1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Разочарование "Кодом да Винчи"

То, чего боялись многие критики детектива Дэна Брауна, и то, чего с нетерпением ждали десятки миллионов читателей, свершилось в четверг. В мировой прокат вышел фильм режиссера Рона Ховарда.

default

Главные герои фильма

Голливудская звезда Том Хэнкс играет в фильме роль американского специалиста по истории культуры и религии, раскрывшего мировой заговор католической церкви. Главную женскую роль – криптографа французской полиции, пращуром которой по роману оказался Иисус Христос, исполнила французская актриса Одри Тоту, прославившаяся после фильма "Амели".

Скандальная реклама

Griechenland Nonnen demonstrieren gegen Film Sakreleg

Православные монахини протестуют против фильма

Фантазии на тему земных искушений Христа сразу после выхода книги вызвали критику многих верующих. Специалисты по истории культуры лишь недоуменно поднимали брови, когда речь в романе заходила о знаменитых шедеврах живописи и архитектуры. И вот теперь настала очередь за кинокритиками. Те из них, кому довелось посмотреть фильм накануне его выхода в прокат, мягко говоря – разочарованы.

К чему тратить деньги на рекламу фильма, стоимость которого оценивается в 125 миллионов долларов, когда ее можно получить бесплатно. Перед выходом фильма на экраны кинотеатров мира скандальная критика на него, а она же лучшая реклама, сыпалась со всех сторон. Свое негодование высказывали и представители католической церкви, обвиненной в книге в мировом заговоре, и консервативной римско-католической организации Opus Dei ("Дело божье"). По роману Opus Dei чуть ли не террористическая группировка. Историков и специалистов по культуре возмутило искажение фактов, а объединение альбиносов США было обижено на то, что убийцей является альбинос.

Критики не довольны

Dan Brown

Дэн Браун

"Я могу сказать только одно: это не политический триллер, речь идет о художественных символах, искусстве и тайнах истории", - замечает автор романа Дэн Браун. А создатели фильма указывают на то, что "Код да Винчи" - ничто иное, как вымысел. Тем не менее, шумиха вокруг появления фильма в прокате поднялась гораздо более громкая, чем после выхода книги. А потому около двух тысяч журналистов, аккредитованных на Каннском кинофестивале, с нетерпением ожидали премьерного показа. С "Кода да Винчи", представленного вне конкурса, и открылся в среду вечером самый престижный кинофорум мира:

59. Filmfestspiele in Cannes

По окончании просмотра большинство сошлось во мнении, что фильм – плохой. "Он не мне не понравился", - прямо заявил кинокритик из американской газеты "Бостон глоб" Питер Браннет. Ему вторит британская журналистка Лина Хэмчау, по мнению которой диалоги в фильме отличаются редкой безвкусицей. Во время кульминационной сцены в зале раздался громкий смех. И не только в каннском Дворце фестивалей. Как поделилась с нами по дороге на Лазурный берег кинокритик Международного французского радио Инга Домбровская, побывавшая на спецпросмотре для журналистов в Париже, в тот момент, когда главная героиня узнала, что "ее пра-пра- пращур был Иисус Христос, - и все это с очень серьезной миной - в зале раздался смех и даже начали свистеть".

Достоинства "Кода да Винчи"

В тот же день, что в Каннах и в Париже, то есть накануне официального выхода в прокат, фильм показали и для эксклюзивной публики в Пекине и в Москве. В российской столице среди избранных был известный телеведущий Андрей Малахов. По его мнению, те, кто прочитал книгу Дэна Брауна, наверняка будут разочарованы, "потому что, ничего нового фильм им не показывает". Для всех остальных, по мнению российской телезвезды, авторы фильма на протяжении последнего получаса разжевывают то, что они не поняли за время просмотра. "Но это как в американских сериалах, каждую мысль нужно повторить три раза для того, чтобы все всё поняли".

Как бы там ни было, в шумихе вокруг книги и фильма "Код да Винчи" есть и положительный момент. Профессор по истории древних религий боннского университета Георг Шелльген считает, что все это привело "к своего рода религиозному ренессансу. Прежде всего, этого касается интереса к вопросам религии и веры". И возможно, выражает надежду немецкий профессор, эти вопросы будут обращены к настоящим экспертам.

Контекст