1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Хроника дня

Рамзан Кадыров «созрел» до должности президента

Премьеру Чечни исполнилось 30 лет, и теперь он может баллотироваться в президенты республики. Какова вероятность того, что Кадыров станет главой государства? Интервью с обозревателем газеты «Московский комсомолец».

default

Рамзан Кадыров (слева) утверждает, что не имеет президентских амбиций

Tschechenien Soldat

Казалось бы, 30 лет - не возраст для политика. Если только этот политик не премьер-министр Чечни Рамзан Кадыров. 5 октября ему исполнилось 30 лет, и теперь Кадыров может баллотироваться в президенты республики. Какова вероятность того, что он станет главой государства, ведь сам Кадыров заявил, что ему пока рано занимать эту должность? - спросили мы обозревателя газеты «Московский комсомолец» Вадима Речкалова.

- Он уже стал главным. А все эти формальности, на мой взгляд, принципиального значения не имеют. Все его слова по поводу того, что он не хочет, что у него много других дел, вообще не нужно, на мой взгляд, не то что воспринимать всерьез, но даже и повторять.

- Как вы расцениваете влияние, которым пользуется Кадыров среди населения Чечни? Как популярность или же - как культ личности?

- У меня нет впечатления, что у Кадырова есть популярность. Популярность у Киркорова, который поехал к Кадырову на день рождения. У Кадырова роль, при которой у народа не остается никаких вариантов: либо ты подчиняешься этому человеку и выказываешь ему свою любовь, либо ты сидишь и ешь сам себя – мол, боже мой, как противно мне сейчас жить в Чечне. Это не популярность. Я не думаю, что его любят. Да и за что его любить? Чеченцы – изначально свободные люди, но они так жили. Неважно, что у одного денег побольше, чем у другого. Я не думаю, что там есть культ. Но там есть все признаки культа, иллюзия культа, которая, если долго ее поддерживать, сама культом и станет.

- Как же Москва допустила, что Рамзан Кадыров, по сути, стал безраздельно править Чечнёй?

Wladimir Putin in Grosny Tschetschenien

12 декабря 2005г. Владимир Путин на первом заседании нового парламента Чечни. Слева от него - президент Чечни Алу Алханов, справа - Рамзан Кадыров

- Как Москва малодушие допустила? Есть в Чечне президент – Алу Алханов. Президент Алханов может уволить Рамзана Кадырова росчерком пера – потому что Рамзан явно тянет на себя одеяло. Дворцовые приличия – приличия власти – Рамзан нарушал уже сотни раз: это и его более менее безобидные акции, когда он датчан выгонял, и когда про Кондопогу сказал… Таких вот неприличных выходок, с точки зрения чиновничества, бюрократии, он уже много насовершал, и за одно это его можно уволить, просто сказать: всё, увольняю - или объявляю выговор. Он этого не делает. Если Алханов этого не делает, то что могут сделать другие? Есть ключевые фигуры, которые это могут сделать – как президент Путин. Этого не делается, потому что – что будет, если не будет Рамзана?.. У нас тогда прибавится один враг – это Рамзан. И этого врага, видимо, боятся люди. Я ничего, кроме малодушия, в таком карт-бланше для Рамзана не вижу.

- Если следовать вашей логике, то получается, что остановить Кадырова может лишь его гибель. Что ждёт Чечню в этом случае?

Achmad Kadyrow Tschetschenien

Ахмад Кадыров

- Ну, не будет Рамзана, ну и что? Что стало с Чечней даже после смерти Ахмада Кадырова? Чечня будет жить своей жизнью. Это заблуждение, что на Рамзане Кадырове держится весь порядок. У чеченцев все-таки натура не рабская. Они индивидуалисты, я сам сталкивался с этим. Люди из ближайшего окружения невысокого мнения о Рамзане. Они восемь часов в сутки вылизывают его с ног до головы, а потом спокойно его при своих товарищах ругают - чтобы сохранить свое достоинство. Тут ведь что? Очевидно, что там не нужен президентский строй. Там нужен строй парламентский, то есть аналог того, что решалось несколькими фамилиями для всех остальных. Но под Кадырова-старшего сделали конституцию. Потом Кадырова убили, но конституцию же менять не будешь. Потому что Владимир Путин уже сказал, что принятие конституции – одно из наших главных достижений. Потому что какой-то комментатор, вроде меня, скажет: ну что, Владимир Владимирович, вы говорили, что это достижение, а теперь вот мы его похерили. Моих выступлений «из щели» или еще каких-то формальных обвинений в том, что мы непоследовательны, наши власти боятся больше, чем, допустим, того беспредела, который Рамзан творит в Чечне. А он и не может иначе. Силовое доминирование Рамзана в Чечне, на первый взгляд, выглядит так, что он ее держит в кулаке. На самом деле силовое решение только загоняет проблему внутрь и рождает ответный кулак, который сможет сработать через 10, 15, 50 лет против тех людей, которые тоже силовыми методами наводили здесь порядок, Тут можно только договариваться. Рамзан не тот человек – ни в силу возраста, ни в силу менталитета, ни в силу своей биографии, - который сейчас должен стоять над Чечней. Там должен быть человек гораздо более мудрый, старший. Пусть это будет русский, пусть нерусский, - это неважно. Но это должен быть человек, который может консолидировать общество. Рамзан – это человек, который не воссоединяет чеченское общество, а который возвышает себя в этом обществе, как дрессировщик. Пока у него получается. Но когда эта клетка рванет - нам ведь потом там воевать, не Рамзану же…

Контекст