1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Cool

Расизм, дискриминация, насилие и футбол

11.01.2003

Сегодня мы поговорим о расизме, дискриминации и насилии в футболе и вокруг него. Теория и практика футбольного хулиганства на удивление интернациональна. Почему-то именно футбол часто пробуждает в гражданах чувство патриотизма в нездоровой форме. Нормальные вроде бы работяги, школьники и студенты в критический момент, как правило, после проигранного любимой командой матча, превращаются в монстров. Подскочивший уровень адреналина, а возможно и алкоголя в крови - зовет в бой. И вот - болельщики мадридского "Атлетико" забрасывают поле дымовыми шашками, тысячи аргентинских фанатов громят сити Буэнос-Айреса, неаполитанские «тиффози» нападают на поезд с фанатами из Рима. Скандируются ругательства, орутся хулиганские песни, летят дымовые шашки, камни и бутылки... Знакомая картина, не правда ли? Недаром испанский писатель Франсиско Умбраль считал футбол имитацией военных действий с расстрелом ... вратаря. Современная психология утверждает, правда, что футбол это - своего рода ритуал, в котором агрессия человека как биологического вида направляется по безопасному пути. К сожалению, путь этот безопасен не всегда и не везде. Недавно в Нюрнберге открылась передвижная выставка под названием «Стадион как место преступления». Экспозиция уже побывала в Берлине, Гамбурге, Мюнхене, Дрездене и целом ряде других городов Германии. Подготовил её «Союз активных болельщиков» – есть такое объединение неравнодушных поклонников футбола численностью в несколько тысяч. На выставке побывала Надежда Баева.

Музыка уже с порога создает атмосферу футбольного стадиона. Выставочный плакат перед входом объясняет непосвященным ведущую роль футбола в мире: футбольный стадион приравнивается к храму, ведь где ещё собирается одновременно столько людей – и при этом регулярно. Для организаторов проекта, группы немецких футбольных фанатов «BAFF» («Bündnis aktiver Fußballfans), футбол – главное в жизни.

Тео Вайс – один из инициаторов выставки. С детства он болеет за команду «Боруссия-Мёнхенгладбах». Несколько лет назад Тео переехал в Берлин, но это не мешает ему хранить верность своим кумирам. Одно только смущает Тео и друзей в футбольной субкультуре: присущая ей агрессивность, нередко пересекающаяся с расизмом и дискриминацией. На эти безобразия «БАФФ» и решил обратить внимание общественности своим выставочным проектом. Адресован он прежде всего молодёжи.

Для молодых немцев поход на футбол не менее важен, чем на дискотеку.

Я поняла это, оказавшись как-то на кельнском вокзале в день матча бундеслиги: толпы футбольных болельщиков скандировали речёвки, распевали песни и размахивали флагами любимой команды. Их нестройный, но громкий хор ещё долго доносился из открытых окон уходящего поезда. Смысл текстов меня как иностранку откровенно говоря испугал. Рассказывает Тео Вайс:

«Экспонаты выставки касаются и предрассудков по отношению к иностранцам, правого экстремизма, дискриминации женщин и сексуальных меньшинств, а также антисемитизма. Цель выставки - объяснить футбольным болельщикам, что собственно представляет собой их не обременённая саморефлексией субкультура. Всё это пение, скандирование, весь этот ксенофобский трёп происходит как бы автоматически, фанаты редко задумываются над смыслом своих песен и лозунгов или над тем, что символизируют нашивки на их одежде».

Мне стало не по себе, когда я принялась изучать лозунги на флагах, футболках, нашивках и шарфах болельщиков. Все это снаряжение «украшено» крайне агрессивными надписями в адрес команды противника – и не только его. Фанатские журналы, фрагмент мужского туалета с пошлыми надписями и список запрещенных символов – все это можно увидеть на выставке. В отдельном зале демонстрируется двухчасовой видеофильм, также посвященный теме расизма и дискриминации в футболе. Еще один стенд – с листовками и проспектами о деятельности националистических партий Германии, которые рассматривают агрессивных футбольных болельщиков в качестве потенциальных сторонников.

