно сложный выбор. Многим может показаться, что совместить в себе оба, на первый взгляд, несовместимых явления – западный лаицизм и безоговорочное поклонение Корану - практически невозможно.

Основное отличие обеих позиций – свобода выбора. Если западный человек что-то выбирает постоянно на протяжении всей своей жизни, то выбор мусульманина предопределен его происхождением. Т.е. западный человек свободен верить в кого и во что угодно, а мусульманин свободен верить и служить только Аллаху.

На своих территориях обеим культурам ничто не мешает продолжать существовать так же, как и прежде (если не принимать во внимание насильственного вмешательства в государственное устройство), но когда в условиях глобализации речь заходит об интеграции мусульман в западное общество и наоборот, мы имеем примерно следующую картину.

Вместо диалога культур и толерантности возникает вакуум: исламское меньшинство все больше изолируется в диаспорах, а западное общество занимает выжидательную позицию, мол, мы всегда готовы к диалогу, созреете - приходите.

Возникшая в начале 90-х годов политика т.н. мультикультурности оправдала себя лишь частично. Примером тому может служить ситуация в крупных европейских городах – Лондоне, Париже, Берлине. Да, мирное сосуществование различных культур в этих городах доказывает, что различные культуры в состоянии «делить» жизненное пространство, однако глубокой интеграции все же не происходит.

Основной проблемой при этом является различный подход к материальным и духовным ценностям.

Приверженность западного человека материальным ценностям станет, по мнению Тарика Рамадана, причиной конца западной истории. Христианская аргументация, по его мнению, здесь бессильна. Лишь строгость исламских духовных канонов и соответствующее воспитание способны возродить Европу. При этом каждый мусульманин может внести в этот процесс свой вклад.

«Хватит изображать из себя жертву», говорит Тарик Рамадан, «пришло время широкого диалога». И предрассудкам здесь не место.

«Пора, наконец, начать принимать всерьез мусульманских сограждан. Дайте им возможность участвовать в общественной жизни, ищите с ними диалог. Мир ислама очень разнообразен. Его нельзя приравнивать к арабским диктатурам и радикальным течениям, пропагандирующим терроризм».

Проще говоря, конец западной цивилизации, о котором уже давно говорят западные философы, можно предотвратить с помощью ислама, считает Тарик Рамадан.

Тем не менее, французская общественность воспринимает его идеи в штыки. Особенно консервативная часть католической церкви. Ведь один из излюбленных аргументов Тарика Рамадана, возникающий, практически, в каждой его речи, убийственно прост: католические церкви пусты, поскольку не способны привлечь на свою сторону новую паству. Это очень вдохновляет мусульман и сильно расстраивает христианский клерус. Однако заклеймить Тарика Рамадана исламистом, призывающим к террору, также не просто. Его методы вполне соответствуют демократическим принципам западного общества. В своих речах он использует не только аргументы из исламских учений, но и часто обращается к высказываниям западных философов, например, Ницше, Шпенглера, Хайдеггера.

«На всех нас, и христианах, и мусульманах, лежит общая ответственность. Если мы хотим, чтобы в наших странах прочно обосновался плюрализм мнений, то мы, прежде всего, должны воспитывать его в себе. Необходимо знать культуру соседей, иначе невозможно познать достоинство и мировосприятие людей. Тем не менее, нельзя забывать, что НАШИ миры сильно изменились за последнее время. Монокультурного общества, изолированного, отделённого от всех государственными границами больше не существует. Германии, например, сегодня необходимо понимать смысл изменений, происходящих в Турции, изучать историю этой страны. И начинать необходимо со школ. Чтобы уважать ближних, надо понимать их, знать их обычаи и историю».

Вероятно, поэтому Тарик Рамадан пользуется столь широкой популярностью в мусульманских гетто. Он может спорить с христианами на их языке, используя их аргументы. При этом он остаётся «правоверным мусульманином». Не только христианский клерус, но и мусульмане называют его революционером. Первые - потому, что он призывает мусульман занять свое место в Европе, используя ослабление позиций христианской церкви; вторые – потому, что его идеи способны реформировать ислам.

