1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Размытый пунктир благих целей

В своем правительственном заявлении Ангела Меркель задала правильные вопросы, вот только ответы на них остались слишком туманными. Комментарий Бернда Ригерта.

default

Канцлер Германии Ангела Меркель в четверг выступила в германском бундестаге со своим первым правительственным заявлением по вопросам европейской политики. С особым интересом этого заявления ожидали в штаб-квартире Евросоюза в Брюсселе, ведь в будущем году Германия займет пост председателя ЕС.

Отсутствие конкретики

Требование "заново обосновать" значение Евросоюза ни для кого не стало неожиданностью. Эту идею Ангела Меркель заранее согласовала с Председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу. Кстати, оба политика уже перешли на "ты". Всего за день до Меркель сам Баррозу потребовал вдохнуть новую жизнь в проект европейской интеграции. Так что, с точки зрения Евросоюза, будущий председатель ЕС Ангела Меркель задала верные вопросы. Но сумеет ли она дать на них верные ответы?

В правительственном заявлении они были обозначены размытым пунктиром. Госпожа канцлер подтверждает свою приверженность идее принятия единой конституции Евросоюза. Но как переубедить голландцев и французов, которые в прошлом году на референдумах провалили этот проект? Вместо ответа Ангела Меркель предостерегает против излишней спешки. О какой спешке может идти речь, если в Брюсселе царит полная растерянность? Открывать очередной раунд ратификации проекта конституции в таких критически настроенных странах ЕС, как Франция, Нидерланды, Польша, Дания и Великобритания раньше 2008-го года представляется нереалистичным.

За осторожное расширение

На посту председателя ЕС Ангела Меркель, несомненно, сможет дать этому процессу новые импульсы, но ей придется дождаться исхода выборов в Нидерландах и во Франции, которые намечены на весну будущего года. А, самое, главное, открытым остается принципиальный вопрос: дополнять текст конституции, переписывать его заново или предпринять вторую попытку ратификации в неизменном виде?

Все ждали, что в своем выступлении Ангела Меркель прямо скажет, где она видит границы расширения Евросоюза. В Брюсселе знают, что она, в отличие от большинства глав государств и правительств стран ЕС, выступает против приема Турции. Но прямого ответа канцлер не дала. Из ее выступления можно было понять, что у Украины пока нет шансов на членство в ЕС, возможно разве что партнерство. А вступление балканских стран Ангела Меркель намерена обусловить жесткими критериями.

В штаб-квартире ЕС, конечно, порадовались обещанию с нового года соблюдать бюджетную дисциплину и выполнять условия Маастрихтского договора. Но уполномоченный Еврокомиссии по экономическим и финансовым делам Хоакин Альмуниа ожидал услышать конкретный планы дальнейших реформ социальной системы. Те робкие шаги, на которые до сих пор решилось федеральное правительство, в Евросоюзе считают недостаточными. Германия - самая мощная экономическая страна в ЕС. Но экономические реформы пробуксовывают. Германии еще предстоит провести перестройку экономики по примеру Австрии, Нидерландов или Швеции. Германия всеми силами тормозит такие важные начинания, как открытие общеевропейского рынка услуг или введение единой миграционной политики. Но об этих проблемах Ангела Меркель не обмолвилась ни словом.

Воспользоваться шансами

Заместитель председателя Еврокомиссии немец Гюнтер Ферхойген наверняка обрадовался тому, что Ангела Меркель намерена бороться с бюрократией в ЕС. По ее оценкам, примерно четверть всех законов, принятых ЕС, бессмысленны и бесполезны. Всего ЕС успела напринимать 80.000 законов. А неповоротливая комиссия ЕС отменила только 50. Так что работы непочатый край.

На посту председателя Евросоюза у Меркель будет в 2007-м году шанс отличиться, подстегнуть процесс европейской интеграции. Остается надеяться, что она этим шансом воспользуется. Канцлер Германии представляет крупнейшую страну ЕС. Все будет зависеть от ее способности убедить партнеров по ЕС, добиться согласия всех стран Евросоюза. А их будет уже 27.

Бернд Ригерт