Рассказывает Тео Вайс:

«Несмотря на то, что националистическим партиям в прошлом не удалось навязать свою идеологию большому количеству людей, идеи эти все же имеют определенное влияние и в наши дни. Ведь все знают, что футбольный стадион – это мужской мир, в котором подчас царит шовинистическая атмосфера. Вошедшие в раж болельщики склонны к насилию и лозунги националистов легко находят здесь сочувствующих».

Посреди экспозиции стоит мусорное ведро, в которое организаторы выставки предлагают посетителям бросить что-нибудь из своей личных фанатских аксессуаров по принципу: «Я понял, что был не прав».

Правда, на дне ведра лежала лишь одна маленькая нашивка с надписью: «Я горжусь быть немцем».

Первые клубы болельщиков праворадикальной ориентации появились в начале 80-х годов. Наиболее дурную славу снискал клуб болельщиков «Borussen-Front» из Дортмунда. Правда, на сегодняшний день воинственные «боруссы» немного поумерили свой пыл. Интересен раздел опознавательных знаков неонацистов. Например, число «88» на нашивке – это зашифрованное приветствие «Хайль Гитлер», поскольку в немецком написании оба эти слова начинаются на букву «Ха» – восьмую букву в алфавите.

На первый взгляд между культом футбола и культом фюрера взаимосвязь проследить не так легко. Скорее всего среди футбольных болельщиков правых радикалов не намного больше, чем в среднем по стране. И для неонацистов – футбол – возможность общаться. Спросим совета у эксперта. Профессор Ганноверского университета Гунтер Пильц – ведущий специалист в области социологии насилия рассказывает:

«Ситуацию в Ганновере можно рассмотреть на двух примерах. Существует довольно большая группа девочек, которые являются на стадион с огромным транспарантом, надпись на котором гласит - “BMD”. Они утверждают, что это якобы расшифровывается как “Der beste Mob Deutschlands”, то есть - «Лучший сброд Германии». Но в интернетовском чате девушки признались, что на самом деле надпись расшифровывается, как «Союз немецких девушек». Была такая организация в «третьем рейхе», идеи которой эти девушки, очевидно, разделяют. То есть, когда видишь этот плакат, в принципе, сразу понимаешь, с чем ассоциировать эти три буквы. Это всего лишь намёк, жест, но тот, кто хочет – поймёт. Запретить подобное - невозможно. Или, другой пример: в Ганновере долгое время был популярен фанатский шарф с надписью готической вязью – «Ганновер 96 – чемпион рейха 38-го года». Расцветка шарфа соответствовала цветам военного знамени рейха. И этот шарф можно было свободно приобрести на стадионе. Хотя понятно, что цвета его отличались от привычных цветов эмблемы клуба и год был выбран совершенно однозначно – 38-ой, а не скажем 54-й, в котором «Ганновер» тоже был чемпионом Германии. Надев такой шарф, болельщик делает совершенно однозначное высказывание. Надо сказать, что в целом немецкие праворадикальные болельщики не очень агрессивны, но прибегая к подобным уловкам, они демонстрируют своё присутствие. В прошлом нацисты на стадионе были абсолютным меньшинством. К тому же, это были главным образом асоциальные элементы, выходцы из низов, из малообеспеченных слоёв, безработные. Сегодня публика уже другая - это и школьники, и гимназисты, и студенты. То есть, субкультура праворадикальных фанатов приобретает совершенно новое качество. Нынешнее поколение распространяет праворадикальные идеи куда интеллигентнее и изощрённее, по крайней мере на западе Германии».

Тео Вайс что-то мастерит рядом с футбольными воротами: «Выставку надо постоянно обновлять, чтобы посетители видели, что тема сохраняет актуальность», – поясняет 39-летний берлинец, приклеивая очередную газетную вырезку на стенд. Рядом можно увидеть фотографии футбольных знаменитостей. В руках у них плакат с надписью: «Расизму – красную карточку!». Как ни странно, у руководства Федерации Футбола Германии концепция выставочного проекта вызвала раздражение. Оно даже аннулировало свое обещание ассигновать на нужды организаторов выставки 5 тысяч евро и обратилось к футбольным командам бундеслиги с призывом игнорировать это мероприятие. Видимо, потому, что в экспозиции цитируются ксенофобские высказывания президента федерации – Герхарда Майера-Форфельдера. Из 36 команд бундеслиги посмели «ослушаться» лишь две: гамбургская «Санкт-Паули» и «Боруссия Мёнхенгладбах».