Сам Тарик Рамадан считает сегодняшний исламский мир довольно печальным местом. «Диктатуры порождают друг друга и становятся династиями (монархическими и республиканскими), в то время как экономическая ситуация большинства населения продолжает ухудшаться. Печальная реальность, печальная судьба». Рамадан вполне понимает тех из своих собратьев-мусульман, которые ищут виновных в своём плачевном состоянии среди богатых западных эксплуататоров. Однако он категорически отрицает вооруженное противостояние, впрочем, также как и подчинение «расплывчатой концепции западной демократии».

Рамадан предлагает свою альтернативу, находящуюся по другую сторону зашедшей в тупик дискуссии между христианским и мусульманским мирами. Он призывает мусульман к выходу из подполья, прекращению социальной и культурной изоляции. Мусульмане должны заявлять свои права на инакомыслие в Европе и не бояться связанных с этим проблем, считает он.

Идея «европейского ислама» Тарика Рамадана основывается на принципе «культуры различий». Он называет это «тихой революцией менталитета».

Вполне понятно, что подобными высказываниями Тарик Рамадан вызывает недовольство в обоих лагерях. Один из основных аргументов нападения: дед Тарика Рамадана был основателем радикальной исламистской организации «Исламское братство». Его отец также придерживался радикальных взглядов.

Такие популистские выпады вызывают в Рамадане раздражение:

«Прекратите напоминать мне об этом: я внук своего деда и сын своего отца! Однако еще никому не удавалось генетически унаследовать мысли. Я выступаю за диалог между религиями, за то, чтобы ислам и Европа смогли жить вместе. Я хочу, чтобы меня оценивали не за то, кто я или откуда я родом, а за то, чем я занимаюсь. И гены здесь абсолютно ни при чем».

Между тем, противники Тарика Рамадана считают его популистом. Вот один из примеров. В телевизионной дискуссии с министром финансов Франции Николя Саркози Рамадан не осудил мусульманскую традицию забивать камнями падших женщин, а предложил лишь ввести мораторий на это наказание. После этого его сразу же объявили лицемером, втайне жаждущим лишь установления мусульманского строя в Европе.

Тарик Рамадан смотрит на этот вопрос гораздо шире:

"Просто в угоду Западу исламский мир никогда не откажется от своих традиций, какими бы жестокими они ни были. Я могу рассказывать вам здесь все, что угодно, чтобы вас порадовать: мол, я – либеральный мусульманин, который изучал западную философию. Когда же я вернусь в исламское общество, то меня никто больше не станет слушать. Такими методами позиции сторон не изменить. Необходимо работать изнутри, ВМЕСТЕ с мусульманами. Необходимо вести дебаты о Священном писании ВМЕСТЕ с ними, особенно там, где речь идет о телесных наказаниях и казни. Какой смысл был заложен в эти главы раньше, как их необходимо понимать сегодня. И до тех пор будет действовать мораторий. Только так можно изменить менталитет!»

Это высказывание Тарика Рамадана напоминает, что перед нами профессор философии. Именно так Сократ подводил собеседника к нужным умозаключениям: не навязывая мнение, а помогая его зарождению в ходе дискуссии. Однако применение логических методов с целью реформирования традиционного исламского общества, в котором только ученые имамы имеют право толковать Священные тексты, опасно для Рамадана – исламисты могут обвинить его в ереси.

Тем не менее, Тарик Рамадан считает, что ислам способен вместить в себя и права человека, и демократию. Для этого Западу необходимо просто смириться с особенностью восточного понимания этих явлений.

"Вот уже 20 лет я убеждаю мусульман: говорите в мечети на том же языке, на каком вы разговариваете на улице. Тем, кто упрекает меня в двуличии, я говорю одно: докажите!! Но они не могут. Именно в этом и заключается мой проект: оставаться верным себе и принимать вызов. Жить с другими, чтобы еще больше узнавать себя!»

Личным примером и проповедью – именно так старается изменить мир Тарик Рамадан. При этом его задача – быть услышанным двумя разными культурами. Насколько ему это удастся, покажет время. Пока же он продолжает ездить по парижским предместьям, беседовать с мусульманами и выступать по телевидению перед христианским пока еще большинством Франции….