Футбол в нацистской Германии – тема, заслуживающая отдельного внимания. Чтобы не возникло недомолвок, посмотрим, как нацисты в действительности относились к футболу. На эту тему существует достаточно литературы и исторических документов. Тем, кто владеет немецким можно порекомендовать книгу Герхарда Фишера и Ульриха Линднера “Stürmer für Hitler" - «Форварды Гитлера», вышедшую в 99-м году в издательстве «Веркштатт» в Гёттингене.

В нацистской Германии футбол стал частью государственной политики. В мае 33-го футбольные клубы получили единый устав, разработанный руководством «третьего рейха». Практически все председатели союзов были заменены на лояльных режиму членов НСДАП. Немецкий спорт был возведён в ранг дела национальной важности. Вот одна цитата из газеты тех времён: «Физические упражнения немецкого человека, чтобы приобрести культурную ценность, должны служить сохранению нашей расы и поддержанию её особенностей».

Неарийцев и идеологических противников – коммунистов, социал-демократов и прочих – поспешно выдворяли из спортивных обществ и клубов. С 6-го июня 33-го года приветствие «Хайль Гитлер» стало обязательным и для футболистов. Нацисты реорганизовали футбольные лиги, распустили многие общества и усердно переманивали лучших спортсменов из рабочих спортклубов в официальные.

Команды, в которых таких игроков было много, играли заметно лучше. Гельзенкирхенский клуб «Шальке», например, с 33-го по 44-й год 11 раз становился чемпионом Вестфалии и семь раз – чемпионом Германии. Если считать и первый «великогерманский» чемпионат в Берлине после аншлюса Австрии. В финале «Шальке» победил венскую «Адмиру» с разгромным счётом 9:0. Понятно, что успехи «рабочего» клуба «Шальке» нацисты славили как «победу рабочего класса». Игроков «Шальке», участвовавших в матче на первенство Германии, даже приняли в качестве почетных членов в СА.

Большинство футболистов «Шальке» и других клубов довольно прохладно относилось к попыткам нацистских идеологов обосновать их спортивные достижения исключительно превосходством «арийской расы». В целях пропаганды проводились специальные игры между арийцами и неарийцами. В августе 42-го команда люфтваффе «Адлер» выступила против сборной украинцев, в которой оказались многие игроки киевского «Динамо». Исход был фатальным для теории Розенберга: так называемые "расово неполноценные" выиграли со счетом 5:3. Вскоре украинских игроков арестовали и отправили в концлагерь, трое были расстреляны. По крайней мере, об этом пишут авторы книги «Форварды Гитлера».

Поскольку футбол было трудно использовать в пропагандистских целях, нацистское руководство и лично фюрер не придавали большого значения этому спорту. Мяч – круглый, в чьи ворота полетит – неизвестно.

Известно, что фюрер посетил единственный международный матч Германия-Норвегия на берлинской Олимпиаде 1936-го года. К его великому огорчению немцы продули норвежцам 0:2.

Существует также версия, по которой прохладное отношение руководства рейха к футболу было обусловлено стратегией Геббельса. Министр пропаганды, якобы, хотел гарантировать своим фольксгеноссе наряду с кинематографом ещё одну относительно свободную от идеологии культурную нишу. Футбол и кино должны были служить народу источником силы и радости для окончательной победы. Когда в 42-м году в Берлине немецкая сборная проиграла шведской со счётом 2:3, Геббельс также осознал деморализующее влияние подобных поражений. По принципу «Никто не смеет нас побеждать» – он просто-напросто запретил международные матчи в столице рейха.

Профессиональный спорт национал-социалисты запретили. Функционеры рейхсфутбола строго следили за соблюдением любительского принципа. Так, бывший игрок мюнхенской «Баварии» - Оскар Рор, перебравшийся в 33-м году в Швейцарию, где работал по найму, был объявлен предателем. Нацисты упорно преследовали Рора по той причине, что он поддался разлагающему влиянию духа «еврейского торгашества» и обратил свой спортивный талант в деньги. В 40-м году Рор был арестован в вишистской Франции и заключён в немецкий концлагерь.

Хочется надеяться, что этот небольшой экскурс в историю, поможет кому-то осознать, что идеологии и политике в спорте места нет.